Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Е

Архіеп. Евгеній Баженовъ († 1862 г.)
Слово въ день коронованія его Величества, Благочестивѣйшаго Государя Императора Николая Павловича, Самодержца всероссійскаго, говоренное въ астраханскомъ каѳедральномъ соборѣ, 22 августа 1848 года.

Постави, Господи, Законоположителя надъ ними, да разумѣютъ языцы, яко человѣцы суть (Псал. 9, 21).

Подъ именемъ Законоположителя Пророкъ разумѣетъ верховнаго Властителя или Царя, который даетъ законы людямъ, и заставляетъ ихъ покоряться своей державной волѣ. Ибо между правами царскими первое мѣсто занимаетъ власть Законодательная.

Постави, Господи. Какъ священна должна быть для насъ державная Власть, которую поставляетъ Самъ Господь! Какъ Она свята должна быть для насъ, которые взираемъ на престолъ Царскій, какъ на престолъ, Богомъ утвержденный, и въ силѣ земныхъ Царей видимъ могущество самаго Бога.

Постави, Господи. И такъ не народъ поставляетъ Царя, а Богъ, отъ котораго проистекаетъ всякое отечество на небеси, и на земли (Ефес. 3, 15), и который по своей власти облекаетъ властію своихъ Избранныхъ, и полагаетъ на нихъ печать своего величія и могущества. — Не народъ самъ надъ собою поставляетъ Властителя, а Царь небесный поставляетъ надъ народомъ Властителя, и съ тѣмъ вмѣстѣ обязываетъ благоговѣйно повиноваться Ему. Верховный Властитель неба и земли, который судитъ помышленіямъ и мыслямъ сердечнымъ (Евр. 4, 12), возбуждаетъ самую совѣсть нашу — благоговѣть предъ поставленнымъ отъ Него Самодержцемъ.

Постави, Господи, Законоположителя. И такъ говорить, что отъ народа поставляется законная Власть, и что народъ самъ себѣ предписываетъ законы — это несогласно съ священнымъ Писаніемъ, и противно праву Божественному. Это крикъ мятежниковъ, самое грубое заблужденіе, въ которое безпокойные умы вовлекаютъ простодушныхъ.

Постави, Господи, Законоположителя. Теперь спросимъ представителей народа: отъ кого народъ получилъ право — поставлять Власть, и давать законы? Откуда его званіе, и посольство? отъ себя самаго? но власть — отъ Бога: нѣсть бо власть, аще не отъ Бога, говоритъ Апостолъ (Рим. 13, 1). — Кто далъ народу власть — перемѣнять образъ правленія, и порядокъ общественный? самъ, же народъ? — но какъ эти слова Премудрости вѣчной: Мною царіе царствуютъ, и сильніи пишутъ правду, — согласить съ самовластіемъ народа? — Очевидно, народъ безъ призыванія свыше, — народъ, восхитившій самъ себѣ власть, — есть самозванецъ!

Постави, Господи, Законоположителя. Итакъ не многія, а одна верховная Власть поставляется отъ Бога надъ народомъ. Власть, раздѣляемая на многихъ, слабѣетъ, и уничтожается. Нуженъ одинъ Законоположитель, облеченный верховною властію, чтобы могъ безпрепятственно дѣлать добро подвластному народу. — Нуженъ одинъ Властитель: ибо народъ гибнетъ отъ разновластія, а единовластіемъ спасается. — Нуженъ одинъ Властитель: слѣдовательно цѣлый народъ не можетъ быть властителемъ. — Народодержавіе, въ точномъ значеніи слова, никогда не существовало, и быть не можетъ. Если бы всѣ и каждый были правители; то ктожъ будетъ управляемый? Если бы всѣ были державно-начальствующіе; то кто останется повинующійся? Если каждый поставляетъ самаго себя судіею, и каждый будетъ самовластный; то гдѣ подчиненность?

