Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 29 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

І

Митр. Іоанникій Рудневъ († 1900 г.)
Слово въ Великій пятокъ
[1].

Глагола Пилатъ Іудеомъ, что сотворю Іисусу глаголемому Христу? глаголаша ему вси: да распятъ будетъ. Игемонъ же рече: кое убо зло сотвори? они же излиха вопіяху, глаголюще: да пропятъ будетъ. Видѣвъ же Пилатъ, яко ничтоже успѣваетъ, но паче молва бываетъ, пріемъ воду, умы руцѣ предъ народомъ, глаголя: неповиненъ есмь отъ крове праведнаго сего: вы узрите. И отвѣшавше вси людіе, рѣша: кровь Его на насъ и на чадѣхъ нашихъ (Матѳ. 27, 22-25).

Такъ завершился беззаконный судъ надъ Святѣйшимъ святыхъ, — судъ гласный, всенародный. Голосъ народа, требовавшій позорной смертной казни Господа, превозмогъ надъ голосомъ судіи, вполнѣ сознавшаго невинность Подсудимаго и употребившаго нѣсколько мѣръ къ Его оправданію. И устояху, замѣчаютъ святые Евангелисты, гласи неистовой толпы, и посуди Пилатъ быти прошенію ихъ и предаде Его имъ, да распнется, и поемше Іисуса, ведоша (Лук. 23, 23-24; Іоан. 19, 16) и, истощивши надъ Нимъ всѣ виды злобныхъ насмѣшекъ и ругательствъ, распяша Господа славы.

За что? Никто не вѣдалъ и вѣдать не хотѣлъ. Вопіяли, правда, во время суда нѣкоторые: мы законъ имамы, и по закону нашему долженъ есть умрети (Іоан. 19, 7); но, по слову Самого Господа, они не вѣдали, что творили, — не разумѣли, конечно, что и говорили. Послѣднимъ отвѣтомъ на вопросъ судіи: кое убо зло сотвори, — въ чемъ виноватъ Онъ? — въ устахъ всѣхъ было усиленное восклицаніе: мы всѣ хочемъ этого, — они же излиха вопіяху, глаголюще: да пропятъ будетъ, — всѣ на себя беремъ отвѣтственность въ этомъ дѣлѣ, въ чемъ бы ни состояла она: кровь Его на насъ и на чадѣхъ нашихъ. И слабодушный судія, желая сдѣлать угодное народу, предаде Іисуса, да пропнутъ Его.

Елика предписана быша, замѣчаетъ святый Апостолъ, въ наше наказаніе преднаписашася: да терпѣніемъ и утѣшеніемъ писаній упованіе имамы (Рим. 15, 4). Въ наше время, можетъ быть, больше, чѣмъ когда-либо, нужно приникать мыслію и сердцемъ къ этой ужасной чертѣ въ судѣ надъ Господомъ нашимъ. Нынѣ судъ людской, или такъ называемое общественное мнѣніе, ставятъ не только выше всякаго другого суда и приговора, но и превыше всѣхъ законовъ, и человѣческихъ и Божескихъ, думая видѣть въ немъ всегда голосъ Самого Бога и поставить въ зависимость отъ него всѣ суды и приговоры. Не неприличнымъ считаемъ потому остановить предъ гробомъ Спасителя вниманіе наше на томъ: можно ли всегда усвоять такое значеніе общественному мнѣнію по суду слова Божія?

