Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

І

Праведный Іоаннъ Кронштадтскій Чудотворецъ († 1908 г.)

Святый праведный Іоаннъ Кронштадтскій Чудотворецъ, родился 19 октября 1829 года въ селѣ Сура Пинежскаго уѣзда Архангельской губерніи — на далекомъ сѣверѣ Россіи, въ семьѣ бѣднаго сельскаго дьячка Иліи Сергіева и жены его Ѳеодоры. Новорожденный казался столь слабымъ и болѣзненнымъ, что родители поспѣшили тотчасъ же окрестить его, причемъ нарекли его Іоанномъ, въ честь преподобнаго Іоанна Рыльскаго, въ тотъ день св. Церковью празднуемаго. Вскорѣ послѣ крещенія младенецъ Іоаннъ сталъ замѣтно поправляться. Благочестивые родители, приписавъ это благодатному дѣйствію св. таинства крещенія, стали съ особою ревностью направлять его мысль и чувство къ Богу, пріучая его къ усердной домашней и церковной молитвѣ. Отецъ съ ранняго дѣтства постоянно бралъ его въ церковь и тѣмъ воспиталъ въ немъ особенную любовь къ богослуженію. На шестомъ году отрокъ Іоаннъ, при помощи отца, началъ учиться грамотѣ. Но грамота вначалѣ плохо давалась мальчику. Это его печалило, но это же подвигло и на особенно горячія молитвы къ Богу о помощи. Когда отецъ его, собравъ послѣднія средства отъ скудости своей, отвезъ его въ Архангельское приходское училище, онъ, особенно остро почувствовавъ тамъ свое одиночество и безпомощность, все утѣшеніе свое находилъ только въ молитвѣ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Прав. Іоаннъ Кронштадтскій († 1908 г.)
Слово въ недѣлю о мытарѣ и фарисеѣ.

Фарисей же ставъ, сице въ себѣ моляшеся: Боже, хвалу Тебѣ воздаю, яко нѣсмь, якоже прочіи человѣцы, хищницы, неправедницы, прелюбодѣе, или якоже сей мытарь (Лук. 18, 11).

Будучи учителями вѣры у іудейскаго народа, фарисеи хвалились знаніемъ закона, и между тѣмъ, болѣе всѣхъ безчестили Бога преступленіемъ закона и своимъ крайнимъ лицемѣріемъ. Спаситель прекрасно оцѣнилъ ихъ, сказавши, что они любятъ предсѣданія на сонмищахъ и цѣлованія на торжищахъ (ср. Матѳ. 23, 6-7). Эта несчастная страсть превозношенія происходила въ нихъ отъ ложнаго преувеличенія своихъ достоинствъ, такъ какъ, будучи общественными учителями вѣры, они знали хорошо законъ Моисеевъ, котораго весьма многіе изъ іудеевъ не знали. Мытари же были сборщиками податей и, по своему званію, прибѣгали весьма часто къ незаконнымъ средствамъ своихъ поборовъ. Въ Евангеліи мы видимъ изумительный примѣръ смиренія и самоотверженія одного мытаря въ Закхеѣ, старшинѣ мытарей. Когда Спаситель пришелъ къ нему въ домъ, Закхей, въ глубокомъ чувствѣ раскаянія, сказалъ Господу: се полъ имѣнія моего, Господи, дамъ нищимъ, и аще кого чимъ обидѣхъ, возвращу четверицею (Лук. 19, 8).

