Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 23 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 21.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Г

Прот. Александръ Горскій († 1875 г.)
Слово при отпѣваніи тѣла въ Бозѣ почившаго архипастыря Московскаго, высокопреосвященнѣйшаго митрополита Филарета 25 ноября 1867 года

Подвигомъ добрымъ подвизахся, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ. Прочее убо соблюдается мнѣ вѣнецъ правды, его же воздастъ ми Господь въ день онъ, Праведный Судія: не токмо же мнѣ, но и всѣмъ возлюбльшимъ явленіе Его (2 Тим. 4, 7-8).

Давно ли по всей землѣ русской раздавались молитвенные гласы о продленіи еще на многія лѣта обильной великими подвигами жизни почившаго въ Бозѣ архипастыря нашего? Давно ли вся Россія, внимая словамъ Самодержца, «о великихъ пастырскихъ заслугахъ старѣйшаго и знаменитѣйшаго святителя Православной Церкви», повторяла молитву Царя, «да сохранитъ Господь святые дни іерарха еще надолго, на пользу и славу отечественной церкви?» Давно ли мы слышали первосвященннческую молитву, которую преемникъ первосвятителя Петра, въ приснопамятный день пятидесятилѣтія своего святительства, приносилъ Господу Богу о Святой Церкви, о Державномъ Царѣ, о паствѣ своей? И мы не хотѣли вѣрить, чтобъ эта глубокая, многообъемлющая, торжественная молитва была молитвою преселяющагося отъ земли; а онъ былъ уже не далекъ отъ предѣла, которымъ оставалось перейдти на онъ-полъ бытія. Едва приблизилось теченіе времени къ тѣмъ днямъ, въ которые, назадъ тому нѣсколько десятилѣтій, вступилъ онъ на поприще иноческихъ подвиговъ и церковнаго служенія [1], святитель Божій совершилъ приношеніе безкровной жертвы о всѣхъ явленныхъ и неявленныхъ благодѣяніяхъ Божіихъ, бывшихъ на немъ и на насъ: и это жертвоприношеніе было послѣднее. Послѣднее звено цѣпи жизненной сомкнулось съ первымъ, и кругъ жизни земной завершился.

Архіерею вѣчный, Господи Іисусе Христе! Твое есть сіе изволеніе. Ты глаголалъ Петру: иди по Мнѣ, и возлюбленному ученику Твоему, который ранѣе другихъ возжелалъ сѣсти одесную Тебя въ царствіи Твоемъ, долѣе другихъ назначилъ оставаться на землѣ, къ созиданію церкви Твоей, но и сему не реклъ еси, яко не умретъ. Къ Тебѣ восходятъ исполнители Твоихъ велѣній, когда воззовешь. Ей, тако бысть благоволеніе предъ Тобою!

Свѣтильникъ Церкви, котораго благодатнымъ свѣтеніемъ мы желали и надѣялись еще пользоваться, сокрылся, слушатели. Сокрылся, но не исчезъ. Мракъ смерти не вовсе лишилъ насъ свѣта.

Великій апостолъ, любившій именовать себя меньшимъ изъ апостоловъ, когда приблизилось время отшествія его ко Господу, и предстояли ему тяжкія страданія и смерть, нашелъ нужнымъ, въ предотвращеніе смущенія и укрѣпленіе вѣрныхъ, написать ученику своему Тимоѳею: подвигомъ добрымъ подвизахся, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ. Прочее убо соблюдается мнѣ вѣнецъ правды, егоже воздастъ ми Господь въ день онъ, Праведный Судія: не токможе мнѣ, но и всѣмъ возлюбльшимъ явленіе Его. Обращая вниманіе съ одной стороны на пройденное поприще благовѣствованія евангельскаго, съ другой — на отрадныя обѣтованія Господа, этимъ двойнымъ свѣтомъ апостолъ озарилъ и для себя, и для своего ученика, и для возлюбльшихъ явленіе Христово, и для насъ скорбную минуту разлученія смертнаго.