Постави, Господи, Законоположителя надъ ними; и такъ властитель выше народа, а не народъ выше властителя. Властитель поставляется надъ народомъ, а не народъ надъ властителемъ. Властитель есть Божій слуга (Рим. 13, 4), который имѣетъ право награждать добрыхъ, и наказывать злыхъ, а не народъ, награждаемый и наказуемый властію. Поставленный отъ Бога Повелитель имѣетъ власть надъ другими, а не народъ, который не можетъ ни самъ себѣ принимать власть, ни другимъ сообщать, какъ говоритъ Апостолъ: никтоже самъ себѣ пріемлетъ честь, а только званный отъ Бога, якоже и Ааронъ (Евр. 5, 4). Народъ призванъ не властительствовать, а повиноваться поставленной надъ нимъ власти. Этого требуетъ и вѣчный порядокъ, противъ котораго нельзя востать, не навлекши на себя гнѣва Божія и бездны несчастій.

Да разумѣютъ языцы, яко человѣцы суть. Власти поставляются надъ народомъ потому, что суть человѣцы, т.-е. существа слабыя, безсильныя, которыя не могутъ сами себя водить, а имѣютъ нужду въ руководствѣ другихъ, — люди, которые не могутъ охранять сами себя, а должны быть подъ охраненіемъ и защитою Власти; — люди, для которыхъ первый законъ — повиноваться законамъ верховной власти, а не самимъ собою управляться; — люди, которыхъ нужно защищать даже противу ихъ самихъ, противъ ихъ страстей и противъ собственной ихъ свободы и, непостоянства; — люди, всегда склонные предаться первому честолюбцу, который бы захотѣлъ поработить ихъ себѣ, и первому возмутителю, который бы захотѣлъ обольстить ихъ, — всегда слѣпыя орудія тѣхъ, которые захотятъ ими воспользоваться: — люди, которые не могутъ свергнуть съ себя иго повиновенія поставленной надъ ними власти, не лишившись съ тѣмъ вмѣстѣ и своего собственнаго счастія.

Теперь сообразимъ это ученіе Божественнаго Писанія съ нынѣшними событіями въ Европѣ. Божіе Слово учитъ, что Господь поставляетъ, и преставляетъ цари (Дан. 11, 21): а на западѣ Европы буйная чернь свергла съ Престола державную власть. По словамъ Писанія, Власть, отъ Бога поставленная, должна управлять народомъ: а на западѣ Европы самъ народъ изгналъ Властителя, и восхитилъ себѣ верховную власть. Пророкъ Давидъ молитвеннымъ гласомъ взываетъ: Постави, Господи, Законоположителя надъ людьми: а на западѣ Европы самъ народъ поставилъ себя законоположителемъ надъ собою. — По духу св. Писанія, верховная власть пишетъ законы, и судитъ людямъ: а тамъ, самъ народъ изрекаетъ законы, и судитъ высшія власти. — Какое наглое посягательство на права Божественныя! И какое оскорбленіе священнѣйшей особѣ Государя, который носитъ образъ самаго Божества на земли! — По писанію Божественному, державная власть выше всѣхъ, и поставляется надъ народомъ: — а въ западной Европѣ народъ есть тотъ верховный властелинъ, который всѣхъ и каждаго поставляетъ подъ одинъ уровень, не взирая ни на заслуги, ни на умъ и дарованія, ни на степень просвѣщенія, и по своей прихоти даетъ и отъемлетъ власть. — О развращенные сыны вѣка сего! О васъ Пророкъ Исаія предсказалъ: преступиша законъ, и измѣниша заповѣди, разрушиша завѣтъ вѣчный. Сего ради проклятіе поястъ землю, яко согрѣшиша живущіи на ней: сего ради убози будутъ живущіи на земли, и останется человѣковъ мало (Ис. 24, 5-6). Вы нарушили ваша собственные, ваши отечественные законы, плодъ мудрости вѣковъ, законы, освященные древностію и запечатлѣнные печатію тысячелѣтій, на которыхъ непоколебимо утверждалось общее спокойствіе: преступиша законъ. Вы измѣнили заповѣдь Божію, повелѣвающую благоговѣйно чтить державную Власть, поставленную отъ самаго Бога, и восхитили сами себѣ самодержавіе: измѣниша заповѣди. Вы разорили завѣтъ вѣчный, связующій Государя съ подданными своими, отца съ дѣтьми своими нераздѣльнымъ союзомъ въ вѣрѣ и любви: нарушиша завѣтъ вѣчный. Посему нѣтъ благословенія Божія надъ вами. Богъ мира и любви пребываетъ тамъ, гдѣ порядокъ, миръ и любовь: а у васъ одни нестроенія, вражды, смятенія, отъ которыхъ каждый трепещетъ за свою безопасность: сего ради проклятіе пояде землю вашу. — У васъ учрежденія и законы пали; порядокъ ниспровергнутъ; общественное довѣріе изчезло; промышленность и торговля упали; крайняя нищета и убожество въ цѣломъ народѣ; богатыя семейства въ нуждѣ; бѣдные алчутъ: сего ради убози будутъ живущіи на ней. Отъ вашихъ междоусобій уже происходили много разъ страшныя кровопролитія, и если далѣе не образумитесь, то въ послѣдствіи ожидаютъ васъ столь же неслыханныя, какъ и неисчислимыя злодѣйства, отъ которыхъ останется мало человѣковъ. Такъ Богъ наказуетъ гордость вашу уничиженіемъ и стыдомъ! Такъ правосудный Господь посрамилъ буйное мудрованіе ваше, предавши васъ превратному уму, и зловѣщему духу головокруженія! Такъ получили вы отъ самихъ себя достойное воздаяніе за ваше гибельное заблужденіе! — Боже мой и Господи! чему здѣсь болѣе удивляться? Тайнамъ ли Твоего провидѣнія, или непостижимому ослѣпленію, людей? глубинамъ ли Твоихъ судебъ, или глубочайшей испорченности народа? — И какъ жалокъ народъ, когда, въ наказаніе его заблужденій, Ты оставляешь его самому себѣ, и предаешь его собственнымъ неистовствамъ!

