Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 19 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Г

Свт. Георгій (Конисскій), архіеп. Могилевскій и Бѣлорусскій († 1795 г.)

Свт. Георгій (Конисскій), архіеп. Бѣлорусскій (въ мірѣ Григорій), «необычайный іерархъ русской церкви», «апостольскій трудникъ» въ борьбѣ съ латинствомъ и уніей за православіе и русскую народность; выдающійся дѣятель въ церковно-религіозной, общественной и политической жизни сѣверо-западной Россіи второй половины 18-го столѣтія. Родился 20 ноября 1717 года въ семьѣ бургомистра г. Нѣжина. 11-ти лѣтъ былъ отданъ въ Кіевскую духовную академію, гдѣ съ отличнымъ успѣхомъ и окончилъ полный курсъ, въ 1743 г., основательно изучивъ, какъ богословіе, философію, исторію, риторику и поэзію, такъ и языки — латинскіи, польскій, греческій, еврейскій и нѣмецкій. 11 августа 1744 г. принялъ монашество въ Кіево-Печерской лаврѣ. Съ 1745 г. и по 1755 г. служилъ въ воспитавшей его академіи, сначала въ должности учителя піитики, потомъ (съ 1747 г.) профессора философіи и префекта академіи, а съ 1751 г. профессора богословія и, наконецъ, (съ 1721 г.) — ректора академіи, съ возведеніемъ въ санъ архимандрита. 20 августа 1755 г. Георгій былъ посвященъ въ Кіевѣ въ епископа Бѣлорусскаго… далѣе>>

Слова и рѣчи

Свт. Георгій (Конисскій), архіеп. Могилевскій и Бѣлорусскій († 1795 г.)
Слово въ недѣлю Цвѣтоносную, говоренное 6 Апрѣля 1791 года
[1].

Съ какимъ торжествомъ и шумомъ празднованія приняли іудеи Христа Спасителя, входившаго во Іерусалимъ, довольно изъяснили намъ Евангелисты всѣ четыри. Матѳей говоритъ: множайшіи народи постилаху ризы своя по пути, друзіи же рѣзаху вѣтви отъ древъ и постилаху по пути; народи же предходящіи Ему и вслѣдствующіи зваху глаголюще: осанна Сыну Давидову, благословенъ грядый во имя Господне, осанна въ вышнихъ; и вшедшу Ему въ Іерусалимъ, потрясеся весь градъ (Матѳ. 21, 8-10). И не дивно, что такъ принятъ Христосъ Спаситель, когда сіе вшествіе опредѣлено было отъ Бога и предвозвѣщено Пророкомъ Захаріемъ прежде четырехъ сотъ лѣтъ. Радуйся, говорилъ онъ, дщи Сіоня, проповѣдуй, дщи Іерусалимля; се Царь твой грядетъ къ тебѣ праведенъ и спасаяй, Той кротокъ и всѣдъ на подъяремника и жребца юна (Зах. 9, 9). Но такъ торжественно встрѣченный Царь сей былъ ли угощенъ отъ кого изъ числа Боляръ Града онаго престольнаго, и хотя хозяйскимъ столомъ удовольствованъ, о томъ молчатъ Евангелисты; а мнѣ сомнѣваться не безъ причины приходитъ; понеже Гость сей на завтрешній день съ утра, когда однимъ дѣтямъ принимать пищу обыкновенно, восхотѣлъ ясти: утру, рече, возвращся во градъ, взалка (Матѳ. 21, 18). Онъ, начиная благовѣстіе свое не меньше, какъ Моисей и Илія, не яде четыредесять дней; Онъ и въ полуденную пору, когда Апостолы, купивъ брашно, приглашали ясти, не спѣша къ тому, такъ имъ отвѣтствовалъ: Азъ брашно имамъ ясти, егоже вы не вѣсте; Мое брашно есть, да сотворю волю Пославшаго Мя и совершу дѣло Его (Іоан. 4, 32). Сей однако къ посту пріобыкшій Учитель, какъ скоро обутрѣлъ день по въѣздѣ Его во Іерусалимъ, уже и взалка, и издалече увидѣвъ стоящую смоковницу, не облѣнился, совратившися съ пути, итти къ ней, ища плода ко усмиренію стомаха алчбою мучивша Его. Видно убо, что Царь сей не такъ былъ угощенъ, какъ встрѣченъ; восклицаній и похвалъ было много отъ народовъ, но хлѣба ни отъ кого; и если оселъ Его могъ поживиться грызеніемъ вѣтвей постиланныхъ по пути: то ослова участь была лучшая, чемъ всадника Его Царя. Безчеловѣчіе убо, а притомъ и лицемѣрство Іерусалимлянъ было причиною алчбы Христовой; а сія позвала Его къ смоковницѣ искать плода; несысканіе же сего принудило Спасителя ужасную изрещи клятву: да николиже отъ тебе плода будетъ во вѣки (Матѳ. 21, 19).