Подвигомъ добрымъ подвизахся, говоритъ апостолъ. Привыкшій хвалиться только немощами своими, никогда не почитавшій себя достигшимъ своей цѣли или уже усовершившимся, апостолъ языковъ, теперь, въ виду смерти, самъ указываетъ на свой подвигъ. Подвигъ его, дѣйствительно, былъ неизмѣримо великій. Апостолъ языковъ вынесъ христіанство изъ тѣсной сферы міра іудейскаго; старѣйшіе апостолы дали ему руки, чтобъ идти ему къ язычникамъ, и онъ, въ упованіи на благодать Божію, пустился одинъ въ это море, безъ предшественниковъ, и съ помощниками, которыхъ самъ же образовалъ. И плодомъ его проповѣди были церкви отъ Іерусалима до Иллирика, и отъ Иллирика до предѣловъ запада, имъ созданныя и устроенныя. Теченіе скончахъ. Душею онъ порывался бы или возвратиться на свои прежніе слѣды, или искать себѣ новыхъ странъ для проповѣди. Но Римъ съ своимъ кровожаднымъ владыкою заключилъ и держитъ его въ своихъ рукахъ. При всѣхъ стѣсненіяхъ апостолъ и здѣсь трудится въ благовѣстіи Христовѣ, старается и самыя узы свои обратить въ пользу Евангелія; но все показывало, что теченіе впередъ уже кончено. Вѣру соблюдохъ: при всѣхъ угрозахъ и страданіяхъ за нее остался ей вѣренъ; при всѣхъ нападеніяхъ лжебратіи, при всѣхъ покушеніяхъ произвести раздѣленіе въ вѣрѣ, смѣшать ее съ іудействомъ, соблюлъ ея цѣлость и чистоту. Въ союзѣ со старѣйшими апостолами онъ поборолъ въ самомъ началѣ двоевѣріе. Въ своихъ писаніяхъ разъяснилъ отношеніе вѣры Христовой къ закону; показалъ безсиліе закона въ дѣлѣ спасенія іудеевъ и эллиновъ, и могущество благодати Христовой; далъ церкви оружіе противъ возраждающихся враговъ чистой проповѣди евангельской. Подвигомъ добрымъ подвизахся, вѣру соблюдохъ. Вотъ свѣтлое прошедшее, предносившееся взору апостола, когда обрашалъ онъ вниманіе на пройденное имъ поприще! Прочее соблюдается мнѣ вѣнецъ правды. Сколько чиста, свѣтла и тверда вѣра апостола, столько же сильна его надежда. Онъ помнитъ обѣтованіе своего Господа, для Котораго все оставилъ, Которому безраздѣльно предалъ всего себя. Готово для него воздаяніе — вѣнецъ правды, которымъ Самъ Податель правды и Судія Праведный увѣнчаетъ подвизавшихся праведно: вѣнецъ неувядаемый, вѣнецъ радости и блаженства въ Бозѣ, ждетъ подвизавшагося въ день онъ, въ свѣтлый день вѣчности.

Но чтобы не отнять блаженнаго упованія и у тѣхъ, которые не имѣли ни такого обширнаго поприща для дѣйствованія, ни тѣхъ великихъ дарованій, какія предоставилъ Господь апостолу языковъ, но тѣмъ не менѣе усердно работали своему Господу, чтобы подкрѣпить и своего возлюбленнаго сына по духу, пастыря ефесскаго въ подвигѣ служенія, на него возложеннаго, подкрѣпить не однимъ примѣромъ своей возвышенной жизни и дѣятельности, апостолъ присовокупилъ: не токмо же мнѣ (воздастъ), но и всѣмъ возлюбльшимъ явленіе Его. Воздастъ всѣмъ, которые, возлюбивъ Христа въ первомъ Его явленіи, смиренномъ и убогомъ, предали свою душу Ему и Его великому дѣлу, въ чаяніи славнаго втораго Его явленія. Вотъ свѣтъ отъ грядущаго Востока! Блаженъ тотъ, чей конецъ жизни озлащается этимъ двойнымъ свѣтомъ — свѣтомъ вечерней зари угасающей жизни земной и свѣтомъ занимающейся зари утра вѣчности.