Приближашеся праздникъ опрѣснокъ, глаголемый Пасха (Лук. 22, 1). По закону Моѵсееву, къ этому празднику должны были собираться въ Іерусалимъ іудеи не только жившіе въ Палестинѣ, но и разсѣянные по всѣмъ странамъ міра. И дѣйствительно, многіе, въ особенности жившіе въ отдаленныхъ странахъ, еще задолго до праздника взыдоша во Іерусалимъ да очистятся (Іоан. 11, 55). Слава объ ученіи и чудесахъ, совершаемыхъ Іисусомъ Христомъ, пронеслась по всей Палестинѣ и далеко за предѣлы ея. Многіе были очевидцами Его чудотвореній, другіе были лично знакомы съ Нимъ, иные только слышали о Немъ, какъ о великомъ чудотворцѣ. Естественно, что при такомъ положеніи Пророкъ галилейскій, какъ большая часть называла Господа, былъ предметомъ общаго вниманія и разговоровъ. Пришедшіе издалека на праздникъ еще задолго до праздника искали Его и допытывались другъ у друга: какъ вы думаете? не придетъ ли Онъ на праздникъ (Іоан. 11, 56)? Незадолго предъ тѣмъ совершенное Имъ въ особенности поразительное чудо, воскрешеніе четверодневнаго Лазаря, еще болѣе возбудило общее вниманіе. Наконецъ, за шесть дней до Пасхи приходитъ Іисусъ въ Виѳанію, идѣже бѣ Лазарь умерый, егоже воскреси отъ мертвыхъ: признательныя сестры воскресшаго устрояютъ для Него тамъ вечерю. Слухъ о семъ тотчасъ же достигаетъ Іерусалима, — и вотъ народъ многъ отъ іудей, сошедшихся къ празднику, разумѣвъ, яко ту есть, пріидоша не Іисуса ради токмо, но да и Лазаря видятъ (Іоан. 12, 9). На утро Господь торжественно входитъ въ Іерусалимъ. Народному восторгу нѣтъ предѣла: Его встрѣчаютъ съ ваіями и вѣтвями, Ему постилаютъ одежды свои на пути; предшествующіе и сопровождающіе Его восклицаютъ: осанна Сыну Давидову: благословенъ грядый во имя Господне: миръ на небеси и слава въ вышнихъ (Матѳ. 21, 9; Лук. 19, 38)! Къ восклицаніямъ взрослыхъ присоединяются и голоса дѣтей, зовущихъ и глаголющихъ: осанна Сыну Давидову (Матѳ. 21, 15)! Когда Господь вошелъ въ Іерусалимъ, потрясеся весь градъ, глаголя: Кто есть Сей (Матѳ. 21, 10)? Самые закоренѣлые враги Господа должны были затаить въ себѣ свою злобу и зависть къ Нему и только между собою говорили: видите, яко никаяже польза есть; се міръ по Немъ идетъ (Іоан. 12, 19). Народный восторгъ не прекращался и въ слѣдующіе дни. На утро, вшедши снова въ Іерусалимъ, Онъ изгоняетъ продающихъ и купующихъ въ церкви, ниспровергаетъ столы торгующихъ и сѣдалища продающихъ голуби, — и всѣ безпрекословно повинуются распоряженіямъ Его. Въ толпѣ народа, какъ обыкновенно бываетъ, не всѣ могли видѣть Господа, — и вотъ, улучивши благопріятную минуту, нѣкоторые изъ пришедшихъ на праздникъ еллиновъ обращаются не къ Нему Самому, а къ одному изъ учениковъ Его, и моляху его глаголюще: Господи, хощемъ Іисуса видѣти (Іоан. 12, 21), — обстоятельство, показывающее, что восторгъ народный дошелъ до степени благоговѣйнаго почитанія къ Іисусу Христу. Торжественный гласъ съ небеси отъ Бога Отца предъ лицомъ всего народа: и прославихъ, и паки прославлю (Іоан. 12, 28), еще болѣе усиливаетъ вниманіе и благоговѣніе къ Нему. Сами враги Спасителя, давно уже положившіе въ душѣ умертвить Его, въ торжественномъ своемъ совѣщаніи находятъ это время неблагопріятнымъ для своихъ замысловъ и опредѣляютъ дѣйствовать съ скрытною осторожностію: совѣщаша, да Іисуса лестію имутъ и убіютъ, — и то не теперь, не во время праздника, чтобы не сдѣлалось возмущенія въ народѣ (Матѳ. 26, 5). Но едва прошло два дня послѣ сего, какъ картина совершенно измѣняется. Тѣ, которые не находили словъ выразить свой восторгъ и благоговѣніе къ великому Пророку, единодушно, цѣлымъ народомъ, требуютъ Его смерти. Мало сего: не разбираютъ никакихъ средствъ, чтобы достигнуть своей цѣли. Нужно врагамъ Его прикрыть благовиднымъ предлогомъ свою ненависть къ Нему; — выискиваются свидѣтели, готовые взвести на Него все, что угодно. Что нужды, что въ ихъ свидѣтельствахъ явныя противорѣчія? Они принимаются всѣми, какъ несомнѣнно-истинныя. Нужно взвести клевету на Обвиняемаго, — нѣтъ остановки и за этимъ: аще не бы былъ еси злодѣй, не быхомъ предали его тебѣ (Іоан. 18, 30), и затѣмъ — градомъ сыплются обвиненія одно за другимъ... Когда и это не помогло, производятъ общее волненіе цѣлымъ народомъ, чтобы силою вынудить желаемый приговоръ. Приговоръ, наконецъ, произнесенъ, цѣль достигнута: Варавва — страхъ и ужасъ народа — освобожденъ, а невинный Благодѣтель народа осужденъ на позорную и ужасную казнь, — виситъ пригвожденный ко кресту, между двумя злодѣями. Казалось бы, время уже возбудиться въ сердцахъ всѣхъ естественной жалости даже и къ дѣйствительному преступнику; но невинно Осужденный общественнымъ судомъ не возбуждаетъ къ Себѣ и этого невольнаго участія. Надъ Нимъ издѣваются, Его поносятъ и во время крестной казни. И пусть бы это дѣлали враги Его: они имѣли свои причины ненавидѣть Его; нѣтъ, и вси мимоходящіи хуляху Его, покивающе главами своими и глаголюще: уа, разоряяй церковь, и треми деньми созидаяй: спасися самъ, и сниди съ креста (Марк. 15, 29-30).

