Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 23 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

М

Архіеп. Моисей Богдановъ-Платоновъ († 1834 г.)
Слово при совершеніи Вѣнчанія на царство и священнаго Мѵропомазанія Благочестивѣйшаго Государя Императора Николая Павловича и Благочестивѣйшія Государыни Императрицы Александры Ѳеодоровны, сказанное въ Новгородскомъ Софійскомъ соборѣ, Августа 28 дня 1826 года.

Бога бойтеся, Царя чтите (1 Петр. 2, 17).

Святый Апостолъ Петръ повелѣваетъ намъ сохранять двѣ главныя вещи, необходимо нужныя и для будущей и для настоящей жизни: страхъ Божій и честь Цареву; Бога бойтеся, Царя чтите. Страшитесь, какъ бы такъ сказалъ онъ, оскорбить Бога преступленіемъ закона Божія; Богъ всевѣдущъ и правосуденъ: никакое преступленіе не можетъ сокрыться отъ взора Божія, по всевѣдѣнію Божію; никакое преступленіе не можетъ остаться ненаказаннымъ, по правосудію Божію: Бога бойтеся. Царь поставляется Апостоломъ непосредственно послѣ Бога и какъ бы сравнивается съ Нимъ; и дѣйствительно, Богъ есть Царь земли и неба, Царь есть богъ земный, пріуготовляющій земнородныхъ для неба. По единой мудрой волѣ своей, онъ все еже восхощетъ, творитъ, якоже Царь обладаяй, и кто речетъ ему: что твориши? Посему честь, коея воздаяніе Царю требуетъ отъ насъ Апостолъ, не что иное быть можетъ, развѣ повиновеніе, и, какъ власти верховной и самодержавной, повиновеніе совершенное, искреннее: Царя чтите.

Страхъ Божій и повиновеніе Царю такъ соединены между собою, что въ истинномъ своемъ смыслѣ одно безъ другаго быть не можетъ. Кто имѣетъ въ себѣ страхъ Божій, тотъ имѣетъ уже, и тотъ единъ имѣетъ истинное повиновеніе Царю отъ Бога учиненному (Рим. 13, 1), повиновеніе Господа, ради (1 Петр. 2, 19), повиновеніе за совѣсть (Рим. 13, 5): и напротивъ, кто имѣетъ повиновеніе Царю, тотъ долженъ имѣть страхъ Божій; иначе повиновеніе будетъ неистинно, безполезно. Посему страхъ Божій и честь Цареву въ настоящемъ случаѣ можно соединить въ одно и назвать усерднымъ и постояннымъ повиновеніемъ Царю, которое возбуждается и сохраняется единственно страхомъ Божіимъ.

Таковое повиновеніе Царю сохранялось всегда въ сынахъ любезнаго нашего Отечества. Когда неизслѣдимый въ судьбахъ своихъ Богъ посѣтилъ Отечество наше нечаянною кончиною нашего или паче всемірнаго Отца и Благодѣтеля: что тогда дѣлали сыны Отечества нашего? что тогда дѣлали мы, царелюбивые соотечественники? Мы всѣ тогда при неописанной скорби о невозвратной потерѣ, повергались ежедневно предъ престоломъ Царя Царей, да водворитъ душу возлюбленнаго   М о н а р х а   въ селеніяхъ праведныхъ, да утѣшитъ сѣтующій   А в г у с т ѣ й ш і й   домъ, да обновитъ лице Россіи дарованіемъ ей Царя, подобнаго тому, коего она лишилась. Потомъ когда мы благоговѣйно ожидали державной воли на пріятіе вѣрноподданническаго нашего желанія и обѣтовъ; когда мы среди сего благоговѣйнаго ожиданія узрѣли, — узритъ и вся вселенная, не настоящая только, но и грядущая, — узрѣли явное Божіе благословеніе надъ   А в г у с т ѣ й ш и м ъ   И м п е р а т о р с к и м ъ   Домомъ въ безпримѣрномъ   А в г у с т ѣ й ш и х ъ   Особъ самоотверженіи отъ наслѣдованія Престола, служащемъ безсмертнымъ памятникомъ Ихъ взаимной любви и взаимнаго смиренія; послѣ сего   А в г у с т ѣ й ш а г о   и, можно сказать, сверхъ-человѣческаго прѣнія для блага Отечества, мы съ тою же готовностію спѣшили вновь изъявить и изъявили свое безпредѣльное повиновеніе Царю новому,   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш е м у   Г о с у д а р ю   Н и к о л а ю   П а в л о в и ч у.