Когда мы повторяемъ слова апостола, въ которыхъ онъ кратко изображаетъ свою дѣятельность, и высказываетъ столь высокія надежды, не приходитъ ли вамъ на мысль, слушатели, приложить слова апостольскія къ жизни и дѣятельности скончавшаго теченіе свое, преемника апостольскаго служенія, великаго архипастыря нашего: «подлинно подвигомъ добрымъ ты подвизался и вѣру соблюлъ». И не повторяетъ ли сердце ваше въ упованіи на Всеблагаго Воздаятеля: «прочее соблюдается тебѣ вѣнецъ правды?» Еслибы кто усомнился, можетъ ли вѣнецъ, ожидаемый апостоломъ, принадлежать и не апостолу, — его сомнѣніе разрѣшаетъ самъ апостолъ словами: его же воздастъ Господь не токмо мнѣ, но и всѣмъ возлюбльшимъ явленіе Его.

Подвигомъ добрымъ подвизахся. Вѣрная своему пастырю до гроба любовь пасомыхъ, конечно, желала бы теперь видѣть предъ собою воспроизведеннымъ этотъ многолѣтній, многосложный и многовидный подвигъ его пастыреначальства. Но ни силъ все обнять, ни времени все передать живымъ словомъ не достанетъ теперь повѣствующему. Христіанская совѣсть можетъ желать одного, чтобы въ этой картинѣ ясны были черты пастыря по духу апостольскому, который есть тотъ же духъ Христовъ. Это не трудно будетъ примѣтить, тѣмъ болѣе, что вся жизнь почившаго въ Бозѣ архипастыря, отъ первыхъ дней до послѣднихъ, проникнута одною глубокою религіозною мыслію и чувствомъ.

Жизнь пастыря слагается изъ приготовленія къ пастырскому служенію и самаго служенія.

Прекрасный залогъ будущей свѣтлой дѣятельности вынесъ почившій архипастырь изъ домашняго воспитанія: это — чистое, цѣломудренное, духомъ искренняго благочестія проникнутое сердце. Вотъ почему доброе семейство благочестиваго служителя алтаря Господня всегда почиталъ онъ незамѣнимою школой для посвящающихъ себя духовному служенію. Какъ и въ нѣкоторыхъ примѣрахъ древнихъ великихъ пастырей церкви: Свв. Василія Великаго, Григорія Богослова и Іоанна Златоустаго, видно и здѣсь особенное вліяніе доброй, христіански-благочестивой и свѣтлымъ умомъ одаренной матери на юнаго сына. Тогдашнія училища духовныя, даже лучшія, были небогаты средствами къ развитію необыкновенныхъ дарованій юноши. Но, когда окончилось обученіе его тамъ, Господь Самъ Своими путями довершилъ его образованіе. Первыя учебныя должности, какія возложены были на него начальствомъ, способствовали приготовленію въ немъ богомудраго богослова и церковнаго витіи. Преподованіе двухъ священныхъ языковъ Библіи познакомило его съ коренными источниками христіанскаго вѣроученія и съ писаніями богопросвѣщенныхъ отцевъ греческихъ. Творенія Св. Григорія Богослова своимъ глубокомысліемъ особенно были сродны его духу и съ такою любовію были имъ изучаемы, что нѣкоторыя стихотворенія Григорія, на греческомъ языкѣ, сохранились у него въ свѣжей памяти до позднихъ лѣтъ жизни. Высокія дарованія молодаго наставника и особенно его церковныя проповѣди скоро обратили на него вниманіе маститаго архипастыря Москвы. Еще болѣе должно было приблизить къ нему вступленіе сего наставника въ жизнь иноческую: но Господь скоро вызвалъ его изъ среды пустынной на среду высшаго служенія. Въ столицѣ сѣверной новыя обязанности потребовали отъ него новыхъ усилій къ самообразованію и вмѣстѣ открыли ему болѣе широкое и болѣе видное поприще для дѣятельности. Быстро росли и зрѣли его силы духовныя. Его слово тогда уже было исполнено глубокихъ богословскихъ созерцаній, душа его любила часто погружаться въ тайны Креста Христова, въ тайны дѣйствія Духа Святаго въ душахъ облагодатствованныхъ. Труды въ изъясненіи Писанія показывали также стремленіе къ таинственному и сокровенному. Такъ и надлежало сему быть: Слово Божіе говоритъ намъ о тайнахъ небесныхъ, о тайнахъ внутренней жизни нашей. Поставленный во главѣ преобразованнаго тогда высшаго духовнаго училища, онъ приготовилъ два послѣдовательные ряда новыхъ дѣятелей для церкви въ духѣ истинной вѣры и благочестія. Тогда-то архипастырь с.-петербургскій, любившій его какъ сына, рѣшился избрать его себѣ въ помощника епископскаго служенія. Вотъ какой знаменательный и многотрудный путь долженъ былъ онъ пройдти до каѳедры епископской! И при всемъ томъ, когда узналъ онъ отъ своего архипастыря о предстоящемъ назначеніи, не обинуясь сказалъ ему: «если хотите наградить меня этимъ саномъ, то епископство не честь, но подвигъ».