Мы убо, Слушатели, ходя размышленіями нашими за Христомъ, приступимъ къ тойже смоковницѣ безплодной, дабы узнать, кого она знаменовала въ свое время, да и насъ самихъ не укрываетъ ли она подъ листіями своими.

Что проклялъ Христосъ смоковницу, древо не только разума, но и чувства не имѣющее, а потому и законопреступленію неподверженное, изъ того самаго видно, что оная смоковница образомъ только была вещи проклятія достойныя. Ктожъ сія вещь была? Сонмище безъ сомнѣнія іудейское, которое листвіемъ однимъ содержимаго имъ закона и внѣшними обрядами церковными покрывалось, о дѣлахъ законныхъ и внутреннемъ благочестіи нерадя. Ходили Іудеи въ Церковь и тучныя жертвы приносили; по понеже притомъ другъ на друга враждовали, убивали, обманывали, лихоимствовали, правды не судили, ворамъ потакали; потому о хожденіи ихъ въ Церковь и жертвахъ такъ Богъ къ нимъ чрезъ Исаію Пророка говоритъ: что Мнѣ множество жертвъ вашихъ? Пресыщенъ есмь всесожженіями вашими. Тука агнцевъ и крове юнцовъ и козловъ не хошу; не приходите являтися Мнѣ, и ходити по двору Моему не приложите. Аще принесете Мнѣ семидалъ, всуе, кадило ваше смрадъ Мнѣ есть. А для чего? Руки бо ваши исполнени крове. Како сдѣлался блудницею градъ вѣрный, Сіонъ, въ немъ же правда почиваше; нынѣ въ немъ убійцы! Князи твои общницы ворамъ, любящіи дары, ищущіи взятковъ, сирымъ не судящіи, и суду вдовицъ не внимающіи (Ис. 1, 11-23)!

Хранили посты Іудеи, какъ и Фарисей о себѣ сказалъ: пощуся двукраты въ субботу (Лук. 18, 12). Но чего сіи посты стояли, показуетъ Богъ чрезъ тогожъ Пророка, глаголя: Аще въ сварѣхъ поститеся, и біете пястьми смиреннаго: вскую Мнѣ поститеся и хощете услышану быти съ воплемъ гласу вашему? Не сицеваго поста Азъ избрахъ: аще слячеши, яко серпъ выю твою, и вретище и пепелъ постѣлеши, ниже тако наречется постъ пріятенъ; но разрѣши всякъ союзъ неправды, отпусти сокрушенныя въ свободу, раздроби алчущимъ хлѣбъ твой, и нищія безкровныя введи въ домъ твой; аще видѣши нага, одѣй, и свойственныхъ племени твоего не презри; тогда разверзется рано свѣтъ твой, и изцѣленія твоя скоро возсіяютъ; тогда воззовеши, и Богъ услышитъ тя (Ис. 58, 4-9).

