Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Г

Свт. Георгій (Конисскій), архіеп. Могилевскій и Бѣлорусскій († 1795 г.)

Свт. Георгій (Конисскій), архіеп. Бѣлорусскій (въ мірѣ Григорій), «необычайный іерархъ русской церкви», «апостольскій трудникъ» въ борьбѣ съ латинствомъ и уніей за православіе и русскую народность; выдающійся дѣятель въ церковно-религіозной, общественной и политической жизни сѣверо-западной Россіи второй половины 18-го столѣтія. Родился 20 ноября 1717 года въ семьѣ бургомистра г. Нѣжина. 11-ти лѣтъ былъ отданъ въ Кіевскую духовную академію, гдѣ съ отличнымъ успѣхомъ и окончилъ полный курсъ, въ 1743 г., основательно изучивъ, какъ богословіе, философію, исторію, риторику и поэзію, такъ и языки — латинскіи, польскій, греческій, еврейскій и нѣмецкій. 11 августа 1744 г. принялъ монашество въ Кіево-Печерской лаврѣ. Съ 1745 г. и по 1755 г. служилъ въ воспитавшей его академіи, сначала въ должности учителя піитики, потомъ (съ 1747 г.) профессора философіи и префекта академіи, а съ 1751 г. профессора богословія и, наконецъ, (съ 1721 г.) — ректора академіи, съ возведеніемъ въ санъ архимандрита. 20 августа 1755 г. Георгій былъ посвященъ въ Кіевѣ въ епископа Бѣлорусскаго… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Георгій (Конисскій), архіеп. Могилевскій и Бѣлорусскій († 1795 г.)
Слово въ день святыя Великомученицы Екатерины.

И вожделѣетъ царь доброты твоея (Псал. 44, 12).

Празднуемъ день невѣсты Христовой, Великомученицы Екатерины, которую Царь неба и земли, Сынъ Божій Единородный въ живомъ и несумнѣнномъ сновидѣнія небеснаго дѣйствіи, какъ читаемъ въ повѣсти страданія ея, обручилъ Себѣ въ невѣсту, давъ ей перстень изъ руки Своея Божественныя. Комужь не желательно увидѣть доброту сей невѣсты Христовой? а что больше и несравненно, кому не желательно и себе самого видѣть въ тойже самой добротѣ, Христу Сыну Божію вожделѣнной и перстень обрученія съ Нимъ съ Божественныхъ перстовъ Его извлекающей? А сіе то высочайшее блаженство есть собственное наше, о, христіане, понеже вся церковь Христова, все сословіе христіанское удостоено нарицатися невѣстою Христовою, и, конечно, есть, естьли только доброту лица невѣсты сея на себѣ указываемъ, которая доброта не что иное есть, какъ образъ Божій, по коему мы созданы есмы, по оному написанному: и сотвори Богъ человѣка, по образу своему и по подобію своему (Быт. 1, 27); какъ бо Богъ есть самое лучшее добро и источникъ всего сотвореннаго добра, потому и въ сотвореніяхъ Своихъ тое больше любитъ, тоей доброты больше вожделѣетъ, которая яснѣйше на себѣ образъ Его указуетъ. Въ чемъ убо образъ Божій, въ коемъ созданы есмы, состоить, и какъ мы, потерявъ оный, опять воспріяли и возобновили въ насъ женихомъ церкви, Спасителемъ нашимъ Іисусъ Христомъ, потому и практическое сего образа въ насъ начертаніе должно дѣйствоваться, о томъ пріимите слѣдующее слово.

И во-первыхъ, въ составѣ тѣла человѣческаго образъ Божій не состоитъ, понеже Богъ не ограниченъ, естъ вездѣ сый и вся исполняяй, и Духъ есть нераздѣльный и безсмертный, а не тѣло раздробляемое и въ прахъ разсыпаемое, хотя и составъ тѣла человѣческаго къ обитанію въ немъ образа Божія лучше и отличнѣе, чѣмъ протчіихъ животныхъ составы, сотворенъ есть, что и самые язычники признавали: протчимъ звѣремъ, говоритъ языческій піита, далъ Творецъ голову, въ землю понуренную, человѣку высоко поставилъ смотрящую въ небо. Естлижь не въ тѣлѣ состоитъ образъ Божій, то ни въ бородѣ, какъ нѣкоторыи безумцы говорятъ, тѣмъ обмануты, что иконописцы обыкли писать Ветхаго денми, си есть, предвѣчнаго Бога съ бородою, хотя о бородѣ Божіей нигдѣ не читали, да бородыжь и козелъ не лишенъ, по мнѣнію убо бородатыхъ, но безумныхъ головъ, былъ бы и козелъ особа Божія.