Такъ дѣйствительно всегда смотрѣлъ почившій въ Бозѣ архипастырь на достойное прохожденіе епископскаго служенія, какъ на трудный и великій подвигъ. Это не внѣшнее служеніе, но строительство душъ: непрестанная борьба съ врагами духовной жизни, непрерывное попеченіе о спасеніи ввѣренныхъ, всегдашнее хожденіе предъ Богомъ въ духѣ молитвы, постоянное углубленіе въ разумь слова Христова. Такъ самъ онъ понималъ свои обязанности, такъ училъ и новыхъ пастырей понимать ихъ. Подвигомъ добрымъ подвизахся.

Недолго занималъ онъ подчиненное мѣсто въ іераршескомъ служеніи; вскорѣ введенъ былъ въ число членовъ верховнаго священноначалія церкви русской, и потомъ возведенъ не каѳедру первосвятителя московскаго Петра. На этой сугубой высотѣ еще яснѣе раскрылись духовныя доблести и подвиги знаменитаго іерарха. Не можетъ градъ укрытися, верху горы стоя.

Тогда церковь русская въ первый разъ увидѣла слово Христово и писанія апостоловъ на своемъ языкѣ: и первымъ движителемъ сего священнаго дѣла въ средѣ іерарховъ былъ нашъ архипастырь. Тогда приступлено было и къ переложенію ветхозавѣтныхъ книгъ съ первоначальнаго языка, и если оно не было доведено до конца, то не по винѣ трудившихся. Тогда архипастырь московскій, исполняя заповѣдь апостола Павла ученику своему: держись начертанія здраваго ученія и передай вѣрнымъ людямъ, которые были бы способны и другихъ научить (2 Тим. 1, 13; 2, 2), изложилъ краткое ученіе о благочестіи христіанскомъ въ назиданіе чадъ церкви русской. Подвигомъ добрымъ подвизахся.

Но содѣйствуя распространенію и утвержденію здраваго ученія вѣры, надлежало и отстранять навѣваемыя духомъ времени внушенія неправомыслія. Являлись ли покушенія самообольщеннаго мудрованія проложить какіе-то свои пути ко внутреннему соединенію съ Богомъ, помимо царскаго пути, указуемаго церковію; являлось ли суемудрое желаніе отрицать все таинственное и сверхъестественное въ дѣлѣ вѣры и откровенія; являлось ли покушеніе, взятое съ примѣра чуждаго, заковать духъ вѣры въ мертвые формы и такимъ образомъ всякое движеніе богословствующей мысли сдѣлать невозможнымъ; — бдительный взоръ пастыря-богослова скоро обличалъ уклоненія отъ истины православія. Настало время бóльшей свободы, и первое слово архипастыря предъ священноначаліемъ церкви русской было за Слово Божіе, чтобы сдѣлать его доступнымъ для всѣхъ на понятномъ нарѣчіи. Подвигомъ добрымъ подвизахся, вѣру соблюдохъ.