Молилися Іудеи долгими молитвами и нерѣдко выходя на распутія, дабы видимы были народомъ; а конецъ молитвъ ихъ былъ, дабы святыми ихъ народъ называлъ; и святые сіи, поныряюще въ домы вдовицъ, похищали имѣніе ихъ. Таковыхъ богомольцевъ изобличая лицемѣріе, Спаситель Самъ глаголетъ: горе вамъ книжницы и фарисее, яко снѣдаете домы вдовицъ, лицемѣрно долгія молитвы творяще; сего ради лишшее пріимете осужденіе (Матѳ. 93, 14).

Давали безпрекословно Іудеи десятины Церковникамъ по закону, даже и отъ самыхъ дробнѣйшихъ вещей, какъ то, огороднаго овоща: но и за сію щедроту ихъ укоряя, Спаситель говоритъ: горе вамъ книжницы ц фарисее лицемѣри, яко одесятствуете мятву, и копръ, и киминъ, а остависте вящшая закона: судъ, и милость, и вѣру (Матѳ. 23, 23).

Наблюдали Іудеи чистоту внѣшнюю въ пищѣ и питіи, и себя показывали опрятными, благочинными, и благочестивыми: но и сію чистоту, и внѣшній видъ ихъ благочестія, какъ былъ нечистъ предъ Богомъ, изъяснилъ Спаситель, къ нимъ глаголя: горе вамъ книжницы и фарисеи, яко очищаете внѣшнее сткляницы и блюда, внутрь же есте полны хищенія и неправды. Фарисее слѣпый! очисти прежде внутреннее сткляницы и блюда, да будетъ и внѣшнее ихъ чисто (Матѳ. 23, 25-26). И опять о благочестіи внѣшнемъ: горе вамъ, яко подобитеся гробамъ повапленнымъ, иже внѣ уду являются красны, внутрь уду же полны костей мертвыхъ; тако и вы внѣ уду являетеся человѣкомъ праведны, внутрь уду же полны есте лицемѣрія и неправды (Матѳ. 23, 27-28).

И да заключу объ Іудеяхъ: созидали они гробницы Пророческимъ тѣламъ, оправдаяся: о, когда бы мы были во дни отецъ нашихъ, не были бы общницы во крови Пророкъ! Но кто сіе говоритъ? Тѣ, которые дышали убійствомъ на самаго Христа; и для того Спаситель къ нимъ: сами, рече, свидѣтельствуете, что сынове есте избившихъ Пророки; и вы исполните мѣру отецъ вашихъ (Матѳ. 23, 31-32).

Такъ убо сонмище Іудейское, держа законъ на языцѣ токмо, а не въ сердцѣ, показывая личину благочестія, а не самое лице, созидая гробы Пророческія, а дыша убійствомъ, моляся моленіемъ долгимъ, а снѣдая домы вдовицъ, постяся, но постомъ, дабы убити Навуѳея неповиннаго, точно было подобно смоковницѣ безплодной, едино листвіе на себѣ показующей!

Но уже обратимъ очи на себя, не таяжде ли что и сонмище Іудейское творимъ, а потому не той же ли смоковницѣ подобны есмы, и не у насъ ли также листвія премного, а плодовъ ничего? Листвіе у насъ молитва, когда приходимъ въ Церковь не съ Мытаремъ воздохнути и въ перси бія помолитися, но съ Фарисеемъ похвастати; а похвастати не постами какими и десятинами, но уборами новомодными, высокими чубами и долгими хвостами, которые убогимъ главы обнажили и въ самыя короткія и смрадныя рубища прибрали. Какимъ Богомольцамъ и Богомолкамъ угождая Попъ съ Церковниками своими, во всю прыть скачетъ съ Псалтырью своею, не разумѣя и самъ, что читаетъ; говоритъ: глаголы моя внуши, Господи, разумѣй званіе мое (Псал. 5, 2). А и самъ глаголовъ своихъ ни внушаетъ, ни разумѣетъ.

