Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

І

Свщмч. Іоаннъ Восторговъ († 1918 г.)
«Богъ во плоти» (1 Тим. 3, 16).

Послѣ обильныхъ наставленій пастырямъ и пасомымъ, послѣ упоминанія о томъ, что для епископа Тимоѳея, для подчиненнаго ему клира и для всѣхъ вѣрующихъ особенно нужно знать, какъ должно поступать въ домѣ Божіемъ, который есть Церковь Бога Живаго, столпъ и утвержденіе истины, — св. апостолъ Павелъ сразу и непосредственно за симъ указываетъ и главную, величайшую тайну истины Церкви: Безпрекословно, говоритъ онъ, великая благочестія тайна, — Богъ явился во плоти, оправдалъ Себя въ Духѣ, показалъ Себя ангеламъ, проповѣданъ въ народахъ, принятъ вѣрою въ мірѣ, вознесся во славѣ (1 Тим. 3, 15-16).

Вѣрующіе всегда искали и ищутъ «благочестивой» вѣры, т. е. вѣры правой, чистой, неповрежденной. И вотъ основная истина такой вѣры: признаніе Бога, явившагося и пришедшаго во плоти. Кто не имѣетъ такой вѣры, тотъ не Христовъ, а антихристовъ, и, по особо настойчивому предупрежденію апостола любви Іоанна Богослова, тотъ — не отъ Бога, а отъ діавола, отъ духа лжи и обольщенія (1 Іоан. 4, 1, ср. 2 Іоан. 7). И когда мы и предъ праздниками, и въ самый праздникъ Рождества Христова слушаемъ повѣствованія святыхъ евангелистовъ Матѳея и Луки (Матѳ. 1, 2 гл., Лук. 2 гл.) о рожденіи Спасителя, то и эти повѣствованія могутъ быть сокращены для вѣры въ краткія и вѣковѣчныя положенія или евангелія Іоанна Богослова: Слово плоть бысть (Іоан. 1, 14), или же проповѣди апостола языковъ: Богъ явися во плоти (1 Тим. 3, 16), родился отъ сѣмени Давидова по плоти (Рим. 1, 3). Такъ мы можемъ говорить при воспоминаніи о началѣ пути спасенія человѣческаго чрезъ безмѣрное истощаніе Божества и уничиженіе. Такъ же можемъ мы говорить и въ концѣ Его уже побѣднаго исхода жизни и служенія: пострадавъ плотію (1 Петр. 4, 1), упразднивъ вражду плотію Своею (Ефес. 2, 15), — Онъ воскресъ съ плотію и съ плотію показался ангеламъ, вознесся во славѣ и вѣчно сѣдитъ одесную Бога (Лук. 24, 39).

Богъ явися во плоти! Мы такъ привыкли къ свѣту и радости этой тайны, что и не замѣчаемъ, что она есть тайна отъ вѣковъ и родовъ, что къ ней приникнути ангелы желаютъ, что ее искали, къ ней стремились, ея ожидали всѣ народы міра, всѣ религіи, какъ бы онѣ ни были грубы и какъ бы онѣ ни были древни въ исторіи человѣческой. Возвѣщенная, какъ первоевангеліе, падшимъ людямъ, какъ обѣтованіе о Сѣмени Жены, т. е. о воплощеніи отъ нѣкоей Дѣвы, тайна эта была сохранена человѣчествомъ всѣхъ путяхъ его исторической жизни, сохранена глубоко и непоколебимо въ тайникахъ души и сердца, и отобразилась на всѣхъ его религіозныхъ исканіяхъ. Блистающая, какъ свѣтъ солнца, въ Ветхозавѣтномъ Откровеніи, въ безчисленныхъ прообразованіяхъ и пророчествахъ (Рим. 1, 2), она предносилась сознанію и всѣхъ языческихъ религій, какъ наслѣдіе первобытнаго Божественнаго Откровенія и первоевангелія. Религіозное сознаніе человѣчества, такъ и не было бы удовлетворено, и тоска такой неудовлетворенности навсегда оставалась достояніемъ людей, если бы Богъ дѣйствительно не явился во плоти.

