Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Н

Архіеп. Никаноръ Бровковичъ († 1890 г.)
Поученіе на вечернѣ сыропустной недѣли (прощенаго воскресенья).

Отче нашъ, Иже еcи на небесѣхъ! Остави намъ долги наша, якоже и мы оставляемъ должникомъ нашимъ.

Постараемся ввести васъ въ смыслъ настоящаго дня, въ значеніе настоящей нашей печально-торжественной вечерней службы. День сей въ русскомъ глубоко-осмысленномъ просторѣчіи называется прощенымъ днемъ, прощенымъ воскресеньемъ. Называется такъ потому, что въ этотъ день православные, благочестивые, почтительные къ святоотеческимъ преданіямъ люди просятъ другъ у друга прощенія въ прегрѣшеніяхъ, содѣянныхъ за все прошлое время одними относительно другихъ. Торжественный обрядъ взаимнаго прощенія совершается нынѣ за вечернимъ богослуженіемъ. Но предваряется онъ чтеніемъ за литургіею Апостола и Евангелія и всѣмъ содержаніемъ утренняго богослуженія настоящаго прощенаго воскресенья.

Во всѣхъ этихъ богослуженіяхъ, и всенощнаго бдѣнія, и литургіи, и настоящей вечерни, проводится слѣдующая связная мысль. Всѣмъ недѣлямъ и частнѣе воскреснымъ днямъ, начиная отъ недѣли Закхея мытаря и до недѣли всѣхъ святыхъ послѣ праздника Троицы, усвояются Церковію нарочитыя чтенія изъ Евангелія и особыя священныя воспоминанія. Въ ряду прочихъ недѣль, сему прощеному воскресенію усвояется воспоминаніе паденія Адамова.

Зачѣмъ же сему предпостному дню усвоено воспоминаніе именно паденія Адамова? Въ дневномъ синаксарѣ это объясняется такъ: «въ сей день творимъ воспоминаніе испаденія первозданнаго Адама отъ райскія пищи, еже божественніи святіи отцы наши вчинили прежде святыя четыредесятницы, показуя тѣмъ, елико постная лѣчба», т. е. леченье постомъ, «человѣческому естеству полезна; елико Адамъ злопострада отъ того, что не постился. Не сохранилъ онъ первое доброе человѣкамъ Божіе заповѣданіе о постѣ, но покорившись чреву, паче же прелестнику змію чрезъ Еву, не только не сталъ богомъ, но и смерть привлекъ и пагубу всему своему роду причинилъ. Преступивъ Божію заповѣдь, Адамъ и смертною облекся плотію, и навлекши на себя клятву былъ изгнанъ изъ рая, и пламенному оружію повелѣно хранити райскія врата. Адамъ же, сѣдя прямо противъ рая, плакалъ и рыдалъ, коликихъ благъ лишился за то, что въ свое время не постился. А съ Адамомъ равная участь постигла и весь родъ отъ него происшедшій. Понеже убо мы столько пострадали за то, что Адамъ не постился, то и предлагается нынѣ его воспоминаніе во входѣ святыя четыредесятницы, дабы мы, поминая, елико зло введено несоблюденіемъ поста, потщились постъ радостно пріяти и сохранити, дабы обоженіе, котораго Адамъ хотѣлъ достигнуть нарушеніемъ поста, но обманулся, получить намъ рыдая и постясь и смиряясь, дондеже насъ Богъ посѣтитъ. Буди же вѣдомо, что святая и великая четыредесятница есть десятина всего лѣта. И такъ какъ отъ лѣности мы не хочемъ поститися и уклонятися отъ зла всегда, то святые Апостолы и божественные отцы предали намъ святую четыредесятницу, какъ бы нѣкую жатву душамъ, дабы мы все, что безмѣстное во все дѣто содѣяли, нынѣ очистили, будучи сокрушаемы и смиряемы постомъ».