Нынѣ, Бл. Сл., мы торжествуемъ день одной и той же радости. Нынѣ, Богомъ избранный   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш і й   Г о с у д а р ь   нашъ облекается священною силою и славою Царя, и вмѣстѣ съ   А в г у с т ѣ й ш е ю   С в о е ю   С у п р у г о ю   подъ видимымъ дѣйствіемъ Мѵропомазанія торжественно и обильно пріемлетъ невидимые дары Святаго Духа для утвержденія   С в о е г о   царствованія надъ народомъ, Богомъ же   Е м у   дарованнымъ. Нынѣ есть тотъ день, въ который мы, народъ   Е г о,   во свидѣтельствованіе своего   Е м у   безпредѣльнаго повиновенія особенно должны молить Господа, да Духъ Святый, Духъ правосудія и истины, Духъ милости и щедротъ обильно почіетъ на немъ отъ сего дне, и потомъ (1 Цар. 16, 13).

Но сверхъ нашего повиновенія   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш е м у   Г о с у д а р ю,   выражаемаго призываніемъ Самаго Бога во свидѣтеля и всеобщимъ объ   Н е м ъ,   по заповѣди Апостола (1 Тим. 2, 2), моленіемъ, должно быть еще особое повиновеніе, дѣятельное, которое свидѣтельствовало бы о истинѣ повиновенія, изъявляемаго словами. Я разумѣю здѣсь исполненіе закона отъ престола Царева исходящаго. И такъ въ честь радостнѣйшаго, нынѣ празднуемаго нами, дня царственнаго Вѣнчанія и священнаго Мѵропомазанія   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш а г о   Г о с у д а р я   И м п е р а т о р а   Н и к о л а я   П а в л о в и ч а,   и въ собственное наше назиданіе размыслимъ о исполненіи закона, — какъ самомъ вѣрномъ доказательствѣ истиннаго нашего повиновенія   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш е м у   Г о с у д а р ю.

Апостолъ Павелъ пишетъ къ Галатамъ, что люди, искупленные цѣною крови Іисуса Христа въ свободу славы чадъ Божіихъ, люди, не совершающіе плотскихъ похотей, а управляющіеся духомъ, не находятся подъ закономъ: Аще ли духомъ водими есте, нѣсте подъ закономъ (Гал. 5, 18); и потомъ исчисливъ плоды духовные, отличающіе человѣка духовнаго отъ плотскаго, говоритъ: На таковыхъ нѣсть закона (Гал. 5, 28). Въ другомъ мѣстѣ сказуетъ также намъ, что для праведника нѣтъ закона, а законъ данъ токмо грѣшникамъ. Праведнику законъ не лежитъ, но беззаконнымъ, непокорнымъ, нечестивымъ же и грѣшникамъ (1 Тим. 1, 9). При семъ не подумалъ бы кто либо, что Апостолъ Павелъ сими словами проповѣдуетъ Христіанамъ освобожденіе отъ законныхъ обязаностей, неповиновеніе властямъ или своеволіе. Нѣтъ! симъ Апостолъ научаетъ насъ, что одни токмо Христіане суть истинные исполнители закона, исповѣдующіе, что всякая душа властемъ предержащимъ да повинуется, что противляяйся власти Божію повелѣнію противляется (Рим. 13, 1-2). Симъ Апостолъ показываетъ истинное, свободное и достойное высокаго Христіанскаго званія повиновеніе властямъ, которое истинный Христіанинъ оказываетъ исполненіемъ же закона, но безъ закона, безъ обязательства, по свободной волѣ, по внутреннему побужденію. Можно и безъ закона творить дѣло законное; и напротивъ можно и исполнять законъ, и быть въ то же время беззаконнымъ. Добрѣ законъ есть, аще кто его законнѣ творитъ (1 Тим. 1, 8). Въ чемъ же состоитъ законное или истинное исполненіе закона? Всякому дѣйствію должно предшествовать познаніе; иначе дѣйствіе бываетъ неосновательно, поверхностно, часто безполезно, а иногда пагубно. Такъ и въ дѣлѣ исполненія закона должно прежде вѣрно узнать, а потомъ исполнять законъ. Посему истинно исполняютъ законъ тѣ, которые исполняютъ его по внутреннему разумѣнію закона и изъ любви къ законодателю.