Какъ умѣстно здѣсь напомнить себѣ и другимъ величайшее слово одного изъ самыхъ раннихъ христіанскихъ писателей, св. мученика и философа Іустина: «Все, что сказано было кѣмъ либо хорошаго, принадлежитъ намъ, христіанамъ!»

Не ожидаютъ ли и на нашихъ глазахъ доселѣ іудеи явленія Бога во плоти, Мессіи? Не познавшіе Явившагося, они обречены на вѣчную тоску такого исканія и ожиданія, и этимъ только подтверждаютъ ту истину религіознаго сознанія, безъ котораго религія не можетъ имѣтъ своего завершенія: религія, — какъ богообщеніе, какъ союзъ человѣка съ Богомъ и Бога съ человѣкомъ, должна въ своемъ стремленіи къ богочеловѣчеству непремѣнно завершиться Эммануиломъ, «Съ нами Богъ», Богочеловѣкомъ.

Не такъ давно намъ лично пришлось близко подойти къ отпрыску древнѣйшей вѣры человѣчества, вѣры странной, самопротиворѣчивой, вѣры философской и вмѣстѣ атеистической, — я разумѣю буддоламаизмъ. Мы видѣли непостижимое для здраваго разсудка поклоненіе «живому богу», Хутухтѣ въ Монголіи, открытому блуднику и пьяницѣ; видѣли безмолвное подчиненіе многочисленнаго народа огромному — до половины количества всего населенія — числу вымогателей и невѣжественныхъ тунеядцевъ ламъ... Мы видѣли формы и проявленія почитанія различныхъ боговоплощенцевъ, гыгеновъ, хубилгановъ, даже ихъ бакшей (учителей) столь отталкивающія (до употребленія ихъ физическихъ отправленій включительно), что намъ прямо казалось не сплошное ли предъ нами безуміе? Въ чемъ же сила и тайна живучести этой религіи, которую по первому взгляду трудно и назвать религіей? Въ томъ, что основное ея ученіе есть ученіе о воплощеніи божества на землѣ, въ средѣ людей. Ради этого исконнаго и непреодолимаго стремленія и факта человѣческаго религіознаго сознанія терпится все въ культѣ, въ укладѣ жизни буддоламаизма. Приходятъ разочарованія, мрачная дѣйствительность убиваетъ вѣру, — но ламаиты тѣмъ съ большимъ увлеченіемъ, до самозабвенія, привѣтствуютъ особыми торжествами, шествіями, церемоніями и своего рода религіозными плясками и представленіями въ лицахъ новое грядущее воплощеніе божества — Майдера... И вспоминалось намъ на противоположномъ концѣ культурной лѣстницы, на верху европейскаго сознанія бывшихъ христіанъ, нашахъ новыхъ богоискателей, — что и тамъ жажда и ожиданіе третьяго завѣта, царства Духа, Церкви будущаго, воплощенія Параклита. Какъ сильны эти исканія Бога воплощеннаго и какъ безконечно жаль, что люди стоятъ предъ Христомъ-Богочеловѣкомъ съ какою-то повязкою на очахъ и не видятъ Того, Кого Единаго ищетъ душа вѣрующаго и Кто есть Богъ во плоти, Путь, Истина и Жизнь!