Смыслъ сего сказанія таковъ. Адамъ былъ чистъ и святъ, жилъ въ раю въ общеніи съ Богомъ. Ему дана была заповѣдь поста, поста двоякаго, духовнаго и тѣлеснаго, тѣлеснаго — не вкушать отъ древа познанія добра и зла, а духовнаго — восходить къ Богопознанію постепенно, а не порывисто. Адамъ же не соблюлъ заповѣди поста, и вкусилъ отъ древа познанія добра и зла. Слѣдствіемъ этого было, что полнаго добра онъ не постигъ, а зло увѣдалъ и наслѣдовалъ клятву и смерть со всѣмъ родомъ своимъ. Въ прародителѣ Адамѣ мы всѣ согрѣшили и стали повинны грѣху, проклятію и смерти. Но не хотяй смерти грѣшниковъ Богъ указываетъ намъ средства избыть отъ лукаваго. Какія-жъ это средства? Постъ и молитва. Сей лукавый родъ ничимъ же исходитъ изъ насъ, токмо постомъ и молитвою. А для успѣшности молитвы необходимое условіе — всепрощеніе.

Перенесемся далѣе къ тому, что внушаетъ намъ св. Церковь нынѣ чтеннымъ на литургіи Евангеліемъ. Это самое и внушается намъ нынѣ чтеннымъ Евангеліемъ, что необходимое условіе успѣшности нашей молитвы передъ Богомъ есть всепрощеніе; что если мы желаемъ, чтобы Господь простилъ намъ грѣхи наши, то должны сами прощать другихъ. Безъ этого не получимъ прощенія. Сице (такъ) молитеся вы, — учитъ Христосъ Спаситель. Отче нашъ, Иже еси на небѣсѣхъ, да святится имя Твое, да пріидетъ царствіе Твое... И остави намъ долги наша, якоже и мы оставляемъ должникомъ нашимъ. И не введи насъ во искушеніе, но избави насъ отъ лукаваго. Это читано въ Евангеліи за литургіей вчера въ сырную субботу. А затѣмъ въ Евангеліи отъ Матѳея сряду же присовокупляется то, что читано въ нынѣшнемъ Евангеліи за литургіею: ибо если вы сами отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, — продолжаетъ Христосъ Спаситель, — отпуститъ и вамъ Отецъ вашъ небесный. Если же вы не отпущаете человѣкомъ согрѣшенія ихъ, ни Отецъ вашъ отпуститъ вамъ согрѣшеній вашихъ.

Ту же мысль обязательности взаимнаго между вѣрующими всепрощенія внушаетъ намъ и нынѣшнее чтеніе изъ Апостола, которое мы слышали за литургіею. Братіе! Часъ уже намъ отъ сна возстати. Нынѣ близко къ намъ спасеніе. Ночь прошла, а день приблизился. И такъ отложимъ дѣла темная, и облечемся въ оружіе свѣта. Какъ днемъ, будемъ вести себя благочинно, не предаваясь ни безчиннымъ пированіямъ и піянству, ни сладострастію и распутству, ни ссорамъ и зависти. Естественнаго попеченія о плоти не превращайте въ похоти. Ядущій не укоряй не ядущаго, и не ядущій не осуждай ядущаго. Ты кто осуждающій чужаго раба? Предъ своимъ господиномъ стоитъ онъ или падаетъ. И будетъ возстановленъ; ибо силенъ Богъ возставить его. А ты что осуждаешь брата твоего? Или ты что уничижаешь брата твоего? Всѣ мы предстанемъ судищу Христову и каждый отдастъ слово за себя. Тѣмже убо миръ возлюбимъ.

