Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

М

Митр. Макарій Булгаковъ († 1882 г.)
Слова и рѣчи произнесенныя въ 1841-1868 г.

Слово въ недѣлю о мытарѣ и фарисеѣ,
сказанное въ Предтеченской церкви архіерейскаго дома 12 генваря 1858 года.

Покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче!

Съ настоящаго дня св. Церковь начинаетъ приготовлять насъ къ подвигу поста и покаянія. И такъ какъ мы, немощные, не въ состояніи даже покаяться во грѣхахъ сами собою, безъ содѣйствія Божія: то прежде всего она влагаетъ въ уста каждаго изъ насъ трогательную пѣснь: «покаянія отверзи ми двери, Жизнодавче», — пѣснь, которая, огласивъ своды храмовъ нынѣ, будетъ повторяться и во всѣ послѣдующіе воскресные дни до поста и во время поста. А между тѣмъ въ каждый изъ воскресныхъ дней, предшествующихъ св. четыредесятницѣ, св. Церковь еще преподаетъ намъ особые уроки, руководствующіе насъ къ покаянію. Нынѣ такой урокъ она преподала намъ евангельскою притчею о мытарѣ и фарисеѣ. Въ лицѣ фарисея она указываетъ намъ на гордость, которая есть первое препятствіе къ истинному покаянію; въ лицѣ мытаря — на смиреніе, которое есть первое условіе къ истинному покаянію.

Въ самомъ дѣлѣ, что требуется отъ насъ, когда мы приступаемъ къ таинству покаянія? Прежде всего, чтобы мы сознали свои грѣхи, вспомнили ихъ во всей подробности, взвѣсили ихъ значеніе, силу, виновность, и вслѣдъ за тѣмъ показали искреннее сокрушеніе о нихъ, т. е. сокрушеніе о томъ, какъ глубоко мы оскорбили своими грѣхами Бога, нашего Отца и благодѣтеля, нарушая Его святую волю, оскорбили самихъ себя, унижая грѣхами свою богоподобную природу и подвергая себя ихъ гибельнымъ послѣдствіямъ, оскорбили ближнихъ своими безчисленными несправедливыми поступками. Обратитеся ко Мнѣ, заповѣдуетъ Господь, всѣмъ сердцемъ, въ постѣ и въ плачи и въ рыданіи, и расторгните сердца ваша (Іоил. 2, 12-13). Скажите-жъ, способенъ ли ко всему этому человѣкъ гордый? Способенъ ли онъ взглянуть на себя въ этомъ своемъ нравственномъ безобразіи, почувствовать свою виновность предъ Богомъ и ничтожество и возскорбѣть сердцемъ о своихъ недостойныхъ дѣлахъ? Напротивъ, онъ способенъ только услаждаться своими достоинствами, истинными или мнимыми, и всегда готовъ величаться ими не только предъ людьми, но даже предъ Богомъ, какъ и поступилъ фарисей. Вошелъ онъ въ храмъ помолиться: какъ же онъ молится? Боже, хвалу Тебѣ воздаю, яко нѣсмь, якоже прочіи человѣцы, хищницы, неправдницы, прелюбодѣе, или якоже сей мытарь. Пощуся двакраты въ субботу, десятину даю всего, елико притяжу (Лук. 18, 11-12). Очевидно, что этотъ человѣкъ, вмѣсто Бога, восхваляетъ собственно самого себя и вмѣсто того, чтобы просить Божіей милости и помощи, какъ бы выражаетъ, что онѣ ему не нужны: такъ онъ совершенъ! Гордость ослѣпляетъ человѣка и не даетъ ему видѣть себя въ настоящемъ свѣтѣ: достоинства его крайне увеличиваетъ, недостатки умаляетъ или вовсе скрываетъ И если бы несчастный захотѣлъ, въ минуты духовнаго просвѣтлѣнія, разсмотрѣть свои грѣхи, она найдетъ тысячи предлоговъ, чтобы извинить ихъ, уменьшить ихъ важность и даже представить ихъ въ качествѣ добродѣтелей. Совсѣмъ не таковы люди смиренные. И соблюдая законъ Божій, они обыкновенно говорятъ: раби неключими есмы: яко еже должни бѣхомъ сотворити, сотворихомъ (Лук. 17, 10). И стоя на высотѣ добродѣтелей, любятъ памятовать свои слабости и недостатки и созерцать глубину человѣческаго паденія. А когда дѣйствительно согрѣшаютъ: то не только не станутъ оправдывать себя или уменьшать свою виновность предъ Богомъ, напротивъ готовы преувеличивать ее и признать себя первыми грѣшниками въ мірѣ. Это естественно пробуждаетъ въ нихъ самое глубокое сокрушеніе о грѣхахъ своихъ и самое живое раскаяніе. И истинно-смиренный иногда дотого считаетъ себя недостойнымъ предъ Богомъ, что, подобно мытарю, не дерзаетъ даже очей возвесть на небо, а только, бія въ перси своя, взываетъ: Боже, милостивъ буди мнѣ грѣшнику (Лук. 18, 13).