Сильны исканія Бога во плоти. Исторія религій, все болѣе теперь открывающая сѣдую древность человѣческаго рода съ религіозной стороны, вмѣстѣ съ тѣмъ свидѣтельствуетъ все болѣе и болѣе о такихъ именно исканіяхъ. Вотъ «религія тайнъ» и «религія загадокъ» религіознѣйшей въ мірѣ страны Египта. Новые изслѣдователи даже въ обоготвореніи египтянами быка, кошки, змѣи и другихъ животныхъ теперь опредѣлительно указываютъ проявленіе вѣрованія въ переселеніе душъ и божествъ, чѣмъ объясняется и отвращеніе египтянъ отъ скотоводства [1]. Въ другой — пантеистической окраскѣ, но то же ученіе мы видимъ въ древнемъ браманизмѣ, гдѣ не только человѣческая жизнь, но и весь міровой процессъ мыслится, какъ актъ постепеннаго воплощенія Божественной сущности, гдѣ ученіе о воплощеніи бога Кришну впослѣдствіи даже скопировано съ христіанства... Возьмите древній буддизмъ. Жизнь знаменитаго основателя буддизма Сакіа-Муни, по баснословіямъ буддистовъ, начинается съ предсуществованія его въ небесной области, на землѣ же онъ является уже не первымъ воплощеніемъ Божества. Буддизмъ зародился изъ браманства; много въ немъ отвергнувши и передѣлавши, онъ, однако, продолжилъ далѣе и еще болѣе укрѣпилъ ученіе о душепереселеніи и безконечныхъ воплощеніяхъ Божества, чѣмъ и силенъ доселѣ среди буддоламаитовъ. То же ученіе, даже можетъ быть вопреки сущности парсизма, признававшаго и цѣнившаго личность въ человѣкѣ, проходитъ въ немъ ясно, передается въ христіанскія секты гностицизма (воплощеніе, Плирома) манихейства, эвхитства, богомильства въ нашу русскую хлыстовщину и, наконецъ, въ наши дни настойчиво повторяется въ оккультныхъ религіозныхъ ученіяхъ, въ теософіи, спиритизмѣ, въ кружкахъ спиритуалистовъ-догматиковъ, по существу противоположныхъ христіанству. Нелегко представить, что здѣсь повторены исканія древняго Востока, а между тѣмъ это такъ. Давно ли боялись, что сухой разсудочный раціонализмъ протестантства создастъ огромную опасность для Церкви въ протестантствующихъ сектахъ, которымъ предсказывали огромное развитіе. А случилось такъ, что хлыстовскія вѣянія захватываютъ нынѣ и интеллигенцію и низшіе классы народа, создають вѣру во всякихъ «старцевъ» и «пророковъ», какъ носителяхъ Божества и воплощенныхъ Христахъ... Нужно ли говорить, что наряду съ этими боговоплощеніями, о которыхъ говорилъ Востокъ, о томъ же, но въ другихъ только формахъ, говорилъ и Западъ, религія греко-римская, своими апоѳеозами? Еще св. Іустинъ и впослѣдствіи Оригенъ ссылались на эллинскіе миѳы о сынахъ Божіихъ, чтобы показать величіе, истинность и необходимость рожденія Христа отъ Дѣвы [2].

Нужно ли говорить и о томъ, что всѣ эти религіозныя ученія древняго человѣчества были только предчувствіями и вмѣстѣ искаженіями истины, что древнее первоевангеліе Эдемское съ теченіемъ времени омрачилось въ сознаніи человѣчества, и теперь знакомство наше съ этими искаженіями имѣетъ для вдумчивыхъ людей только значеніе яркаго и непререкаемаго свидѣтельства жизненности и вѣчной истинности христіанства? Да, Воплотившійся Богъ, Эммануилъ, есть вмѣстѣ и Сынъ Человѣческій, второй Адамъ, ибо Онъ есть цѣль исторіи человѣчества, ея завершеніе, увѣнчаніе всѣхъ чаяній и исканій человѣческаго сердца!

Ибо что такое древнія воплощенія и апоѳеозы? Въ нихъ или могила для человѣческаго духа, для человѣческаго сознанія, уничтоженіе человѣческой личности, или могила для божества, низведеннаго до человѣка и олицетворенія его свойствъ. И если бы только возвышенныхъ свойствъ человѣка! Нѣтъ, наряду съ ними — и самыхъ низкихъ!

Воплощеніе божества въ освѣщеніи такого ученія есть нѣчто воистину недостойное Бога.