Фарисеи и мытари не по имени, а по дѣламъ, есть и теперь. Страсть превозношенія и самохвальства господствуетъ и нынѣ въ сынахъ падшаго Адама. Побесѣдуемъ, по призыву матери нашей Церкви о томъ, какъ пагубна эта страсть и о побужденіяхъ къ смиренію. Откуда въ насъ страсть превозношенія и самохвальства? Оттуда же, откуда произошли всѣ грѣхи наши: отъ перваго прародительскаго грѣха. Человѣкъ созданъ былъ съ тѣмъ, чтобы онъ любилъ Бога, какъ виновника своего бытія, больше всего, чтобы взиралъ на Его совершенства и подражалъ имъ, свято исполняя Его волю. Но онъ полюбилъ больше себя, а не Бога, захотѣлъ совершенства Его присвоить себѣ, пожелалъ быть самъ столь же великимъ, какъ Богъ, захотѣлъ быть самозаконникомъ, подвергся самолюбію и гордости и — палъ. Такимъ образомъ, гордость есть вражда противъ Бога и презорство относительно ближнихъ. Можетъ ли Богъ съ благоволеніемъ взирать на тварь, которая надмевается какими-то собственными совершенствами и не находитъ себѣ равнаго въ нихъ, какъ будто у насъ есть что-нибудь свое? Какъ страсть, гордость естественно есть болѣзнь нашей души, заразившая ее въ минуты паденія первыхъ людей. Какъ ложное мнѣніе о своихъ совершенствахъ, какъ противузаконное движеніе воли, она есть, вмѣстѣ съ тѣмъ, плодъ внушеній злаго духа, который, самъ павши гордостію и завистію, увлекъ къ паденію тѣми же грѣхами и человѣка. Мы знаемъ, что люди пали не сами собою, а по искушенію отъ діавола. Нужно ли распространяться о томъ, что гордость или самохвальство, соединенное съ униженіемъ другихъ, есть болѣзнь нашей души? Чтобы увѣриться въ этомъ, надобно только взглянуть на человѣка гордаго — окомъ святой вѣры. Что такое человѣкъ въ настоящемъ его положеніи? Человѣкъ падшій, разбитый, весь въ ранахъ. Вамъ кажется преувеличеннымъ это сравненіе? Вспомните притчу о Самарянинѣ и человѣкѣ, впадшемъ въ разбойники (Лук. 10, 30-37). Кого изображаетъ этотъ человѣкъ, впадшій въ разбойники, избитый и израненный? Кого, какъ не насъ, измученныхъ страстями, міромъ и діаволомъ? Если бы такой человѣкъ сталъ утверждать, что онъ совершенно здоровъ и не чувствуетъ никакой боли, что мы сказали бы объ немъ? Не сказали ли бы мы, что онъ слишкомъ боленъ и близокъ къ смерти: потому что въ его тѣлѣ уже нѣтъ чувствительности, обнаруживающей въ немъ присутствіе жизненныхъ силъ. Это же, непремѣнно это же, мы должны сказать и о человѣкѣ гордомъ.

Гордость, далѣе, есть плодъ внушеній злаго духа. Трудно ли въ этомъ убѣдиться? Гордость есть ложное, преувеличенное мнѣніе о своихъ совершенствахъ, истинныхъ или мнимыхъ, соединенное съ обиднымъ униженіемъ другихъ. Ложное мнѣніе; — а откуда въ мірѣ ложь? Богъ есть истина. Священное Писаніе указываетъ намъ одинъ источникъ, одного отца лжи: вы отца вашего діавола есте, говоритъ Спаситель іудеямъ, и похоти отца вашего хощете творити. Онъ человѣкоубійца бѣ искони, и во истинѣ не стоитъ: яко нѣсть истины въ немъ; егда глаголетъ лжу, отъ своихъ глаголетъ: яко ложь есть и отецъ лжи (Іоан. 8, 44). Онъ-то нашептываетъ человѣку, занятому самимъ собою, своими добрыми дѣлами, что онъ есть совершеннѣйшее существо, которому всѣ другіе должны удивляться, что многіе люди — презрѣнныя твари, которыя напрасно живутъ на свѣтѣ. Но какъ это ложно, посудите сами. Есть ли на самомъ дѣлѣ этотъ наглый самохвалъ совершеннѣйшее существо, и таковъ ли, въ самомъ дѣлѣ, осуждаемый имъ, ближній его? Можетъ быть, въ то самое время, какъ его осудили, онъ покаялся, прослезился о своихъ грѣхахъ предъ испытующимъ сердца (Апок. 2, 23) всѣхъ Богомъ, и — получилъ прощеніе. Между тѣмъ какъ совершенства превозносящагося собою подозрительны уже по тому самому, что онъ провозглашаетъ, трубитъ объ нихъ. Истинное совершенство, истинная добродѣтель скромна: она любитъ скрываться въ тайнѣ и никакъ не дерзаетъ приписывать сама себѣ своихъ совершенствъ, тѣмъ болѣе унижать другихъ. Ты говоришь о себѣ, что ты добръ, милосердъ ко всѣмъ, усерденъ къ вѣрѣ и святой Церкви, изнуряешь постомъ плоть свою. Прекрасно. Но кто провозгласилъ тебя добрымъ, милосердымъ, усерднымъ къ Церкви и ея святымъ уставамъ? Богъ? Ангелъ? Или ты самъ оцѣнилъ свою добродѣтель? А какъ мы можемъ оцѣнивать свои дѣла? Какъ станемъ взвѣшивать ихъ? Какую мѣру примемъ при этомъ? Знаемъ ли хорошо свое сердце нечистое, которое всегда или, по крайней мѣрѣ, большею частію принимаетъ большое участіе при совершеніи добрыхъ дѣлъ? Не входятъ ли въ наши добродѣтели расчеты самолюбія или другія неблаговидныя побужденія? Какъ иногда легко укрывается отъ нашего собственнаго сознанія недоброе побужденіе, которое было причиною нашего добраго дѣла. Ядъ грѣха глубоко проникъ въ нашу душу, и онъ, незамѣтно для насъ самихъ, отравляетъ едва не всѣ наши добродѣтели. Не лучше ли почаще и попристальнѣе всматриваться въ себя и замѣчать въ глубинѣ своей души свои недостатки, чтобы исправлять ихъ, а не выставлять на видъ свои совершенства? Да и зачѣмь ихъ выставлять на видъ, оцѣнивать самимъ, когда есть самый безпристрастный цѣнитель ихъ на небѣ — Господь Богъ, Который имѣя воздать каждому мзду по дѣламъ (Апок. 22, 12; Іер. 17, 10), конечно знаетъ, какъ оцѣнить наши дѣла. Предоставимъ же Ему судить о нашихъ добродѣтеляхъ, а сами въ страхѣ Божіемъ, безъ превозношенія, будемъ содѣвать свое спасеніе (Флп. 2, 12).