Ревнитель и поборникъ мнѣнія общественнаго, думающій видѣть въ немъ всегда непогрѣшимый голосъ Самого Бога! не будь невнимателенъ къ этому поразительному и ужасному случаю. Что совершилось однажды, то можетъ повторяться и, можетъ быть, нерѣдко, хотя и не въ столь поразительныхъ чертахъ. Посмотри внимательнѣе вокругъ себя: не бываетъ ли и теперь подобнаго? Увы, какъ часто общественный приговоръ вѣнчаетъ и развѣнчиваетъ общественныхъ дѣятелей, — и нерѣдко въ самое непродолжительное время! Сегодня возносятъ до небесъ, а на завтра низвергаютъ до бездны! И нужно ли удивляться сему, когда и теперь, какъ прежде, большинство слѣпо слѣдуетъ за своими немногими предводителями? Присмотритесь, какъ обыкновенно слагается такъ называемое общественное мнѣніе, или правильнѣе, мнѣніе большинства. Сколько ни превозносятся въ нашъ вѣкъ независимостью или самостоятельностію убѣжденій, — на дѣлѣ, въ жизни дѣйствительной, едвали не большая часть подобныхъ независимыхъ судей смотрятъ на все чужими глазами, повторяютъ приговоръ лицамъ съ чужихъ словъ. И чѣмъ жестче подобный приговоръ, чѣмъ рѣзче и рѣшительнѣе высказывается онъ, тѣмъ съ большею увѣренностію принимается другими, тѣмъ скорѣе усвояется большинствомъ, — тѣмъ, слѣдовательно, удобнѣе переходитъ въ общественное мнѣніе. Трудно сказать, чтó руководитъ въ подобныхъ случаяхъ большинствомъ: просто ли легкомысліе, считающее за ничто омрачить въ глазахъ всѣхъ добрую славу ближняго, или желаніе идти въ уровень въ своихъ взглядахъ съ людьми передовыми, чтобы не показаться отсталыми, или, можетъ быть, не вполнѣ сознаваемое желаніе успокоить свою совѣсть, мятущуюся при представленіи своихъ собственныхъ недостатковъ, сравненіемъ себя съ другими, изъ котораго выходило бы, что вотъ-де я вовсе не таковъ, какъ другіе, или, можетъ бытъ, всѣ эти побужденія соединяются вмѣстѣ, — только, какъ свидѣтельствуетъ опытъ жизни, едвали не большая часть общественныхъ приговоровъ слагается подобнымъ образомъ. Вотъ человѣкъ, повидимому, съ истиннымъ, непритворнымъ жаромъ, вопіетъ противъ злоупотребленій того или другого; попробуйте спросить у него: въ чемъ дѣло? Онъ, пожалуй, не затруднится засыпать васъ обвиненіями, конечно, общими и голословными; но полюбопытствуйте дойти до источника этихъ обвиненій, — и окажется, что дѣло окончательно сведется къ тому, что всѣ такъ говорятъ, тогда какъ изъ этихъ всѣхъ онъ самъ, можетъ быть, первый разноситъ подобную молву. Второй, подобный, послѣ него передаетъ то же самое третьему и такъ далѣе, нерѣдко прибавивши къ слышанному и отъ себя нѣчто, — передаетъ уже безъ зазрѣнія совѣсти, потому что онъ, по собственному его суду, дѣйствуетъ безкорыстно и безпристрастно, какъ дѣйствительно слышавшій, что передаетъ, и нерѣдко не состоящій ни въ какихъ сношеніяхъ съ лицомъ, о которомъ передаетъ.