Такимъ образомъ во всемъ этомъ проводится единая мысль, преподается намъ единый урокъ обязательности, необходимости, благотворности взаимнаго прощенія и примиренія. Вникните. Вотъ всѣ мы пали во Адамѣ и согрѣшаемъ сами по себѣ. Всѣ имѣемъ нужду въ милости Божіей и въ прощеніи грѣховъ нашихъ. Но Богъ проститъ намъ согрѣшенія наши только тогда, если и мы отпущаемъ другимъ людямъ прегрѣшенія ихъ противъ насъ. Если же мы не прощаемъ другихъ, то и насъ Богъ не проститъ. Всѣ предстанемъ судищу Христову и каждый изъ насъ тамъ отдастъ отчетъ за себя. Послѣ этого ты кто осуждающій чужаго раба, раба Божія, такого же какъ и ты самъ? Царство Божіе есть правда и миръ и радостъ о Духѣ Святомъ. Тѣмже убо братіе миръ возлюбимъ. Если возможно, — что зависитъ отъ васъ, — со всѣми людьми миръ имѣйте. Бывайте другъ къ другу благи, милосерды, прощая другъ другу, какъ и Богъ во Христѣ прощаетъ васъ. Гнѣвайтеся и не согрѣшайте: солнце да не зайдетъ во гнѣвѣ вашемъ.

По этой заповѣди св. Апостола, чтобы солнце не заходило во гнѣвѣ нашемъ, чтобы мы ни въ одинъ день не переждали заката солнечнаго, гнѣваясь на ближняго, чтобы ни однажды не отошли ко сну, не простивпшсь со всѣми, кого оскорбили или кто насъ оскорбилъ, — по этой заповѣди Апостола установленъ Церковію особый обрядъ ежедневнаго прощенія. Именно, когда оканчивается послѣдняя дневная церковная служба такъ называемаго повечерія, то при отпустѣ повечерія священно-дѣйствующій предстоятель, сотворивъ по уставу поклонъ на землю, говоритъ братіи: благословите, отцы святіи, и простите ми грѣшному. А братія по уставу отвѣтствуетъ ему: Богъ простгтъ ти, отче святый. И по семъ сподобляются вси прощенія отъ предстоятеля, подобнѣ глаголюще: благослови, отче святый, и прости мя грѣшнаго. И отходимъ за симъ въ домы наши, а въ монастыряхъ въ келліи наши, глаголюще молитву сію, молитву прощенія всѣмъ и всему: Ненавидящихъ и обидящихъ насъ прости, Господи человѣколюбче.

Такъ взаимнымъ всепрощеніемъ повелѣно оканчивать каждый день. Такъ и совершается въ монастыряхъ общее всепрощеніе въ вечеръ каждаго дня. Въ сей же знаменательный вечеръ прощенаго воскресенья, въ преддверіи св. великаго поста, сей обрядъ взаимнаго всепрощенія совершается нарочито торжественно. Зачѣмъ это? Откуда этотъ обычай?