Листвіе есть наша исповѣдь, какъ со стороны духовнаго отца, такъ и сына его исповѣдующагося. Тотъ слѣпый вождь не знаетъ, какъ грѣшника привести въ себя самаго, какъ обнажити струпы, чѣмъ сокрушити сердце его къ покаянію, изторгнути слезы, насадити вѣру, предписати приличную діету для сохраненія впредь отъ грѣха; а исповѣдающійся, не ощутивъ страха, не показавъ сожалѣнія, не возъимѣвъ вѣры въ Того, Котораго кровь очищаетъ грѣхи, не поставивъ твердаго предложенія, еже престати отъ грѣховъ, какъ скоро изъ Церкви выступилъ, такъ и возвращается, аки песъ на свою блевотину и свинія въ любезный свой калъ тинный. Листвіе (дрожа и самъ, какъ листъ, говорю), есть и самое причастіе Тѣла и Крови Господней, когда Іерей подаетъ сія Святая псомъ, и бисеръ сей повергаетъ предъ свиніями, не разбирая, какъ Пророкъ говоритъ, между святымъ и сквернымъ, не раздѣляя нечистаго отъ чистаго; причастившійся же не успѣетъ обагрити уста свои Кровію Сына Божія, тойже моментъ и предаетъ Его, не хуже Іуды, врагомъ Его; соединясь Христу и едино съ Нимъ тѣло сдѣлавшись, тойже моментъ терзаетъ святѣйшій сей союзъ, прилѣпляяся міру и плоти.

Листвіе у насъ есть и самая милостыня и благотвореніе, когда одною рукою бросаю, а другою граблю, копѣйки даю, а тысячи беру, безвинныхъ хлѣба лишаю, а ласкателей моихъ награждаю, благотворю безсовѣстнымъ, а не Бога боящимся, исполнителямъ воли моея, а не Божія. Листвіе суть законы и суды. Суды убо, хотя носятъ на себѣ имя Олтарей неприкосновенныхъ, прибѣжищемъ именуются, и покровительствомъ обидимыхъ, Престоломъ самаго Бога, но въ коихъ не рѣдко прибѣгающій находитъ пещеру разбойниковъ, совѣтъ нечестивыхъ, сѣдалище губителей; законы же хотя собою и святы и непорочны: однако и сами въ семъ застѣнкѣ изтязанія терпятъ, когда подьячими на неправду, какъ струна пыточная, натягиваются. Листвіе есть и монашество наше, если не уединивъ духа моего съ Богомъ Авраамлимъ, и чистоты заприсяжной не храня, величаюсь долгою мантіею и черною завѣсою, точно какъ и фарисеи выставляли себя, разширяя хранилища своя и воскрилія ризъ своихъ, въ коихъ сохраняли они Десятословіе, и на воскриліяхъ его показывали, но такъ тѣсно рѣменьми оное увязывали, что въ дѣло и исполненіе узникъ оный никогда свободенъ пріити не могъ.

Листвіе, да наконецъ скажу, а надобно было въ самомъ началѣ сказать, листвіе есть и мое Архіерейство, если оное состоитъ въ однихъ рипидахъ и осіяльникахъ, въ мантіи полосатой и панагіяхъ и крестахъ; а притомъ получаю я письмо отъ моего Пастыреначальника, въ коемъ написано: Вѣмъ твоя дѣла, яко имя имаши, яко живъ, а мертвъ еси: не обрѣтохъ бо дѣлъ твоихъ совершенныхъ предъ Богомъ твоимъ (Апок. 3, 2).

Итакъ видимъ и у насъ, христіане, листвіе да листвіе, а плоды гдѣ? Не скажетъ ли кто, что не у время есть смоквамъ, какъ и евангелистъ доложилъ о своей смоковницѣ? Но мы не древо есмы, требующее къ плодоприношенію и весны, и лѣта, и осени; намъ и весна, и лѣто, и осень, къ творенію должностей нашихъ, есть цѣлое житіе наше; мы и въ юности, и въ мужествѣ, и въ старости можемъ и долженствуемъ сладкія Творцу нашему смоквы приносити; не препятствуетъ намъ въ томъ и самая зима не только естественная, но и моральная, то есть, бѣды и скорби; а тогда только не время уже будетъ плодоприношенію, когда кончина житія насъ постигнетъ, когда болѣзни смертныя и разумъ и чувства отнимутъ, и мы хотябъ хотѣли, не возможемъ ничего Богоугоднаго сдѣлать.