Если такъ измѣнчиво и неосновательно бываетъ общественное мнѣніе въ своихъ приговорахъ о лицахъ, то тѣмъ менѣе можно безусловно полагаться на него въ сужденіяхъ о предметахъ. Опыты всѣхъ вѣковъ свидѣтельствуютъ, что людей истинно здравомыслящихъ всегда сравнительно меньше, чѣмъ увлекающихся; что ложь, представленная въ благовидномъ образѣ, больше увлекаетъ за собою, чѣмъ истина. Первая нравится многимъ своею новизною, игривостію, примѣнительностію къ современнымъ вкусамъ и потребностямъ; послѣдняя отталкиваетъ многихъ своею простотою, строгостію и трезвенностію. Удивительно ли послѣ сего, что на сторонѣ истины большею частію бываетъ меньшинство, а большинство на сторонѣ лжи? Удивительно ли, что ложь торжествуетъ, а истина преслѣдуется? По временамъ это проявляется въ особенно поразительномъ видѣ, такъ что почти всѣ становятся подъ знамена лжи, чтобы ратовать противъ истины. Ной, по повелѣнію Божію, сто двадцать лѣтъ проповѣдуетъ современникамъ своимъ о покаяніи; а они по прежнему ѣдятъ, пьютъ, женятся и посягаютъ, и только глумятся надъ его проповѣдію, пока всѣ не погибаютъ въ водахъ потопныхъ. Лотъ убѣждаетъ жителей Содома не дѣлать зла вошедшимъ подъ кровъ его странникамъ; а они всѣ, отъ юноши даже до старца, весь народъ вкупѣ, отвѣчаютъ ему: вотъ, пришелъ пожить, и хочетъ судить! Что было бы, если бы онъ послѣдовалъ образу мыслей и жизни всѣхъ? Безъ сомнѣнія, и онъ погибъ бы въ томъ жупелѣ и огнѣ, который одождилъ Господь съ небесе. Нужно ли напоминать о томъ, какъ ложь, поддерживаемая большинствомъ, цѣлыхъ три вѣка по явленіи христіанства гнала и преслѣдовала истину, содержимую меньшинствомъ, — насмѣшками и укоризнами, клеветами и злорѣчіемъ, огнемъ и мечемъ? Но еже было, тожде есть, то же и будетъ. Будетъ время, говоритъ святый Апостолъ, когда здраваго ученія не послушаютъ, и отъ истины слухъ отвратятъ, и къ баснемъ уклонятся (2 Тим. 4, 3-4). Но тайна беззаконія уже дѣется и теперь (2 Сол. 2, 7). Внимательный и безпристрастный наблюдатель безъ труда найдетъ въ дѣйствительной жизни начатки этой тайны. Стоитъ только повѣрить нѣкоторые взгляды, выдаваемые за общественное мнѣніе, при свѣтѣ Божественнаго Откровенія.