Могужь сказать, что не въ одной душѣ отдѣльно отъ тѣла состоитъ образъ Божій, и не въ однихъ ея существенныхъ свойствахъ и не въ одинакомъ состояніи, но въ томъ единственнѣ, въ какомъ она въ тѣло отъ Бога вдохновенна была. Существа души свойства суть непремѣнныя, что она есть духъ, духъ безсмертный, разумомъ одаренный и свободою воли. Въ сихъ свойствахъ души человѣческой такъ просіялъ образъ Божій, что между видимыми тварями одинъ человѣкъ какъ сынъ Божій, образъ Бога носящій, считался; вся тварь — тѣло, вся неразумна и несамовластна, единъ человѣкъ по душѣ своей духъ безсмертный, разумный и самовластный созданъ, почему и царь земли надъ протчими всѣми тварями, яко рабами, учиненъ, по оному реченному къ праотцемъ нашимъ: раститеся, и множитеся, и наполните землю, и господствуйте ею, и обладайте рыбами морскими, и звѣрьми, и птицами небесными, и всѣми скотами, и всею землею, и всѣми гадами пресмыкающимися по земли (Быт. 1, 28). И сей царь земный былъ купно и наслѣдникъ царствія небеснаго, яко сынъ Божій, яко образъ Бога, Творца своего, носяй на себѣ.

Но вотъ пакость и въ образѣ таковомъ отмѣна: знаете, слышатели, что и самый краснѣйшій видъ лица премѣняется, въ мерзкое безобразіе приходитъ чрезъ недуги и другіе несчастные случаи. Такъ, сей царь и обладатель земли, сей подобообразный сынъ Божій грѣхопаденіемъ своимъ, о, несчастія тягчайшаго, о, перемѣны ужаснѣйшей! — вдругъ загладилъ въ себѣ образъ Божій такъ, что едва малѣйшіи чертинки осталися его: указалось на лицѣ его вмѣсто благочестія злочестіе, вмѣсто смиренія — гордость, въ очахъ — зависть вмѣсто благодарности, во устахъ — лесть вмѣсто истины, въ языкѣ — клевета вмѣсто похвалы и оправданія, въ сердцѣ — вражда вмѣсто любви, въ рукахъ — хищеніе и лихоимство вмѣсто благотворенія, въ ногахъ — скорое теченіе проліяти кровь, нежели помогти бѣдствующему. Такъ, сей царь рабомъ и плѣнникомъ похотей своихъ, а, слѣдовательно, и того, кто его таковыми похотьми плѣнилъ, то есть, діавола, а тѣмъ самымъ изъ наслѣдника царствія небеснаго наслѣдникомъ мукъ вѣчныхъ сдѣлался и вмѣсто образа Божія образъ діавола начертанми грѣховными въ себѣ показалъ, почему и ко Іудеемъ, замышлявшимъ Христа убити, не обинуяся, Христосъ Спаситель возгласилъ: вы отца вашего діавола есте, и похоти отца вашего хощете творити: онъ человѣкоубійца бѣ искони, и во истинѣ не стоитъ (Іоан. 8, 44). Сей то образъ діавольскій увидѣвше созданіе въ царѣ своемъ, не захотѣло больше ему повиноватися: мать его по тѣлу, земля, увидѣвъ сего не сына уже, но отродка своего, поставила терніе ему и волчецъ приносити при кровавомъ потѣ, чѣмъ хлѣбъ чистый и плоды вожделѣнные и, зевнувъ устами своими, уготовила ему гробъ и гной; звѣріе и все животное столько одичавили предъ симъ измѣнникомъ уже и тираномъ, а не царемъ, что ему надобность стала и отъ самаго малѣйшаго червяка вреда и смерти бояться. Его умъ занятъ уже былъ суетами и коварными помышленьями, а не Божіихъ дѣлъ разсужденіями, его воля вся преклонилась и перевѣсилась творити злое, а не благое; такъ что Апостолъ о превратившемся и обезобразившемся человѣцѣ такъ заключилъ: душевенъ, рече, человѣкъ, образъ, сирѣчь, Божій потерявшій, не пріемлетъ яже Духа Божія: юродство бо ему есть, и не можетъ разумѣти (1 Кор. 2, 14).