Но въ христіанствѣ, въ его богооткровенномъ ученіи, здѣсь все — свѣтъ, все — слава, все — добро, все правда, и все — полное и глубочайшее удовлетвореніе извѣчныхъ запросовъ человѣческаго сердца, жажды нашей и исканія милости и правды, жизни въ Богѣ и съ Богомъ и вѣчнаго блаженства!

Справедливо говоритъ по этому поводу одинъ ученый апологетъ. «Всѣ эти воплощенія (браманизма и буддизма) не могутъ быть названы въ строгомъ и собственномъ смыслѣ воплощеніями. Формы, въ которыя фантазія язычниковъ воплотила свои божества, — эфемерныя, призрачныя формы, въ которыя божество облекалось лишь на извѣстное опредѣленное время для совершенія того или другого дѣйствія, которыя потомъ сбрасываются»... Здѣсь нѣтъ ничего общаго съ христіанствомъ, «гдѣ воплощеніе повимается, какъ дѣйствительное, реальное единеніе Божества съ человѣчествомъ въ лицѣ Богочеловѣка». Далѣе. «Христіанство указываетъ на воплощеніе Сына Божія, какъ на единственный фактъ» [3], тогда какъ въ язычествѣ — это безконечный рядъ воплощеній и не только въ человѣческомъ образѣ, — при томъ не въ нравственныхъ даже цѣляхъ, — но даже, какъ мы видѣли, въ цѣляхъ космическихъ, и при томъ помимовольно, по силѣ какой-то слѣпой необходимости.

Въ христіанствѣ Богъ единственно по свободному изволенію Любви приблизился къ намъ, — «Съ нами Богъ», и человѣкъ приблизился къ Богу, — «Съ Богомъ человѣкъ», и «сего ради высокій Богъ на землѣ явился, какъ смиренный человѣкъ», «да насъ на небеса возведетъ» [4]. Человѣческая природа возвышена, но не уничтожена. Человѣческая личность не подавлена. Наша воля не упразднена. Надъ человѣкомъ не произведено сокрушающаго насилія, и онъ остается существомъ разумно-свободнымъ. Отсюда вмѣненіе намъ человѣческой нашей дѣятельности, отсюда, выражаясь человѣкообразно, — какъ бы нѣкая заслуга человѣка предъ Богомъ и воспріятіе блаженства и по неизреченной милости Бога и по правдѣ. Отсюда открывается жизнь христіанина въ Богѣ и съ Богомъ, жизнь вѣчная, но безъ умерщвленія свободы и сознанія, слѣдовательно, съ сохраненіемъ тѣхъ условій, при которыхъ единственно возможно счастье и блаженство.

И въ этомъ оправданіе нашей вѣры, — то, что сказалъ еще древній христіанскій писатель Тертулліанъ: «Неужели вочеловѣченіе (какъ оно проповѣдуется въ христіанствѣ) недостойно Бога? Нѣтъ, оно въ высшей степени Его достойно. Вѣдь ничто такъ не можетъ быть достойно Бога, какъ наше спасеніе!» [5].

Спасенные люди, спасенные народы, спасенный міръ, — воскликните нынѣ Господеви во всей землѣ, пойте же имени Его, дадите славу хвалѣ Его. Спаси насъ, Сыне Божій, Рождейся отъ Дѣвы, поющія Ти: Аллилуія!

Примѣчанія:
[1] Рождественскій. Апологетика, I, 302.
[2] См. цит. въ Аполог. Лютарда, стр. 874.
[3] Рождественскій. Апологетика, II, 23.
[4] Акаѳистъ Спасителю.
[5] Цит. по Лютарду стр. 878.

Источникъ: Протоіерей Іоаннъ Восторговъ. «Богъ во плоти» (1 Тим. 3, 16). // Прибавленія къ Церковнымъ вѣдомостямъ, издаваемымъ при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе. № 52. — 24 декабря 1916 года. — Пг.: Сѵнодальная типографія, 1916. — С. 1219-1222.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0