Что такое законъ, исполненія коего требуютъ отъ насъ блюстители закона? Законъ есть воля законодателя, повелѣвающая или возбраняющая дѣлать что либо. Сію волю мы познаемъ или непосредственно — чрезъ глаголъ внутренній, во всѣхъ насъ находящійся; какъ обыкновенно люди духовной жизни безъ слова внѣшняго познаютъ волю Божію, и какъ въ жизни общественной люди съ особенною прозорливостію узнаютъ волю другаго также безъ слова внѣшняго: или посредственно, когда, то есть, воля сія сама по себѣ безпредѣльная, для удобнѣйшаго ея разумѣнія какъ бы сокращается и выражается словомъ или письменемъ. Изъ сего вы видите, что законъ всякій, чей бы онъ ни былъ, что бы онъ ни предписывалъ, самъ въ себѣ единый, нераздѣляемый, но по нашему разумѣнію можетъ быть и дѣйствительно есть двоякій: внутренній и внѣшній или письменный; а посему разумѣнію и исполненіе закона бываетъ также двоякое: внутреннее и внѣшнее или наружное. Такъ! есть наружные только исполнители закона; но истинное его исполненіе должно быть не только внѣшнее, но и внутреннее, какъ для благосостоянія всего Отечества, такъ и для каждаго сына Отечества.

Мы не будемъ здѣсь касаться тѣхъ, которые исполняютъ законъ безъ надлежащаго въ томъ участія ума и сердца, безъ свободнаго къ исполненію желанія, или яснѣе сказать, которые исполняя его наружно, показываютъ только другимъ исполненіе закона. Кто не знаетъ, что всѣ наружныя дѣйствія должны быть отпечаткомъ внутреннихъ; что надобно исполнять волю другихъ съ сердечнымъ расположеніемъ, безпритворно; что надобно исполнять законъ предъ другими такъ, какъ бы мы исполняли его предъ лицемъ самаго законодателя? Коснемся мало и тѣхъ, которые смотрятъ на законъ какъ на нѣчто случайное, такое, чѣмъ владыки земные обуздываютъ страсти народа для утвержденія только своего владычества. Это совершенно внѣшнее, или паче, злонамѣренное на законъ воззрѣніе. Истинный законъ хотя дается и отъ людей, но тѣмъ не менѣе есть непреложная воля Божія, необходимо входящая въ составъ предопредѣленія Божія о благоустройствѣ общественномъ, съ нарушеніемъ коей рушится благоденствіе народовъ. Но скажемъ здѣсь наипаче о тѣхъ, которые, съ намѣренія ли, или по невѣдѣнію, смотрятъ на законъ со внѣшней только стороны его, а потому и исполняютъ его наружно, не истинно.