Кто таковой перемѣны ужасной отъ вкушенія одного яблока надѣялся? Ужаснулось небо, вострепетали тмы темъ наполняющихъ небеса ангеловъ Божіихъ, увидѣвши праотца нашего Адама въ сей личинѣ діавольской. Въ сей же личинѣ богомерзкой какъ самъ остался праотецъ нашъ, такъ и все наслѣдіе свое породилъ, о первородномъ бо сынѣ его, Каинѣ написано: и роди Адамъ сына своего по подобію своему, сирѣчь, такому, какое носилъ, потерявъ подобіе Божіе, родилъ, какъ и самое дѣло указало, убійца рода человѣческаго убійцу роднаго брата своего; да и Давидъ согрѣшившій въ примѣръ всему наслѣдію Адамлю говоритъ: въ беззаконіихъ зачатъ есмь, и во грѣсѣхъ роди мя мати моя (Псал. 50, 7).

И сія потеря образа Божія была для насъ во вѣки ненаградимая, естьли бы Богъ, по милосердію Своему, не далъ намъ втораго Адама, Адама вмѣсто перстнаго небеснаго, Іисуса, Сына Его Единороднаго, Который, сообщився плоти нашей и крови, а тѣмъ самымъ содѣлавшись братомъ нашимъ, передѣлалъ насъ опять въ сыны Божіи и наслѣдники царствія небеснаго, обновляя въ насъ образъ Божій, давъ силу къ тому Духа Своего Пресвятаго, почему и увѣщаваетъ насъ Апостолъ вселенскій, глаголя: первый человѣкъ отъ земли, перстенъ: вторый человѣкъ, Господь съ небесе. Яковъ перстный, такови и перстніи: и яковъ небесный, тацы же и небесніи: и якоже облекохомся во образъ перстнаго, да облечемся и во образъ небеснаго (1 Кор. 15, 47-49).

