Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Д

Проф. А. А. Дмитріевскій († 1929 г.)
Рѣчь, сказанная предъ началомъ отпѣванія въ Бозѣ почившаго архимандрита Антонія (Барвинскаго).

У гроба смиреннѣйшаго и скромнѣйшаго инока, благоговѣйнѣйшаго и благолѣпнѣйшаго священнослужителя и человѣка рѣдкой доброты сердца мы являемся, чтобы отъ лица всей нашей семьи — дѣлателей въ семъ духовномъ вертоградѣ — въ краткомъ словѣ выразить волнующія насъ чувства сожалѣнія о дорогой утратѣ и вмѣстѣ съ тѣмъ принести посильную дань сыновней искренней признательности за тѣ высоконазидательные уроки житейской и истинно-христіанской мудрости, какими поучалъ насъ нашъ незабвенный отецъ духовный, почившій въ Бозѣ священно-архимандритъ Антоній.

Много смѣнилось на глазахъ о. архимандрита Антонія поколѣній, трудившихся въ нашей школѣ на пользу богословской науки и духовнаго просвѣщенія вообще. Юношами, полными силъ и самыхъ свѣтлыхъ упованій, вступали многіе подъ сѣнь святой Братской обители, служившей отъ лѣтъ древнихъ благодатнымъ покровомъ и для нашей Академіи: здѣсь созрѣвали они въ мѣру возраста, исполняясь всякой премудрости и служа святой Церкви и отечеству, и отсюда, напутствованные трогательными и умилительными пѣснопѣніями Церкви, многіе уже ушли въ путь всея земли.

И юноши, и зрѣлые мужи, и старцы, убѣленные почтенною сѣдиною, всѣ служившіе и служащіе доселѣ въ нашей Академіи, не могли не испытать на себѣ неотразимаго обаянія высоко-симпатичной личности почившаго отца духовника архимандрита Антонія. Исполненіе христіанскаго долга въ дни святой четыредесятницы, тайныя бесѣды на исповѣди съ о. духовникомъ, въ которыхъ въ равной мѣрѣ обнаруживались и широкій жизненный практическій опытъ, и нѣжная душа, исполненная безграничной, всепрощающей отеческой любви, и невыразимой на словахъ, но полной трогательности и проникающей до самыхъ чувствительныхъ струнъ сердца нѣжной грусти и глубокаго сожалѣнія по поводу гнетущаго искренно-кающагося человѣка сомнѣнія или грѣха, производили на всѣхъ его духовныхъ чадъ неизгладимый глубокій слѣдъ въ душѣ и устанавливали почти навсегда живую родственную связь послѣднихъ со своимъ духовникомъ. Многія духовныя дѣти почившаго, по выходѣ изъ нашего учебнаго заведенія, но остававшіяся на службѣ въ Кіевѣ, не желали мѣнять духовника и, какъ мы знаемъ, ежегодно являлись къ нему, чтобы насладиться умиротворяющею назидательною бесѣдою съ нимъ на духу.

И нужно сознаться, что сила нравственнаго обаянія и благотворнаго воздѣйствія на своихъ духовныхъ чадъ почившаго нашего отца духовнаго заключалась не въ краснорѣчивыхъ бесѣдахъ и убѣдительныхъ доводахъ (почившій о. архимандритъ не былъ искуснымъ и сильнымъ въ словѣ и даже не могъ считаться словоохотливымъ человѣкомъ), а въ непосредственномъ, такъ сказать, вліяніи всей своей высокосимпатичной свѣтлой личности, какъ назидательный, достойный подражанія и полнаго и глубокаго уваженія рѣдкій примѣръ и образецъ жизни и дѣятельности.

Сынъ славной Братской обители отъ младыхъ ногтей (среди насъ, благодареніе Богу, есть еще и живые свидѣтели его первыхъ шаговъ на иноческомъ поприщѣ), воспитанный въ суровой школѣ иноческихъ подвиговъ на разнообразныхъ послушаніяхъ родного монастыря подъ неизгладимымъ вліяніемъ и обаяніемъ приснопамятныхъ, извѣстнѣйшихъ въ исторіи отечественной Церкви и русской богословской науки (напр., Димитрія, архіеп. Херсонскаго, Антонія, архіепископа Казанскаго [1], Филарета, еп. Рижскаго, Михаила, еп. Курскаго, Сильвестра, еп. Каневскаго) настоятелей его, почившій о. архимандритъ Антоній на пространствѣ длиннаго ряда лѣтъ оставался въ обители живымъ непосредственнымъ хранителемъ лучшихъ традицій ея и тѣсно связанной съ нею въ своей жизни нашей Академіи.

О. архимандритъ Антоній былъ вѣрный и преданнѣйшій стражъ своей обители славной. Всѣ событія, происходившія въ ней, онъ весьма близко принималъ къ сердцу. Приведеніе соборнаго храма въ нынѣшній внутренній благолѣпный видъ было дѣломъ его неусыпныхъ заботъ, горячихъ попеченій и весьма зоркой бдительности, простиравшейся до того, что онъ отказывалъ себѣ въ необходимомъ отдыхѣ. Дерзкое святотатство въ обители, направленное къ похищенію драгоцѣнностей съ чудотворной чтимой Братской иконы, повергло его въ глубокое чувство неутѣшной скорби и вызвало неподдѣльныя горькія слезы объ оскорбленіи святыни и объ утратѣ драгоцѣнностей. Однимъ словомъ, почившій о. Антоній радости и горе дорогой ему родной обатели считалъ близкими себѣ, своими собственными и переживалъ ихъ живо и впечатлительно.