И что есть народъ, оставленный самому себѣ? — овцы безъ пастыря (Марк. 6, 34), которыхъ волкъ расхищаетъ и пожираетъ. Что есть народъ, управляемый самъ собою? — Слѣпецъ слѣпца водяй, которые, по слову Христову, оба въ яму впадаютъ (Матѳ. 15, 14). Что есть народъ самовластитель? — Море, безпрестанно волнуемое всякимъ вѣтромъ непостоянства. И можно ли искать начала порядка и тишины въ скопищѣ всѣхъ страстей, начала мудраго правленія въ невѣжествѣ, начала крѣпости и силы въ безсиліи и непостоянствѣ ? — Словомъ, народъ ничего не можетъ дѣлать по части управленія. Онъ можетъ только ниспровергать и разрушать. Онъ можетъ быть только своимъ собственнымъ врагомъ, и слѣпо бѣжать на свою погибель.

И чья собственность и даже самая жизнь была бы обезпечена, и какое общество людей могло-бы обѣщать себѣ продолжительное спокойствіе и благоденствіе, если-бы народъ по своему слѣпому произволу поставлялъ и низвергалъ Властителей, и когда-бы ничего не было твердаго и постояннаго, кромѣ перемѣнчивыхъ прихотей толпы народной? — Въ народѣ одно только всегда постоянное — непостоянство его.

И что народъ безъ Державной власти? — То-же, что корабль безъ кормчаго, или воинство безъ полководца, по ученію св. Іоанна Златоустаго. «Если-бы кто, говоритъ онъ, отлучилъ кормчаго отъ корабля, то потопилъ-бы тѣмъ самый корабль; или, если-бы кто удалилъ вождя отъ войска; то предалъ-бы, воиновъ, аки связанныхъ, въ руки враговъ. Такъ если-бы кто истребилъ Властителей; то мы жили-бы, какъ свирѣпые звѣри, угрызая и снѣдая другъ друга: богатый убогаго, сильный немощнаго, дерзновенный кроткаго. Что въ домѣ крѣпкая связь деревъ, то власти въ обществахъ гражданскихъ; и какъ, если разрушишь связь, падутъ стѣны зданія; такъ если истребишь изъ общества власти; то разрушатся домы и грады, и народы одинъ отъ другаго истребятся. Итакъ да не скорбимъ, что чувствуемъ страхъ ко властямъ, но да благодаримъ Бога...» (VI Бесѣда къ антіох. народу). Златыя слова Златоустаго!