Тутъ мѣсто намъ хотя отѣнить, какимъ способомъ долженствуемъ обновлять и начертывать образъ Божій на душахъ и на тѣлахъ нашихъ. А вотъ, мнѣ кажется такъ: умъ нашъ и мысли, по перстному человѣку, Адаму, сирѣчь, ветхому, все занимается житейскими заботами, исканіемъ честей, стяжаніемъ богатства, роскошей день со дня умноженіемъ, а за симъ нелѣпымъ и суетнымъ размышленіемъ и воля наша слѣпо стремится; по небесному убо человѣку, обновителю тлѣнія нашего, принудимъ мысли наши заниматься вѣчными и божественными, какъ на смертную постель положиться и встать на судъ Божій къ отвѣту всѣхъ содѣянныхъ нами въ жизни сей. По перстному человѣку, око наше завидитъ и бровь нашъ, возносясь, всѣхъ презираетъ; по небесному человѣку, поставимъ стражъ и самому оку нашему, чтобы оно смотрѣло цѣломудренно, кротко, смиренно, общительно, и въ небо смотрѣло, какъ и языческій піита сказалъ, а не въ землю со скотами, чтобъ слезами частѣе омокалось, чѣмъ улыбками смѣхотворными. Ухо ветхаго Адама отверсто клеветамъ и любовнымъ концертамъ, напротивъ затканно отъ вопля обидимыхъ, отъ прошенія нищихъ, отъ молитвы къ Богу, отъ плачевныхъ пѣсней, провождающихъ мертваго ко гробу; по новому убо Адаму, отверзимъ уши на славословіе Божіе, на вопль обидимыхъ, на воздыханіи утомленныхъ и умирающихъ гладомъ и нищетою подданныхъ нашихъ. Языкъ и уста ветхаго Адама клеветою, лестію, срамословіемъ занимаются, и, какъ Апостолъ его описуетъ, огнь есть, паляй все коло рожденія нашего, и опаляяйся отъ геенны, лѣпота и прикраса всякія неправды (Іак. 3, 6); по новому убо Адаму, сдѣлаемъ уста и языкъ нашъ органомъ славословія Божія, защищеніемъ невинности, ходатаемъ кающихся, истиннымъ вѣстникомъ сердца, дверей не имущаго. По ветхому Адаму, руки наши готовы ободрать, похитить, лихоимничить, заушить, ябеды сочинять, а ноги скоры тоже проліяти кровь, на комедіи, на пляски, на маскерады спѣшить; по новому убо Адаму, руки и ноги наши сотворимъ орудія правды, бѣжимъ на молитву въ церковь, бѣжимъ, когда требуетъ нужда бѣдствующихъ въ напастѣхъ и злоключеніяхъ, воздѣваимъ руки преподобныя къ Богу, простираемъ къ ближнему съ подаяніемъ милостины. По ветхому Адаму, сердце наше есть самое гнѣздо змію оному пекельному, который блевотинами своими всѣ наши чувствы и органы тѣлесные заражаетъ, какъ учитъ великій практическій Богословъ Макарій Египетскій; дадимъ же мѣсто въ сердцѣ нашемъ Самому Тому новому Адаму, Христу, дабы Онъ, изгнавши змія со блевотинами его смертоносными, всѣ чувства наши и орудіи тѣлесные жизненными благодати Своея соками оживотворилъ. Такъ насадится въ насъ, въ душѣ и тѣлѣ нашемъ, образъ Божій, укажется ясно царское подобіе Творца нашего.

Только не мысли никто, чтобъ сіе подобіе вдругъ въ одинъ часъ, или же въ одну недѣлю, и мѣсяцъ, и годъ могло сдѣлаться въ насъ, хотя и образъ Его въ насъ такъ зачинается, раждается и растетъ до совершенства своего, какъ и младенецъ отъ зачатія своего до совершеннаго возраста, и подобіе въ немъ отчее со всѣми навыками и движеніемъ тѣлеснымъ совершенно указуется въ возрастѣ его. Посему Павелъ Апостолъ, видя въ Галатахъ загладившійся образъ Христовъ, болѣзнуетъ ими на — ново и, аки мать раждающая, вопіетъ: чадца моя, имиже паки болѣзную, дондеже вообразится Христосъ въ васъ (Гал. 4, 19). Посему онъ же апостольское и учительское дѣло до того времени продолжаетъ, дондеже достигнемъ вси въ соединеніе вѣры и познаніи Сына Божія, въ мужа совершенна, въ мѣру возраста исполненія Христова (Ефес. 4, 13). Все убо житіе наше должно быть ученіемъ и старательствомъ, какъ вообразити въ насъ Христа и въ возрастъ и мѣру совершенну исполненія Его привести, всякій день и часъ долженствуемъ въ зеркало закона Божія смотрѣть и примѣчать и въ очахъ, и ушахъ, и устахъ, и въ рукахъ и въ ногахъ, аще начертаніе образа Божія указуется, аще величество и лѣпота подобія Творца нашего въ насъ довольно примѣтны суть. И подвигъ, кажется, не легокъ о семъ единомъ чрезъ все житіе стараться; но, во-первыхъ, легко будетъ, только начни: иго бо мое благо, Христосъ увѣряетъ, и бремя мое легко (Матѳ. 11, 30); притомъ, помяни смерть всякъ свою: ежели ты не ощутилъ сладости образа Божія въ тѣлѣ въ цѣломъ житіи твоемъ, равно въ напастѣхъ, какъ и въ благополучіи, что сей, то есть, образъ одинъ есть въ жизни сей предвкушеніе блаженства вѣчнаго въ благополучіи презирающихъ вся благая временная, въ напастѣхъ побѣждающихъ все злое вѣка сего, то, конечно, при смерти твоей, какъ цѣлымъ моремъ сладостей осладитъ душу твою образъ сей Божій, въ тебѣ впечатлѣнный, какъ ты чувствуешь и живо увидишь, что сей образъ ведетъ тебе просто къ Отцу твоему, ангелами обстоимый, на рукахъ ихъ возносимый, какъ ты явишься къ Богу не какъ осужденникъ и рабъ неключимый, но какъ сынъ и наслѣдникъ царствія Его, и въ дополненіе всего того, когда ты въ воскресеніе мертвыхъ съ тѣломъ и душею прозябнешь отъ земли не яко терніе, но яко чистѣйшая роза, не яко плевелъ, огню уготованный, но яко пшеница, руками ангеловъ — жателей небесныхъ сожинаемая и въ житницу небесную съ веселыми пѣснми во гласѣ шума праздничнаго преносимая, въ то время образъ Божій, ты сыне Божій образованный, даже до избытка почувствуешь, есть ли нынѣ нечувствуешь.