Подвизаясь за дѣло Божіе, за правду Христова Евангелія, нельзя было не потерпѣть различныхъ искушеній. Нѣтъ подвига безъ страданія. Но кроткій благовѣститель мира все переносилъ благодушно на себѣ, стараясь извлекать полезное для церкви изъ всякаго положенія. Онъ раздѣлялъ и болѣзни другихъ церквей, намъ единовѣрныхъ, стараясь водворить между ними миръ. Въ этомъ попеченіи о близкихъ и отдаленныхъ, о своихъ и чуждыхъ, онъ могъ сказать съ апостоломъ, что испытываетъ нападеніе еже по вся дни и носитъ попеченіе всѣхъ церквей.

Ограничиваясь болѣе тѣснымъ кругомъ дѣлъ, въ средѣ паствы московской, мы здѣсь еще ближе усмотримъ духъ истиннаго пастыря, старающагося быть всѣмъ вся, да всяко нѣкія спасетъ. Его слово, оглашавшее такъ часто святые храмы столицы, раскрывая основанія и духъ ученія и закона Христова, всегда имѣло въ виду единое на потребу христіанину; глубокія изысканія, не имѣющія отношенія къ жизни христіанской, были ему чужды. Въ его словѣ слышится краснорѣчіе сердца, искренно убѣжденнаго въ истинѣ евангельской и собственнымъ опытомъ дознавшаго ея божественную силу. Благолѣпіе святыхъ храмовъ было отрадой его души, какъ выраженіе искренней преданности вѣрѣ приносящихъ жертвы, и какъ возбужденіе къ благоговѣнію предъ святыней. Особенное вниманіе его было обращено на достойное присутствія Божія хожденіе во храмѣ и священнодѣйствіе служителей алтаря, и съ особеннымъ благоволеніемъ взиралъ онъ на дѣятельность тѣхъ пастырей, которые проходили свое служеніе съ искреннею заботливостію о внутреннемъ благоустроеніи своихъ чадъ духовныхъ.

Двери его дома всегда были открыты для всѣхъ имѣющихъ нужду въ разрѣшеніи душевныхъ недоумѣніи, для уязвленныхъ въ своей совѣсти и ищущихъ умиротворенія, — и всякаго принималъ онъ и врачевалъ духовно съ любовію отеческою, такъ что поистинѣ могъ сказать съ апостоломъ: кто изнемогаетъ и не изнемогаю (2 Кор. 11, 29)? Въ общественныхъ бѣдствіяхъ и частныхъ нуждахъ — его была первая молитва о всѣхъ и возможная помощь. Воспитаніе юныхъ поколѣній въ духѣ христіанскаго благочестія, устроеніе для сиротствующихъ дѣтей духовныхъ лицъ дома призрѣнія и воспитанія на собственныя средства, пособія готовящимся на служеніе церкви и ихъ наставникамъ, къ улучшенію ихъ внѣшняго быта, безъ всякаго отягощенія церквей и клира, пособія трудящимся въ проповѣди Евангелія среди отдаленныхъ языческихъ племенъ... И кто исчислитъ всѣ другія благотворенія сердобольнаго архипастыря?

Пастырь Христовъ чувствовалъ свой долгъ заботиться не о тѣхъ только, которые стояли въ оградѣ его паствы, но и о тѣхъ, которые въ другія, печальныя времена были отторгнуты и похищены у церкви православной заблужденіемъ и коварствомъ. И его святая преданность дѣлу своего служенія, его строгое соблюденіе древняго порядка церковной жизни, его просвѣщенныя бесѣды и пастырскія убѣжденія открывали доступъ слову истины ко внутреннему слуху заблуждающихъ и пріобрѣтали новыхъ членовъ церкви.