Сознавъ свои грѣхи и искренне сокрушаясь объ нихъ, кающійся христіанинъ обязанъ еще исповѣдать эти грѣхи предъ своимъ отцемъ духовнымъ. Въ томъ нѣтъ сомнѣнія, что Господь Богъ знаетъ всѣ наши дѣла безъ всякой нашей исповѣди. Но такъ какъ Онъ благоволилъ предоставить въ Церкви своей на землѣ власть вязать и рѣшить, отпущать или не отпущать грѣхи, пастырямъ (Іоан. 20, 22-23); а пастыри, какъ люди, невсевѣдущи и должны напередъ узнать, чтó разрѣшить или не разрѣшить: то устная и самая подробная исповѣдь предъ ними необходима. Согласится ли человѣкъ гордый на такую исповѣдь? Согласится ли онъ въ уничиженномъ видѣ предстать предъ лице скромнаго служителя Церкви и открыть ему свою темную душу и недостойныя дѣла? О, скорѣе онъ вовсе не пойдетъ къ духовнику, успокоивая себя мыслію, что довольно покаяться предъ Богомъ; или если и пойдетъ, то ограничится исповѣданіемъ однихъ общихъ и самыхъ обыкновенныхъ грѣховъ, не обнаруживая своихъ сокровенныхъ и унизительныхъ злодѣяній; а если и обнаружитъ, то постарается какъ-нибудь извинить ихъ и представить въ лучшемъ видѣ. Нѣтъ, чтобы принести полное и чистосердечное исповѣданіе во грѣхахъ, необходимо гордецу прежде смириться: безъ смиренія исповѣдь невозможна. А смиренные и истинно-кающіеся не только не устыдятся обнажить свои грѣховныя язвы предъ врачами духовными, но не отказались бы обличить себя предъ цѣлымъ міромъ, какъ и случалось въ первенствующей Церкви. Тогда грѣшники приносили покаяніе всенародно: впродолженіе нѣсколькихъ мѣсяцевъ, а иногда и лѣтъ, стояли или лежали они у вратъ церковныхъ въ самомъ уничиженномъ видѣ и открывали свои злодѣянія всѣмъ, входившимъ въ церковь, прося ихъ молитвъ, пока не получали наконецъ разрѣшенія отъ духовныхъ пастырей. Вотъ на какія жертвы способно христіанское смиреніе!

Говорить ли о другихъ условіяхъ истиннаго покаянія? О живой вѣрѣ во Христа Спасителя міра, безъ которой никто и никогда не получитъ отпущенія грѣховъ, какъ бы глубоко ни каялся и ни сокрушался (Дѣян. 4, 12; Рим. 3, 28), и о твердомъ намѣреніи исправить свою жизнь, безъ котораго сокрушеніе о грѣхахъ было бы неполнымъ и нечистосердечнымъ? Отъ человѣка гордаго нельзя ожидать выполненія и этихъ условій. Вѣра для гордеца всегда кажется стѣснительною: онъ такъ высоко мечтаетъ о своемъ умѣ и о своихъ достоинствахъ, такъ много полагается на собственныя силы, что не чувствуетъ нужды въ высшей помощи и необходимости плѣнить себя въ послушаніе Христово (2 Кор. 10, 5). Съ другой стороны, при постоянномъ довольствѣ самимъ собою и своими поступками, въ немъ не можетъ родиться и воспитаться желаніе перемѣнить свой образъ жизни и сдѣлаться нравственно-лучшимъ. А смиренный? Чѣмъ болѣе онъ сознаетъ свои немощи и нравственное безсиліе: тѣмъ глубже сознаетъ и нужду въ небесной помощи, тѣмъ живѣе способенъ вѣровать въ Того, который спасти до конца можетъ приходящихъ чрезъ него къ Богу, всегда живъ сый, во еже ходатайствовати о насъ (Евр. 7, 25). Смиренный, чувствуя всю гнусность своей грѣховной жизни и истинно сокрушаясь о ней, можетъ естественно придти и къ твердой рѣшимости исправиться и вступить на путь добродѣтели.

Братіе-христіане! Если вы дѣйствительно желаете въ наступающемъ посту принести искреннее покаяніе въ своихъ грѣхахъ и очистить свою совѣсть: то замѣтьте, съ чего должно начаться, по намѣренію св. Церкви, наше приготовленіе къ этому великому дѣлу. Начнемъ съ того, чтобы мало-по-малу сокрушить въ себѣ гордость, которая болѣе или менѣе гнѣздится въ сердцѣ каждаго человѣка, и чтобы пробудить въ себѣ смиреніе. Разсмотримъ, каждый, самихъ себя съ полнымъ безпристрастіемъ, свои силы, способности, таланты, свою жизнь и дѣла, предъ зерцаломъ Божественнаго откровенія, предъ судомъ нравственнаго закона; вспомнимъ о нашей совершенной зависимости отъ Бога и о Его безконечномъ величіи надъ нами: и мы поймемъ, какъ мы малы, бѣдны, жалки, ничтожны, какъ безразсудна и неестественна въ человѣкѣ гордость и какъ сродно, свойственно ему боголюбезное смиреніе. Отецъ и образецъ гордости есть діаволъ; а образецъ смиренія — Господь Іисусъ. Потому-то и необходимо намъ отвергнуться гордости и проникнуться смиреніемъ предъ таинствомъ покаянія, чтобы съ тѣмъ вмѣстѣ отречься діавола и содѣлаться истинными послѣдователями Христа. Аминь.

Источникъ: Слова и рѣчи Макарія, Митрополита Московскаго, произнесенныя въ 1841-1868 г. въ Кіевѣ и Петербургѣ, въ Тамбовской и Харьковской Епархіяхъ. — Изданіе второе (съ портретомъ автора). — СПб.: Типо-Литогр. Р. Голике, 1891. — С. 329-333.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0