Какъ намѣстникъ обители, онъ былъ всегда покорнымъ и точнымъ исполнителемъ и истолкователемъ плановъ, намѣреній и велѣній своихъ, довольно длиннымъ рядомъ прошедшихъ предъ нимъ, настоятелей самыхъ разнообразныхъ характеровъ и воззрѣній. Даже распоряженія, почему-нибудь по его мнѣнію не обѣщавшія обители пользы или благихъ результатовъ, иногда не встрѣчали съ его стороны настойчивыхъ возраженій, и это вовсе не потому, чтобы здѣсь сказалась его слабохарактерность (какъ иногда объясняли нѣкоторые изъ подчиненныхъ ему недовольныхъ братій), или его угодливость начальству (чего не было въ его характерѣ никогда), но потому, что воспитанныя съ молодыхъ лѣтъ въ немъ иноческая покорность и безпрекословное повиновеніе волѣ настоятеля дѣлали его въ этихъ случаяхъ безмолвнымъ. Это съ одной стороны. Съ другой, въ немъ всегда жила глубокая вѣра, что все, что исходитъ отъ воли настоятеля, за молитвы Небесной Покровительницы обители, въ концѣ-концовъ будетъ обращено на пользу дорогой ему обители.

Знатокъ глубокій церковнаго Устава и ревностный его исполнитель, о. архимандритъ Антоній и отъ подчиненной ему братіи требовалъ того же самаго. Отступленій отъ Устава, замѣшательствъ въ стройномъ теченіи богослуженія, неаккуратности и излишней суетливости онъ не выносилъ, и замѣченные имъ недостатки вызывали съ его стороны прещенія и укоризны въ отеческомъ тонѣ. Самъ почившій въ своей стройной благолѣпной фигурѣ являлся предъ молящимися образцемъ религіозной высокой настроенности и производилъ благородными движеніями и благозвучнымъ голосомъ глубокое впечатлѣніе на нихъ. Это былъ благоговѣйнѣйшій совершитель церковнаго богослуженія и рѣдкій чтецъ слова Божія и церковныхъ молитвъ.

Иноческіе подвиги почившаго о. архимандрита Антонія были сокрыты отъ взоровъ нашихъ, но его суровые подвиги воздержанія въ дни святой четыредесятницы и особенно страстной седмицы не могли ускользнуть отъ богомольцевъ, посѣщавшихъ нерѣдко обитель нашу. Многіе изъ насъ были свидѣтелями, съ какими неимовѣрными усиліями, доходившими иногда до полнаго изнеможенія, почившій обыкновенно дослуживалъ послѣднія дни страстной седмицы и встрѣчалъ съ нами свѣтлый Христовъ праздникъ.

Вотъ всѣми этими-то высокими качествами души и сердца, а также рѣдкою добросовѣстностію исполненія своего прямого долга иноческаго и служебнаго онъ и производилъ на всѣхъ знавшихъ о. архимандрита и особенно его духовныхъ чадъ неотразимое глубокое впечатлѣніе.

Всѣ мы, его духовныя чада, горячо и искренно любили и глубоко уважали о. архимандрита Антонія. На всѣхъ нашихъ скромныхъ братскихъ торжествахъ о. архимандритъ Антоній былъ дорогимъ желаннымъ гостемъ. Всѣ мы, какъ любящія дѣти, искренно радовались его всякому служебному успѣху, а день, когда благолѣпная его старческая глава была украшена архимандричьею митрою — почесть, о которой едва-ли почившій мечталъ когда-либо и въ тайнѣ, — былъ праздникомъ для всей нашей академической семьи.

И почившій платилъ намъ взаимностью: онъ чтилъ всѣхъ дѣятелей на пользу богословской науки и оказывалъ знаки любви и должнаго вниманія и уваженія не только старѣйшимъ и заслуженнѣйшимъ изъ насъ, но даже юнымъ, начинающимъ лишь свое академическое служеніе.

Любы, по Апостолу, николиже отнадаетъ (1 Кор. 13, 8). Воздавая должную дань почившему своему отцу духовному и провожая его къ мѣсту его вѣчнаго упокоенія, мы нравственно обязаны сохранить къ нему свою любовь и по разлученіи съ нимъ, начертавъ глубоко на скрижаляхъ нашего сердца незабвенное имя о. архимандрита Антонія. Это сдѣлать намъ необходимо особенно потому, что если на пути въ горнія селенія его чистая душа и встрѣтитъ какія-либо препоны, то это безспорно будутъ только наши тяжкіе грѣхи, такъ великодушно, такъ любовно и такъ смиренно имъ принятые на себя здѣсь на землѣ. Будемъ же горячо молить милосердаго Отца небеснаго да упокоитъ Онъ о. духовнаго архимандрита Антонія въ селеніяхъ небесныхъ съ праведными и изгладитъ вмѣстѣ съ тѣмъ изъ книги живота его грѣхи — наши грѣхи — преграду и для него и для насъ къ вѣчному блаженству.

Примѣчаніе:
[1] У архіепископа Антонія, въ бытность его ректоромъ Кіевской духовной Академіи и настоятелемъ Братскаго монастыря, покойный о. архим. Антоній былъ келейникомъ. При постриженіи въ иночество онъ и принялъ имя своего чтимаго настоятеля.

Источникъ: Рѣчь, сказанная проф. А. А. Дмитріевскимъ предъ началомъ отпѣванія въ Бозѣ почившаго архимандрита Антонія. // Журналъ «Труды Кіевской духовной академіи» — 1905. — Томъ I. — Кіевъ: Типографiя И. И. Горбунова, 1905. — С. 299-304.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0