Видите, братія, какъ лживы и обманчивы бываютъ нерѣдко взгляды и сужденія большинства, изъ которыхъ составляется такъ называемое общественное мнѣніе! Нужно-ли указывать правила и уроки, которые сами собою вытекаютъ отсюда? Многое можно было бы сказать при этомъ въ примѣненіи къ дѣйствительной жизни; но, да не продлимъ безъ мѣры слово, укажемъ вкратцѣ только главнѣйшее. И,

1) Не составляй рѣшительнаго приговора о лицахъ на основаніи одного общаго говора о нихъ, тѣмъ болѣе не поставляй себя въ такое или другое отношеніе къ нимъ на этомъ основаніи: это, по меньшей мѣрѣ, показало бы твое легкомысліе, увлекающееся всякимъ слухомъ, полученнымъ съ вѣтру.

2) Тѣмъ паче не распространяй самъ подобныхъ слуховъ о своихъ ближнихъ: иначе, незамѣтно для себя самого, ты впадешь въ злорѣчіе, и легко можетъ статься, что сдѣлаешься, вмѣсто истины, поборникомъ лжи и неправды.

3) Не смущайся душою, когда и самому придется невинно подпасть общественному осужденію. Сужденія общественныя крайне измѣнчивы. Господь, по неисповѣдимымъ судьбамъ Своимъ попускающій иногда торжествовать неправдѣ, нерѣдко еще здѣсь изводитъ яко свѣтъ правду и судьбу невиннаго яко полудне (Псал. 36, 6). А елибы и не случилось этого, помни, что придетъ время, когда все будетъ наго и объявлено предъ очами всѣхъ.

4) Не увлекайся всякими современными взглядами, имѣющими притязаніе считаться общественнымъ мнѣніемъ, подобно тѣмъ неразумнымъ людямъ, которые готовы считать отсталостію и устарѣлостію всѣ сужденія, явившіяся прежде вчерашняго и третьяго дня, — какъ будто истина не одна и та же всегда и вездѣ, а должна, какъ мода, мѣняться по прихоти людской съ каждымъ днемъ, и какъ будто все современное, въ силу одного этого, есть уже и истинное.

5) Повѣряй всѣ измѣнчивыя сужденія и преходящіе взгляды, какъ пробнымъ камнемъ, непреложными истинами Божественнаго Откровенія, которое, какъ и Самъ Богъ, вчера и днесь тойже и во вѣки (Евр. 13, 8), — непреложно ни въ какое время и неизмѣнно ни для какого народа.

6) Искушай, по заповѣди святаго Апостола, духи, аще отъ Бога суть (1 Іоан. 4, 1), и если примѣтишь въ чемъ-либо недостатокъ духа Христова или совершенное отсутствіе его и прямое противорѣчіе ему, не убойся твердо и мужественно противостать тому, хотя бы на сторонѣ его было не только большинство, но и всѣ. Здѣсь-то, по преимуществу, яви истинную независимость и самостоятельность своихъ убѣжденій, вопреки независимости мнимой, увлекающейся всякимъ вѣтромъ ученій.