Не возноситься должны мы предъ другими, а смиряться. И сколько побужденій къ смиренію для каждаго изъ насъ! Человѣкъ ничего своего не имѣетъ: все у него Божіе — и душа, и тѣло, и все что у него есть, кромѣ грѣха. Всякое доброе дѣло также отъ Бога. Чѣмъ же онъ можетъ похвалиться? Что же имаши, человѣкъ, егоже нѣси пріялъ? аще же и пріялъ еси, что хвалишися яко не пріемь (1 Кор. 4, 7)? Если же онъ хвалится своими добродѣтелями, то онъ святотатно присвояетъ себѣ славу, принадлежащую единому Богу. Далѣе, всякій человѣкъ находится болѣе или менѣе въ состояніи грѣховнаго разслабленія, и, по крайней мѣрѣ, весьма многіе — въ состояніи грѣховной нечувствительности. Какъ нестерпима въ нихъ эта болѣзненная, ложная увѣренность, что они совершенно здоровы и не имѣютъ надобности во врачѣ. Какое побужденіе и въ этомъ къ тому, чтобы не цѣнить высоко своихъ добрыхъ дѣлъ, которыя, можетъ быть, суть не что иное, какъ бредъ нашей души. Небесный, всевѣдущій Судія Самъ на Себя принялъ и оцѣнить наши дѣла и воздать за нихъ каждому въ свое время. Какъ же поэтому необходимо каждое доброе дѣло наше совершать въ очахъ Божіихъ и предоставлять судъ объ немъ Ему одному, не дерзая касаться до него собственнымъ, погрѣшительнымъ судомъ. Но надобно замѣтить, что добрыхъ дѣлъ у насъ весьма мало, несравненно больше худыхъ. Новое и сильнѣйшее побужденіе къ смиренію. Я грѣшенъ, а Богъ правосуденъ: какъ не имѣть въ мысляхъ своихъ суда Божія, который, можетъ быть, готовъ совершиться надъ нами въ нынѣшній же день, и не забыть, можетъ быть, самыхъ ничтожныхъ добрыхъ дѣлъ, которыя въ сравненіи со множествомъ грѣховъ не значатъ ничего: потому что мы непремѣнно грѣшимъ каждый день, каждый часъ и словомъ и дѣломъ, и мыслію и чувствами. О! дай намъ, Боже, постоянно имѣть предъ глазами нашу всецѣлую зависимость отъ Тебя, нашу немощь, нашу грѣховность, чтобы постоянно смиряться предъ Тобою и предъ нашими ближними.