Есть люди, которые смотрятъ на законъ весьма ограниченно, — въ извѣстномъ, не всеобщемъ смыслѣ закона; смотрятъ такъ, какъ онъ представляется съ перваго взора, безъ дальнѣйшаго объ немъ размышленія, смотрятъ только на письмя закона. Но это внѣшнее воззрѣніе на законъ, а по сему воззрѣнію и исполненіе бываетъ не истинно. Надобно входить въ разумѣніе существа закона, разумѣть духъ закона, разумѣть его во всѣхъ возможныхъ случаяхъ или отношеніяхъ; на примѣръ, законъ: не убій, надобно разумѣть въ отношеніи къ убійству не только дѣломъ, но и словомъ, даже мыслію. Кто смотритъ на законъ внутренно, тотъ старается исполнять то, что онъ по внутреннему своему побужденію находитъ добрымъ, хотя бы то было, хотя бы и не было въ законѣ письменномъ: напротивъ взирающій на законъ наружно, старается измѣнить и законъ письменный превратнымъ его изъясненіемъ по своимъ чувствованіямъ, льстящимъ самолюбію, любостяжанію или чувственности. Желаете ли знать, кто суть тѣ, которые смотрятъ на законъ внѣшно, и тѣ, которые смотрятъ на него внутренно? Кто и при возможномъ своемъ исполненіи закона, всегда безпокоится о несовершенномъ исполненіи закона, и подобно, кающемуся мытарю страшится возвесть очи свои къ Богу; тотъ смотритъ на законъ внутренно: а кто всегда готовъ засвидѣтельствовать предъ людьми свое исполненіе закона, и подобно фарисею произнесть молитву свою предъ Богомъ: нѣсмь якоже прочіи человѣцы (Лук. 18, 11); тотъ даетъ о себѣ знать, что онъ смотритъ на законъ внѣшно. Если бы случилось, что судія, яко человѣкъ, и осудилъ бы невинно исполняющаго законъ внутренно: то и тогда сей, по примѣру Іисуса Христа, не преречетъ, ниже возопіетъ противу законной власти; но успокоиваетъ себя самаго своею совѣстію; успокоиваетъ и судію равнодушнымъ перенесеніемъ невиннаго своего осужденія; можетъ случиться, что и виновный, вмѣсто котораго обвинили бы невиннаго, отъ такого великодушія, придетъ въ самаго себя и признаетъ вину свою. Что же въ семъ случаѣ дѣлаетъ повинующійся закону наружно? Таковый, не ища въ совѣсти успокоенія, дерзновенно востаетъ противъ законной власти и нерѣдко преступаетъ совершенно предѣлы повиновенія закону; таковый, и при правильномъ его осужденіи за преступленіе закона, ропщетъ на судію и выставляетъ свою невинность. И такъ кто хочетъ исполнять законъ истинно; тотъ долженъ смотрѣть на него вѣрно. Апостолъ Павелъ повелѣваетъ Христіанамъ повиноваться земной власти не предъ очами точію, какъ обыкновенно дѣлаютъ человѣкоугодницы, но яко рабамъ Христовымъ творить въ семъ волю Божію, отъ души, со благоразуміемъ служить, якоже Господу, а не яко человѣкомъ; потому что Самъ Господь потребуетъ отвѣта въ семъ повиновеніи, и кійждо, еже аще сотворитъ благое, сіе пріиметъ отъ Господа, аще рабъ, аще свободь (Ефес. 6, 6-7).

Впрочемъ исполненіе закона по истинному его разумѣнію не составляетъ еще совершеннаго исполненія закона. При семъ должно еще тебѣ, Христіанинъ, приникать въ свое сердце, дабы видѣть, чѣмъ движется оно въ исполненіи закона. Господь нашъ Іисусъ Христосъ повелѣваетъ намъ творить милостыню; но не взираетъ Господь и на нашу милостыню, когда творимъ ее, якоже лицемѣры предъ очами другихъ, да прославимся отъ человѣкъ (Матѳ. 6, 2). Болѣе всего умилостивляется Господь нашею молитвою; но не пріемлетъ Господь и нашей молитвы, когда мы, подобно лицемѣрамъ, молимся для того, да явимся молящимися человѣкамъ (Матѳ 6, 5). Всякое дѣйствіе цѣнится по его намѣренію.