Тяжело выполнить это, могутъ сказать при семъ многіе. Дѣйствительно, братія, не легко. Ратуя нерѣдко съ жаромъ за свободу и независимость убѣжденій, міръ, въ то же время, не терпитъ ни въ комъ противорѣчія своимъ убѣжденіямъ и умѣетъ жестоко мстить за несогласіе съ ними. Поношенія и глумленія, клеветы и злорѣчія, а если возможно, то и открытыя гоненія и преслѣдованія не умедлятъ пасть на главу такого человѣка. Найдутся люди, которые станутъ оскорблять его по легкомыслію; не будетъ недостатка и въ такихъ, которые по злобѣ пронесутъ имя его яко зло. Смиреніемъ и незлобіемъ угашайте сіи разжженныя стрѣлы вражіи; крѣпкою и усердною молитвою за оскорбляющихъ вооружайтесь во всѣхъ подобныхъ случаяхъ. Но если не легко переносить благодушно клеветы и озлобленія, какъ личныя оскорбленія, то тѣмъ тяжелѣе становится на душѣ, когда представишь себѣ тѣ вредныя послѣдствія, какія происходятъ отъ сего на окружающихъ насъ. Всѣ мы поставлены въ извѣстныя отношенія другъ къ другу, и если не каждый, по своему положенію, обязанъ представлять въ себѣ образецъ дѣятельности для другихъ, то всякій обязанъ, по крайней мѣрѣ, не подавать повода къ соблазну другимъ. Въ этомъ-то смыслѣ святый Апостолъ Павелъ написалъ: добрѣе мнѣ паче умрети, нежели похвалу мою кто да испразднитъ (1 Кор. 9, 15). Что же, когда видишь съ одной стороны, что всѣ добрыя предначинанія и благія стремленія, извращаемыя и перетолковываемыя, вмѣсто благихъ послѣдствій приносятъ вредныя, а съ другой — примѣчаешь, что стоитъ только немного уклониться отъ прямого пути на десно или на шуе, чтобы прекратить все это? Тутъ-то, братія мои, возникаетъ въ душѣ томительная и мучительная борьба помысловъ, осуждающихъ и оправдывающихъ, и, при всей твердости и благонамѣренности, является искусительная мысль сотворить злое, да пріидетъ благое, — допустить меньшее зло, хоть на время, въ предупрежденіе предполагаемаго зла большаго. Среди такой и подобной борьбы помысловъ, забываешь, по слову Писанія, снѣсти хлѣбъ свой, и питіе свое съ незримымъ міру плачемъ растворяешь (Псал. 101, 5. 10), убѣгаетъ успокоительный сонъ отъ очей и освѣжающее дреманіе отъ вѣждей, отъ гласа воздыханія прилипаетъ кость къ плоти, ходишь какъ піяный безъ вина и, отъ болѣзни и туги сердечныя, невольно взываешь съ древнимъ пророкомъ: горе мнѣ, мати моя, яко родила мя еси мужа прительнаго (Іер. 15, 10)! Чтобы вынести благодушно подобное состояніе, недостаточно однѣхъ силъ человѣка. Въ такомъ положеніи, братъ возлюбленный, скорѣе прибѣгай къ Господу съ твердою вѣрою и пламенною молитвою. Позаботься неизгладимыми чертами напечатлѣть въ умѣ и сердцѣ твоемъ образъ сего Божественнаго Страдальца, и въ Его язвахъ обрѣтешь миръ и успокоеніе, отраду и утѣшеніе, подпору и ободреніе мятущейся душѣ твоей. Самъ искушенный по всяческимъ и вѣдый немощь человѣческаго естества, Онъ силенъ и искушаемымъ помощи (Евр. 2, 18) — и, безъ сомнѣнія, не оставитъ съ вѣрою обращающагося къ Нему искуситися паче, еже можетъ понести, но дастъ силу и крѣпость и посредѣ сѣни смертныя пройти непреткновенно и безбоязненно. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Изъ юбилейнаго сборника. Спб. 1899 г. стр. 167-178.

Источникъ: Слово въ Великій пятокъ, Высокопреосвященнаго Іоанникія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. // Церковныя вѣдомости, издаваемыя при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе, съ прибавленіями. 1900. Первое полугодіе. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1900. — С. 569-575.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0