Братія и сестры! Вамъ, безъ всякаго сомнѣнія, не можетъ не нравиться представленный въ нынѣшнемъ евангеліи примѣръ смиренномудрія мытаря, такъ какъ онъ изображаетъ насъ грѣшныхъ, кающихся; а мы легко узнаемъ и любимъ свой образъ, начертываемый намъ въ священномъ Писаніи; не можетъ не нравиться особенно потому, что вы видѣли, какъ онъ помилованъ былъ Богомъ за свое смиреніе, и хотя былъ великій грѣшникъ, потому что мытари, вообще, жили притѣсненіями и мздоимствомъ, но сниде въ домъ свой оправданъ (Лук. 18, 14). Постараемся же подражать этому примѣру смиренномудрія. Никто, конечно, не станетъ говорить, что онъ не грѣшный человѣкъ, которому не зачѣмъ, подобно мытарю, сокрушаться о своихъ грѣхахъ, ударять себя въ перси и смиренно просить прощенія: Боже, милостивъ буди мнѣ грѣшнику (Лук. 18, 13).

Всѣ мы, всѣ грѣшны и нуждаемся въ милосердіи Божіемъ. Если бы не ходатайствовала за насъ кровь Агнца Божія, вземлющаго грѣхи міра: то каждый день и часъ надъ нами гремѣли бы удары небеснаго правосудія; мы ежедневно бѣдствовали и умирали бы душею своею грѣшною, и ни мира, ни радости не вкушать бы намъ во вѣки. Но за насъ ходатайствуетъ Сынъ Божій: и наши грѣхи не вопіютъ такъ сильно объ отмщеніи намъ, ради заслугъ Его Богъ прощаетъ намъ ихъ, только бы мы сознавали ихъ сами и раскаявались въ нихъ. Да, Богъ прощаетъ намъ наши грѣхи. Слѣдуетъ только поскорбѣть объ нихъ, попросить отъ всего сердца прощенія у Господа Іисуса, и Онъ благодатію и щедротами Своего человѣколюбія проститъ намъ чрезъ Своего служителя всѣ грѣхи, тяготящіе нашу совѣсть. Подражая въ смиренномудріи мытарю, станемъ всячески удаляться самопревозношенія фарисейскаго.

Какими непріятными чертами изображенъ упоминаемый въ евангеліи фарисей, услаждавшійся видомъ своихъ добродѣтелей. Я, говоритъ, такой и такой, не такъ какъ другіе люди или какъ этотъ мытарь. Благодарю Тебя, говоритъ, за это. Хорошо ты дѣлаешь, что благодаришь Бога за добрыя дѣла: они не отъ насъ, а отъ Бога; но зачѣмъ хвалишься, превозносишься ими предъ лицемъ Самого Бога, какъ будто Онъ не знаетъ достоинства ихъ? Зачѣмъ унижаешь своего собрата? Развѣ ты не тотъ же осужденный и грѣшный человѣкъ, какъ и мытарь; развѣ добродѣтели твои сдѣлали тебя вдругъ чистымъ и безгрѣшнымъ ангеломъ? Развѣ ты самъ своими силами исполнилъ ихъ? Какъ это вдругъ забылъ ты о своихъ слабостяхъ и видишь одни совершенства и нимало не думаешь о необходимомъ для тебя смиреніи! Зачѣмъ ты думаешь, что ты отличный, добродѣтельный человѣкъ? Почему бы тебѣ, и при своихъ добродѣтеляхъ, не думать, что ты сдѣлалъ только должное и остаешься тѣмъ же рабомъ неключимымъ, по заповѣди Спасителя: егда сотворите вся повелѣнная вамъ, глаголите, яко раби неключими есмы: яко, еже должни бѣхомъ сотворити, сотворихомъ (Лук. 17, 10).

Господи! безъ Тебя мы не можемъ творити ничесоже (Іоан. 15, 5). Дай Ты намъ это смиренномудріе мытаря и изгони изъ насъ всякій помыслъ гордости фарисейской. Да памятуемъ мы всегда, что мы всѣ Твои со всѣмъ, что мы имѣемъ и что видимъ вокругъ себя, и намъ нечѣмъ, совершенно нечѣмъ похвалиться. Аминь.

Источникъ: Полное собраніе сочиненій Протоіерея Iоанна Ильича Сергіева. Томъ 2-й. (Заключающій въ себѣ полный годовой кругъ словъ, поученій и бесѣдъ). — Изданіе второе, исправленное авторомъ. — СПб.: Типографія В. Ерофеева, 1894. — С 1-8.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0