Можетъ быть, Христіане, и между Христіанами, можетъ быть и между нами есть такіе, которые къ исполненію закона возбуждаются не Христіанскими побужденіями; можетъ быть возбуждаются токмо страхомъ наказанія и безчестія. Нельзя правда совершенно отвергать и сего побужденія; но нельзя совершенно и принять его не только за единственное, даже преимущественное предъ другими побужденіе. Страхъ наказанія, обуздывая страсти, производитъ токмо рабовъ; а рабы, кто не знаетъ? всегда силятся вытти изъ подъ владычества законной власти. Симъ образомъ обузданіе страстей, если только онѣ другими средствами постепенно не будутъ укрощены, не укрощаетъ оныхъ, но болѣе раздражаетъ, такъ что наконецъ онѣ разторгаютъ связующія ихъ узы, ихъ тяготившія, и бóльшею частію съ ужасными послѣдствіями. Апостолъ Павелъ по сему случаю говоритъ: Потребно повиноватися не токмо за гнѣвъ, но и за совѣсть (Рим. 13, 5), то есть, не только изъ страха наказанія, но по совѣсти. Подобнымъ образомъ исполненіе закона, возбуждаемое и поддерживаемое страхомъ безчестія, производитъ только однихъ рабовъ и еще опаснѣйшихъ, нежели каковыхъ производитъ страхъ наказанія. Страхъ безчестія, или, что то же, побужденіе исполнять законъ изъ опасенія, не быть безчестнымъ, есть тотъ же страхъ наказанія, но утонченный, и въ вѣкѣ нашемъ, къ стыду имени Христіанскаго, облагороженный. Желаешь ли, руководствующійся симъ побужденіемъ и почищающій оное сильнымъ и даже единственнымъ, желаешь ли знать: чисто ли оно, согласна ли съ духомъ истиннаго Христіанина. Вотъ какъ испытай сіе! Всѣ мы болѣе или менѣе преступаемъ законъ, то есть, на всѣхъ насъ болѣе или менѣе лежитъ безчестіе; ибо нѣсть человѣкъ, иже поживетъ день единъ, и не согрѣшитъ. Пусть въ первый разъ обличатъ тебя въ преступленіи закона, или, по твоему, въ безчестіи; пусть безчестіе сіе будетъ велико, весьма велико, всѣмъ открыто. Перенесешь ли ты оное великодушно, какъ должно перенести истинному Христіанину? или ты не переживешь его? Если ты изберешь послѣднее; то ты въ исполненіи закона водишься однимъ самолюбіемъ, которое истинный Христіанинъ долженъ умертвить въ себѣ совершенно. Ежели бы мы, руководствуясь страхомъ безчестія, переносили оное великодушно; ежели бы оно было въ сердцахъ нынѣшнихъ Христіанъ то же, что было въ сердцахъ первенствующихъ Христіанъ имя грѣха; ежели бы мы страшились самаго имени безчестія, подобно какъ они страшились имени грѣха, какъ ужаснѣйшаго наказанія, и страшились не потому, что оно оскорбляетъ наше самолюбіе, но единственно потому, что мы чрезъ него оскорбляемъ Бога, который не терпитъ въ насъ безчестія: тогда бы сіе побужденіе было истинное, достойное Христіанина, пріятное Богу и предержащей власти.

Можетъ быть есть между нами и такіе, которые повиновеніе закону основываютъ единственно на упованіи чести и выгодъ. Но и здѣсь, какъ бы сіе ни казалось кому благовиднымъ, нѣтъ истиннаго повиновенія закону. Отдалѝ сіе побужденіе; и не будетъ повиновенія. Ожиданіе чести и выгодъ, вмѣсто истинныхъ сыновъ Отечества, производитъ токмо наемниковъ, которые, если только получаютъ бóльшую мзду за нарушеніе закона, нежели какой ожидаютъ они отъ его исполненія, продаютъ и законъ и Отечество, и самихъ себя.

Истинный Христіанинъ долженъ имѣть истинное и чистое прбужденіе къ исполненію закона; онъ долженъ исполнять его изъ любви токмо къ законодателю. Поелику законодатели суть Богъ и человѣкъ, но человѣкъ особенный, высшій, и въ обществахъ человѣческихъ, по подобію Бога Вседержителя, Самодержавный, поелику Самодержцы поставляются Богомъ; поелику Божескіе законы служатъ основаніемъ человѣческихъ, а человѣческіе служатъ истолкованіемъ Божескихъ; поелику тѣ и другіе законы устремлены къ единой цѣли — къ сохраненію благосостоянія общественнаго: то въ исполненіи всякаго закона, отъ законной власти исходящаго, должно руководствоваться любовію къ Богу и Самодержцу. Но какъ самая наша любовь къ Богу и любовь къ Самодержцу свидѣтельствуется въ насъ любовію къ ближнимъ; то къ исполненію закона или нашихъ обязанностей мы должны вѣрнѣе всего руководствоваться любовію къ ближнимъ, любовію къ Отечеству. Посему если ты, Христіанинъ, всѣми своими дарами, и естественными и благодатными, всѣмъ своимъ спокойствіемъ, и самою жизнію, когда то бываемъ нужно, жертвуешь для меньшей братіи Іисусовой, для твоихъ ближнихъ, для твоего Отечества; если ты, чѣмъ болѣе предержащая власть возлагаетъ на тебя обязанностей, тѣмъ съ бóльшимъ благодушіемъ, съ бóльшею ревностію, безослабно, не извиняясь ни трудностію обязанностей, ни своею немощію, исполняешь оныя; если ты по волѣ Божіей чѣмъ выше восходишь по своимъ обязанностямъ, тѣмъ болѣе обращаешь свой взоръ долу — на своихъ собратій, для которыхъ единственно и возводишься на высоту сію; если Господь дѣлаетъ тебя бóльшимъ изъ твоей братіи, и ты, будучи таковымъ, дѣлаешься, по слову Самаго Господа, всѣмъ слугою; если ты, кто бы ты ни былъ, возложенныя на тебя для пользы Отечества обязанности исполняешь безъ личной пользы, для пользы токмо Отечества; если ты во всей силѣ чувствуешь свое самоотверженіе, яснѣйшимъ образомъ показанное тебѣ въ самоотверженіи   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш а г о   Г о с у д а р я   отъ наслѣдованія Всероссійскаго Престола: то тогда дѣла твои проистекаютъ изъ чистаго побужденія; тогда ты истинный сынъ Отечества; тогда ты, истинно повинуешься Царю своему; тогда ты истинно любишь Бога.