А симъ то образомъ украсила и удобрила себе нынѣ празднуемая Великомученица Екатерина, для сего сказано ей: вожделѣетъ царь и проч., для сея доброты обручилъ ее Себѣ въ невѣсту Христосъ Господь и Спаситель нашъ. Сей образъ видя въ себѣ Екатерина, о внѣшнемъ образѣ лица своего, аще и прекраснѣйша была, не брегла, но на обруганіе, израненіе, обезображеніе мучителямъ усердно предала; сей образъ Христовъ былъ ей и бѣлиломъ, и румянцемъ, я монистомъ дражайшимъ, и вѣнцемъ краснѣйшимъ и порфирою царскою; всю бо сію наружную утварь уметами, то есть, сметищемъ въ сравненіи сего образа Христова, вмѣнила, съ Павломъ вопія: яже мнѣ бяху пріобрѣтенія, сія вмѣнихъ Христа ради тщету... Вмѣняю вся уметы быти, а для чего? для того, рече, да Христа пріобрящу, и какимъ образомъ? да обрящуся, рече, въ немъ..., яко разумѣти его, и силу воскресенія его, и сообщеніе страстей его, сообразуяся смерти его (Флп. 3, 7-10). О, преблаженна убо ты, Екатерина святая, симъ образомъ Сыну Божію уневѣстившаяся! Блаженны и всѣ отъ христіанъ, подражающіи тебѣ и всякій день въ зеркало закона Божія, аще красны суть, аще достойны явитися Богу и обручитися со Христомъ, вникающіи! Что понеже видимъ во именинницѣ вседражайшей, всемилостивѣйшей Императрицѣ нашей Екатеринѣ, потому въ день сей тезоименитства ея тѣмъ паче возвеселимся, что царствуетъ надъ нами подобообразная Богу Императрицы, вся дѣйствія и намѣренія своя къ тому устремляющая, дабы оныя были въ душѣ ея образъ Божій: въ мірѣ — слава Творца, въ церквѣ — святость, въ подданствѣ ея — польза. Таковой государынѣ, сему образу одушевленному Божію, сей Екатеринѣ, по дѣламъ ея великимъ, не меньшимъ достоинствомъ, какъ и тезоименитой ея Великомученицѣ Екатеринѣ, премудрой именуемой, да подастъ Всевышній Творецъ долголѣтное и всеблагополучнѣйшее надъ нами царствованіе, а въ наслѣдникахъ ея вседражайшихъ — вѣчное, утверждая престолъ ихъ, яко дніе неба (Псал. 88, 30), а притомъ и насъ всѣхъ христіанъ образомъ своимъ Божественнымъ да запечатлѣетъ и сыны Себѣ, братію Христу и сонаслѣдники царствія небеснаго да содѣлаетъ; о семъ непрестанныя наши молитвы приносимъ, о семъ единомъ да будетъ къ Богу и утренняя жертва наша, и вечернее кадило. — Аминь.

Источникъ: Слова и рѣчи Георгія Конисскаго, Архіепископа Могилевскаго. — Изданіе редакціи Могилевскихъ Епархіальныхъ Вѣдомостей. — Могилевъ на Днѣпрѣ: Скоропечатня и Литографія Я. Н. Подземскаго, 1892. — С. 351-358.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0