Припомнимъ слова синаксаря. Такъ какъ отъ лѣности мы не хочемъ поститься и устраняться отъ зла всегда, то святые Апостолы и божественные отцы предали намъ святую четыредесятницу, какъ бы нѣкую жатву душамъ, чтобы мы, сокрушаемые и смиряемые постомъ, очистили все, что за все лѣто содѣлали безмѣстнаго и сквернаго и грѣховнаго. Въ нынѣшній день наканунѣ св. четыредесятницы древніе христіане, насельники монастырей, совершивъ вечернее богослуженіе, поклонившись всей монастырской святынѣ и соутѣшившись за общею вечернею трапезою, торжественно совершали обрядъ взаимнаго прощенія, и затѣмъ расходились по пустынѣ безмолствовать и поститься въ глубокомъ уединеніи, молиться и каяться и плакать о содѣянныхъ за все прошлое время грѣхахъ. Оттуда-то возникли старинные обычаи, до сихъ поръ еще честно соблюдаемые въ нѣкоторыхъ особенно благочестивыхъ старинныхъ градахъ и весяхъ святой Руси, напримѣръ въ Москвѣ и другихъ. Тамъ православные благочестивые люди, въ сей прощеный день, ходятъ по монастырямъ, по древнимъ соборамъ; кланяются святымъ мощамъ и всякой особо-чтимой святынѣ; заходятъ принять благословеніе къ архіереямъ, предстоятелямъ церквей, благочестивымъ инокамъ, посѣщаютъ домы сродниковъ и знаемыхъ, вездѣ у всѣхъ прося прощенія и благословенія. Въ знакъ взаимнаго мира, прощенія и соутѣшенія, разсылаютъ другъ другу особые хлѣбы, которые приготовляются именно на сей день, какъ особые куличи на св. Пасху. А въ монастыряхъ, соборахъ, какъ и во всѣхъ церквахъ, совершается сей торжественный обрядъ взаимнаго прощенія, который и мы нынѣ совершаемъ. Въ монастыряхъ онъ совершается не всегда и не вездѣ въ церкви, но послѣ вечерняго богослуженія совершается въ трапезѣ, послѣ прощальнаго трапезованія, по прочтеніи тамъ же въ трапезѣ малаго повечерія. При прощеніи, въ нѣкоторыхъ монастыряхъ, соборахъ и церквахъ поются ирмосы покаяннаго канона: Помощникъ и покровитель бысть мнѣ во спасеніе, сей мой Богъ, — поются, напоминая всѣмъ и каждому, что всѣ мы согрѣшихомъ, беззаконновахомъ, неправдовахомъ предъ Богомъ нашимъ, ниже соблюдохомъ, ниже сотворихомъ, якоже заповѣдалъ есть намъ. А въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, по исконному обычаю, поется при обрядѣ прощенія Пасха, именно стихиры Пасхи: Да воскреснетъ Богъ... Пасха священная намъ днесь показася; поется не безъ цѣли, напоминая намъ, да и въ сей день, какъ въ день воскресенія, другъ друга обымемъ, рцемъ — братіе и ненавидящимъ насъ простимъ все и всѣмъ ради постившагося насъ ради, страдавшаго и воскресшаго Христа. Истинно и глубоко жаль, что эти добрые старинные обычаи исчезаютъ; исчезаютъ до того, что въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, въ нѣкоторыхъ кругахъ не остается ихъ ни слѣда. Посмотрите, разсудите, взвѣсьте, что изъ всего этого, освященнаго древностію, проникнутаго чистѣйшимъ христіанскимъ духомъ учрежденія, осталось въ нѣкоторыхъ мѣстахъ и кругахъ? Ничего святаго и духовнаго, а одно только грѣховное и плотское... Минуютъ въ сей день и вечеръ храмъ Божій, въ него и не заглянутъ, а соберутся въ храминахъ увеселеній; предаются тамъ пресыщенію всякаго рода, излишеству возбуждающихъ удовольствій и проч. и проч. Это значитъ, люди заговляются. Для чего, въ какихъ видахъ заговляются? Для того ли, чтобы поститься и молиться на завтра и дальше, каяться и плакать о грѣхахъ? Ничего не бывало. Заговляются ради самаго заговѣнья, чтобъ только сей святой христіанскій день и особенно ночь на св. четыредесятницу провести по язычески, какъ можно шумнѣе и веселѣе, только, не болѣе. Я и говорю и повторяю, что отъ древняго обычая нашихъ христолюбивыхъ отцовъ осталось въ нѣкоторыхъ кругахъ одно только языческое. Подавленное языческими обычаями, самое слово — заговѣнье потеряло свой первобытный христіанскій смыслъ. Заговѣнье — это начало говѣнья; а къ нашему язычествующему времени оно переродилось въ своемъ значеніи въ усиленное пресыщеніе всякаго рода. И вотъ послѣ проведенной по язычески ночи заговѣнья, тускнѣющія отъ безсонницы, утомленія и пресыщенія очи видятъ наконецъ мерцающее утро святаго великаго поста. Утомленные за цѣлую ночь трескомъ музыки, пусторѣчія, нерѣдко злорѣчія, шума и топота уши оглашаются подъ утро заунывнымъ звономъ великопостнаго колокола, приглашающаго къ утренней покаянной молитвѣ... Что дѣлать дальше? Усталыя ноги тащутъ бренное отяжелѣвшее тѣло, а отупѣвшія чувства влекутъ изнемогшую отъ угнетающихъ впечатлѣній душу не на утреннюю покаянную молитву, о которой и не думалось, а въ объятія тяжелаго, не освѣжающаго, не ободряющаго, но еще болѣе удручающаго, грѣшную душу сна... Самъ Спаситель предостерегаетъ: Сынъ человѣческій, второе пришедши судить насъ, обрящетъ ли вѣру въ Себя на земли? Несомнѣнно, что вѣра тускнетъ и тухнетъ, тухнетъ и въ убѣжденіяхъ и въ привязанности къ святоотеческимъ учрежденіямъ.