Христіане! взирая на образъ Іисуса Христа, намъ оставленный и для насъ единственно составленный, взирая на образъ нашего Ходатая, который творилъ во всемъ волю не свою, но волю пославшаго Отца (Іоан. 6, 38), сый Царь славы и Господь силъ исполнялъ волю властей земныхъ; который и на горькую чашу страданій испрашивалъ волю Отца, даже и тогда, когда Богъ оставилъ Его (Матѳ. 27, 47), и въ сей страшный часъ не оставилъ повиновенія, но съ послѣднимъ воздыханіемъ запечатлѣлъ оное безконечное повиновеніе всецѣлою преданностію: Отче! въ руце Твои предаю духъ Мой (Лук. 23, 46), — мы ли не будемъ всѣми силами и всѣмъ помышленіемъ стараться напечатлѣвать въ себѣ черты сего великаго образа повиновенія Христова, развѣ бы не хотѣли быть Христіанами? —

Любезные соотечественники! Мы имѣемъ еще ближайшій образъ безпредѣльнаго повиновенія волѣ Божіей въ   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш е м ъ   Г о с у д а р ѣ   нашемъ   И м п е р а т о р ѣ   Н и к о л а ѣ   П а в л о в и ч ѣ,   который при самомъ вступленіи Своемъ на Всероссійскій Престолъ, показалъ намъ Своимъ примѣромъ, что воля Царя предается вся волѣ Божіей. Слѣдовательно воля подданныхъ должна предаваться вся волѣ Царевой. Будемъ убо, сыны Богомъ благословенной Россіи, молить Господа, да сохраняется въ насъ любовь Божія, которая руководствовала бы насъ во всѣхъ нашихъ дѣйствіяхъ и помышленіяхъ; да укрѣпитъ Господь вѣрность нашу въ служеніи Отечеству; да не попуститъ быть намъ рабами и наемниками, но да пребудемъ вѣрными сынами Отечества нашего; да не будетъ ни въ комъ изъ насъ другой воли, кромѣ единой воли Отца Отечества; или паче: да сосредоточатся всѣ наши воли въ единой волѣ   Б л а г о ч е с т и в ѣ й ш а г о   Г о с у д а р я   И м п е р а т о р а   Н и к о л а я   П а в л о в и ч а.   Аминь.

Источникъ: Слово при совершеніи Вѣнчанія на царство и священнаго Мѵропомазанія Благочестивѣйшаго Государя Императора Николая Александровича и Благочестивѣйшія Государыни Императрицы Александры Ѳеодоровны, сказанное въ Новгородскомъ Софійскомъ соборѣ Преосвященнымъ Моѵсеемъ, Епископомъ Старорусскимъ, Августа 28 дня 1826 года. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — СПб.: Въ Типографiи Медицинскаго Департамента Министерства Внутреннихъ Дѣлъ. — 1826 г. — Часть XXIV. — С. 72-92.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0