Итакъ, по духу ученія вселенскаго Учителя, отъимать власть у общества людей, и передавать ее въ руки народа, значило-бы подкопать всѣ престолы, подорвать всѣ общества, и подвергнуть вселенную безпрестаннымъ потрясеніямъ, а несчастныхъ жителей ея — безмѣрнымъ и безконечнымъ, бѣдствіямъ, поставляя всѣ тѣла общественныя на вулканахъ, угрожающихъ всегда опустошительными изверженіями. И дѣйствительно, если мятежный народъ востанетъ, и не захочетъ быть подъ Властію державною; то изыдетъ огнь изъ тернія, и поястъ кедры ливанскія (Суд. 9, 15). Владычествующій народъ есть воистинну терніе, питающее въ себѣ огнь раздѣленія и разрушенія, отъ котораго сожигаются домы и грады, и обращаются въ пепелъ. Владычествующій народъ и потому есть терніе, что его легко могутъ воспламенить нѣсколько безпокойныхъ головъ; отъ чего мгновенно распространяется повсюду опустошеніе, сокрушающее даже кедры ливанскіе, — истребляющее цѣлыя племена и народы сильные. И вотъ какое владычествующее терніе, и какого царя избираютъ себѣ люди, не терпящіе зависимости, и скачущіе вокругъ деревъ свободы! Не будемъ искать дальнихъ примѣровъ сей истины. Она предъ глазами. Взглянемъ на Францію — эту страну недавно предъ симъ богатую, цвѣтущую и наслаждавшуюся миромъ и спокойствіемъ подъ сѣнію державной власти? И эта Франція, свергнувъ съ себя законную власть, служитъ теперь для цѣлаго міра поразительнымъ зрѣлищемъ страха и ужаса, междоусобій и безпорядковъ, разрушеній и безначалія, и вмѣстѣ съ тѣмъ какой великій и страшный даетъ урокъ всѣмъ племенамъ и народамъ: сколь пагубно самодержавіе народа! И какъ быстро разрушается благоденствіе народа безь Власти!

Итакъ, благо народа требуетъ, чтобы управляла имъ единодержавная Власть. Спасеніе народа требуетъ, чтобы онъ повиновался установленной отъ Бога предержащей Власти. Не иначе Онъ можетъ обезпечить свою безопасность и спокойствіе, какъ подъ единодержавіемъ Власти; не иначе можетъ сохранить свои права, свою собственность и бытіе, какъ подъ охраненіемъ верховной Власти, и нигдѣ лучше не можетъ соблюсти свою свободу неприкосновенною, какъ въ силѣ и могуществѣ Царя. Одна самодержавная Власть можетъ и укротить духъ раздора, и поставить непреоборимую преграду возмущеніямъ, и водворить тихое и безмолвное житіе въ обществахъ людей. Верховная Власть ничего такъ не ищетъ, и ничего такъ не желаетъ, какъ блага своему народу, и никакихъ другихъ не имѣетъ для себя видовъ, кромѣ счастія подданныхъ. «Верховный Властитель, говоритъ св. Златоустый, есть величайшій благодѣтель для своихъ подданныхъ, виновенъ сый мира и благоустройства гражданскаго». И паки: «Се Властителемъ житіе, се тщаніе, яко да наслаждаешися миромъ. Они много споспѣшествуютъ намъ къ благоустроенію настоящей жизни, оружіе подъемля, враговъ отражая, бунтующихъ во градахъ укрощая, сущіе повсюду раздоры пресѣкая». (Бесѣда 23, на посл. къ Римл. гл. 13). И чего недостаетъ у того народа, у котораго Царь-защитникъ и покровитель?