Строгій инокъ и любитель иноческихъ подвиговъ, сдѣлавшись архипастыремъ московскимъ, сколько обителей иноческихъ онъ обновилъ, устроилъ и утвердилъ своими мудрыми распоряженіями и правилами. Духовное подвижничество, какъ высшій цвѣтъ христіанской жизни, всегда привлекало его сердце въ писаніяхъ ли древнихъ пустынножителей или въ живыхъ лицахъ, сокровенно трудяшихся предъ Господомъ. И обители иноческія, какъ духовно воспитательныя учрежденія, какъ разсадники благочестія, обладающіе бóльшими средствами къ выполненію древнихъ уставовъ богослуженія, были однимъ изъ постоянныхъ предметовъ его попеченія. И самъ онъ, въ келліи ли Геѳсиманской, среди ли столицы, всегда простой и строгій въ образѣ жизни, всегда благоговѣйный молитвенникъ былъ образцомъ иночества.

Но строгій инокъ не переставалъ быть горячимъ сыномъ общаго всѣмъ отечества, и пастырь стада Христова являлся мужемъ государственнымъ, когда былъ призываемъ къ разсмотрѣнію вопросовъ, въ которыхъ нужды церкви соприкасаются съ дѣлами государства, или когда довѣріемъ самодержцевъ русскихъ поручаемы были ему особенно важныя дѣла. Въ нуждахъ государства онъ первый приносилъ жертвы отъ сбереженныхъ имъ даяній. И во всѣхъ радостяхъ и скорбяхъ Царскаго Дома принималъ глубочайшее участіе, съ молитвой въ сердцѣ, съ словомъ духовнымъ.

Такъ проводя въ трудѣ и подвигахъ день и ночь, неусыпно, неутомимо, всегда имѣя въ виду волю Господню и не свою личную пользу, но благо церкви, государства, общества, — вѣримъ, — могъ онъ сказать, скончавая свое земное поприще: Подвигомъ добрымъ подвизахся. Приложи намъ, Господи Боже нашъ, и сіе, какъ довершеніе Твоихъ благодѣяній, чтобы нашъ добрый вождь на пути къ горнему отечеству наслѣдовалъ вѣнецъ правды, обѣщанный Тобою возлюбльшимъ явленіе Сына Твоего. Четыредесять лѣтъ вѣрный рабъ твой Моисей былъ вождемъ народа Твоего на пути къ Ханаану земному; и когда, на предѣлахъ земли обѣтованной, взятъ былъ отъ среды живыхъ; плакашася сыны Израилевы о Моисеѣ. И мы болѣе чѣмъ четыредесять лѣтъ привыкшіе слѣдовать за вождемъ, Тобою даннымъ, къ Ханаану небесному, не можемъ не плакать о лишеніи богомудраго руководителя и пастыря, — но забывая скорбь о себѣ, всѣ слезы и прошенія сливаемъ въ одну молитву: присоедини его къ церкви первородныхъ на небесѣхъ написанныхъ, и духовомъ праведникъ совершенныхъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] 16 ноября — день постриженія его высокопреосвященства въ монашество; 21 ноября — день вступленія его въ училищную службу и день посвященія въ іеродіакона.

Источникъ: Памяти въ Бозѣ почившаго архипастыря московскаго митрополита Филарета. Слово при отпѣваніи тѣла въ Бозѣ почившаго архипастыря Московскаго, высокопреосвященнѣйшаго митрополита Филарета 25 ноября 1867 г., сказанное ректоромъ московской духовной академіи, протоіереемъ А. В. Горскимъ. // Журналъ «Православное обозрѣніе». — М.: Въ Университетской типографіи. — 1867 г. — Томъ XXIV. — С. 7-17.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0