Хозяинъ отъ древъ тогда наипаче ждетъ, и съ алчбою ищетъ плодовъ, когда оныя довольно окопывалъ, и гноемъ осыпалъ, и оплотомъ огораживая, отъ поврежденія защищалъ, и во время засухи достаточно поливалъ, какъ Богъ о Израилѣ ветхозавѣтномъ, подъ притчею винограда, говоритъ: виноградъ бысть возлюбленному въ розѣ, на мѣстѣ тучнѣ огражденіемъ оградихъ его, и окопахъ, и насадихъ лозу избранну, и создахъ столпъ въ немъ, и предточиліе ископахъ, и ждахъ, да сотворитъ гроздіе, но сотвори терніе (Ис. 5, 1-2). Ктожъ изчислитъ благодѣянія Творца нашего, коими во всякое время и всякъ часъ снабдѣваетъ насъ, ограждая насъ рукою Своею отъ врагъ видимыхъ и невидимыхъ, осыпая насъ дарованіями своими, и душѣ и тѣлу необходимо нужными? Востали на насъ Агаряне: но Богъ укрѣпляетъ воинство наше, и женетъ вспять востающихъ на насъ; совѣтуютъ на насъ злая союзники Агарянъ: но Богъ разсыпаетъ совѣты ихъ; а потому и ждетъ съ великою алчбою плодовъ отъ насъ попечительнѣйшій Творецъ нашъ, находитъ однако, какъ уже сказано, листвіе, да листвіе.

Чтожъ, Христіане! хощемъ ли того изреченія слышать о себѣ, какое Богъ ветхозавѣтному винограду праведнымъ судомъ своимъ произнесъ: отыму огражденіе Мое, и будетъ въ расхищеніе, разорю стѣну, и будетъ въ попраніе, оставлю виноградъ Мой, и ктому не обрѣжется, ниже покопается, и взыдетъ на немъ, якоже на лядинѣ, терніе, и облакомъ заповѣмъ, еже не одождити на него дождя (Ис. 5, 5-6)? Станемъ ли и ужасной оной клятвы ожидать на себѣ, которая безплодную смоковницу на другой день до самаго корени изсушила, а знаменованное ею сонмище іудеевъ, погубивъ царство ихъ и расточивъ ихъ по лицу всея земли, мерзость и отвращеніе во всякомъ народѣ сотвори, а что еще больше, остави ихъ въ невѣрствіи пребывати, по силѣ клятвы: да николиже отъ тебе плода будетъ во вѣки (Матѳ. 21, 19)? О ужаснаго грому! о молніи до самой внутренности душу проходящей и сожигающей!

Не подражаимъ убо несчастному сонмищу іудейскому, не ждемъ проклятія и на насъ Божія, и внезапнаго душъ и тѣлесъ нашихъ до самаго корени изсушенія; паче же потщимся взыскати благословеніе Божіе, не листвіе одно показующе, но и плоды Дѣлателю душъ нашихъ приносяще. Алчетъ Онъ доселѣ спасенія нашего; усмиримъ же алчбу Его сладкими и изобильными благотворенія смоквами, да тако благословитъ Онъ насъ въ вѣцѣ убо семъ изобиліемъ всѣхъ плодовъ земныхъ, въ безконечныя же вѣки сподобитъ вкушати отъ сладостей небесныхъ, уготованныхъ благое творящимъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Слово сіе списано съ подлинной рукописи, и доставлено Издателямъ Христіанскаго Чтенія Преосвященнымъ Гавріиломъ, Архіепископомъ Могилевскимъ.

Источникъ: Слово въ недѣлю Цвѣтоносную, говоренное 6 Апрѣля 1791 года Георгіемъ Конисскимъ, Архіепископомъ Бѣлорусскимъ. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — СПб.: Въ Типографiи Министерства Медицинскаго Департамента Министерства Внутреннихъ Дѣлъ. — 1834 г. — Часть IV. — С. 195-209.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0