Братіе мои! миръ есть первая потребность народовъ; миръ есть благо необходимое для общественнаго благоденствія. Для мира и Провидѣніе соединило людей въ общество, и дало имъ верховнаго Властителя. Словомъ, миръ есть величайшее изъ благъ. И этимъ неоцѣненнымъ миромь, а съ нимъ вмѣстѣ и всѣми благими (Прем. 7, 11) мы наслаждаемся подъ благословенною державою Государя нашего,   И м п е р а т о р а   Н и к о л а я   П а в л о в и ч а.   У насъ свѣтло сіяютъ тѣ дни счастливые, и толико прославляемые во св. Писаніи, въ которые каждый дѣлаетъ свою землю съ миромъ, и земля даетъ жита своя, и древеса польская плодъ свой. Старѣйшины сѣдятъ на стогнахъ града, и вси о благихъ бесѣдуютъ, и юноши облекаются славою и одеждою веселія. — И сѣде кійждо подъ виноградомъ своимъ, и подъ смоковницею, и нѣсть устрашающаго ихъ (1 Макк. 14, 8-12). Чего намъ желать болѣе? У насъ промышленность поощрена, торговля оживляется, науки и искуства процвѣтаютъ, довольство возрастаетъ вмѣстѣ съ общественнымъ благосостояніемъ, народное образованіе преимущественно направлено къ цѣли нравственной, коренныя основанія порядка, правосудія и законовъ неизмѣнно сохраняются, и учрежденія постепенно усовершаются, на которыхъ зиждется и утверждается союзъ общественный, — миръ Церкви непрерывно продолжается вмѣстѣ съ спокойствіемъ государства, и престолъ Царскій пребываетъ непоколебимымъ для спокойствія и счастія Россіи. И даже въ настоящій вѣкъ потрясеній и переворотовъ, когда многія царства въ Европѣ колеблются, Россія, крѣпкая единодержавіемъ, по благости Божіей, стои́тъ непоколебимо среди всеобщихъ колебаній; и когда у другихъ, западныхъ, народовъ возстало ужасное царство безначалія, страха и смятенія, въ нѣдрахъ Россіи процвѣтаютъ порядокъ, благодатная тишина и ничѣмъ не возмущаемое общее спокойствіе, подъ охраненіемъ нашего Державнаго Вѣнценосца.

Сынове Россіи! Возблагодаримъ отъ всея души, и отъ всего сердца Подателя всѣхъ благъ Бога, за сіе величайшее благо, что мы живемъ подъ скипетромъ Единодержавной власти, которая есть самый вѣрный хранитель всѣхъ правъ и всякой собственности каждаго изъ насъ, есть первая ограда общественной безопасности, и самый надежный залогъ спокойствія и счастія народовъ. Единодержавіе есть сила, величіе и слава Россіи. Въ немъ заключаются всѣ блага народа и все достоинство наше. — Возблагодаримъ Господа, поставляющаго надъ нами мудрыхъ Законоположителей, и неусыпныхъ Ангеловъ хранителей мира и благоденствія нашего. Вознесемъ, какъ во всякое время прежде всего и паче всего, такъ особенно въ сей нарочитый, высокоторжественный день усердныя наши молитвы и прошенія къ Царю царствующихъ и Господу господствующихъ о вѣнчанномъ нынѣ, и превознесенномъ на престолѣ Всероссійскомъ, Помазанникѣ Его,   И м п е р а т о р ѣ   Н и к о л а ѣ   П а в л о в и ч ѣ,   да сохранитъ Его здрава, благоденственна и долгоденственна, и да будетъ престолъ Его, яко дніе неба (Псал. 88, 30), и яко солнце, всегда блистающій славою и велелѣпіемъ, и яко луна совершена въ вѣкъ (Псал. 88, 37-38), Аминь.

Источникъ: Слово въ день коронованія его Величества, Благочестивѣйшаго Государя Императора Николая Павловича, Самодержца всероссійскаго, говоренное сѵнодальнымъ членомъ, преосвященнѣйшимъ Евгеніемъ, архіепископомъ Астраханскимъ и Енотаевскимъ, въ астраханскомъ каѳедральномъ соборѣ, 22 августа 1848 года. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — СПб.: Въ Типографiи Е. Фишера. — 1848 г. — Часть II. — С. 360-370.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0