А говорить ли о томъ, какъ нужно поддержать святоотеческіе обычаи сего знаменательнаго прощенаго дня, какъ они благотворны, какъ психически необходимы? Говорить ли, что обязательность взаимнаго всепрощенія не есть только положительное христіанское установленіе, но и психическая необходимость, есть неутолимая потребность душъ? Какая самая закоренѣлая въ порокахъ душа не чувствовала, не чувствуетъ иногда ядовито-ѣдко нужды въ прощеніи, въ забвеніи, въ изглаженіи содѣянныхъ ею золъ и собственной порочности? Въ Апокалипсисѣ говорится: и видѣлъ я, Іоаннъ, когда сѣдящій на престолѣ Агнецъ отверзъ шестую, предпослѣднюю изъ семи печатей, и се бысть трусъ земли великій, и солнце померкло, какъ черная власяница, и луна стала какъ кровь, и звѣзды небесныя пали на землю, какъ смоковница, потрясаемая сильнымъ вѣтромъ, роняетъ незрѣлыя смоквы свои. И небо скрылось свившись, какъ свитокъ; и всякая гора и островъ двинулись съ мѣстъ своихъ. И цари земные, и вельможи, и богатые, и сильные, и всякій рабъ и всякій свободный скрылись въ пещеры и въ ущелія горъ. И говорятъ горамъ и камнямъ: падите на насъ и сокройте насъ отъ лица Сѣдящаго на престолѣ и отъ гнѣва Агнца. Ибо пришелъ великій день гнѣва Его и кто можетъ устоять?

Это — будущее, это нѣчто такое, что трудно постигнуть и предощутить, — предощутить то, какъ это мы станемъ прятать свою грѣховность отъ очей неумытнаго вѣчнаго Судіи, какъ завопимъ горамъ, чтобъ они насъ скрыли, пусть-хоть раздавятъ насъ собой и превратятъ въ пылъ и прахъ... Это для насъ впереди. Но кто уже не чувствовалъ, многіе-ль не переживали сзади въ прошломъ вотъ чего? Мятущіеся помыслы, тяжкія воспоминанія, ужасающія безотчетныя предощущенія, безнадежность въ себѣ и въ своихъ силахъ терзаютъ душу такъ, что снялъ бы черепъ съ плечъ и кинулъ бы его объ землю. А въ душѣ при этомъ раздается вопль: отцы и братія! Дайте мнѣ гробъ, выройте могилу и засыпьте меня пескомъ забвенія. Простите мнѣ всѣ, простите мнѣ все и забудьте, что я жилъ на землѣ... Это естественный, но — антихристіанскій духъ унынія. А христіанскій духъ утѣшительной христіанской надежды подсказываетъ мятущемуся, тоскующему духу: и положатъ тебя во гробъ и опустятъ въ могилу и засыплютъ пескомъ, только не забвенія, а прощенія, окутаютъ твою могилу пожеланіемъ вѣчной памяти и молитвою о упокоеніи. Всѣ все тебѣ въ могилѣ простятъ и разрѣшатъ и благословятъ тебя, какъ и ты прощаешь и разрѣшаешь и благословляешь всѣхъ. И Богъ тебя проститъ и помянетъ и упокоитъ.

Братіе! Годъ грѣшной жизни у насъ сзади. Могила на годъ къ каждому изъ насъ приблизилась. Кинемъ же въ общую могилу грѣхи прошлаго года, который для насъ умеръ, и засыплемъ ихъ тамъ пескомъ забвенія и общаго другъ другу всепрощенія. Аминь.

Источникъ: Преосвященный Никаноръ, епископъ Уфимскій. Поученіе на вечернѣ сыропустной недѣли (прощенаго воскресенья). // «Странникъ», духовный журналъ. — СПб., 1883. — Томъ I. — С. 121-128.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0