Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 1 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Д

Архіеп. Димитрій (Муретовъ) († 1883 г.)
Слова и Бесѣды на дни Богородичные.

11. Слово въ день Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы.

Днесь спасенія нашего главизна, и еже отъ вѣка таинства явленіе.

Много слышали мы торжественныхъ, священныхъ пѣсней, коими св. Церковь прославляетъ совершившееся нынѣ таинство воплощенія Сына Божія, и поучаетъ вѣрующихъ достойно праздновать благознаменитый день спасенія; но чаще всѣхъ слышится сія священная пѣснь: днесь спасенія нашего главизна, и еже отъ вѣка таинства явленіе. Значитъ, сама св. Церковь желаетъ, чтобъ мы болѣе остановили на ней свое вниманіе, глубже вникли въ смыслъ ея, тверже напечатлѣли ее не въ одной памяти, а и въ сердцѣ. Почему? Потому, безъ сомнѣнія, что въ ней изображается сущность настоящаго празднества и заключается приличное назиданіе для празднующихъ.

Въ самомъ дѣлѣ, что составляетъ сущность настоящаго празднества? То, что нынѣ тайна, сокровенная отъ вѣкъ и родовъ, юже предустави Богъ въ славу нашу, тайна воплощенія Сына Божія явлена міру чрезъ благовѣстіе Архангела; что, съ воплощеніемъ Сына Божія, начинается дѣло спасенія человѣческаго рода, т. е. избавленія его отъ клятвы грѣха, примиренія и соединенія его съ Богомъ, обновленія, освященія и облаженствованія: днесь спасенія нашего главизна, и еже отъ вѣка таинства явленіе. Что поучительнаго для насъ въ семъ таинствѣ? То, что спасеніе, совершонное Іисусомъ Христомъ, можетъ и должно совершиться и въ насъ, т. е. и намъ должно быть оправданными отъ грѣховъ, должно примириться съ Богомъ, обновиться и освятиться, чтобъ наслѣдовать вѣчное блаженство; что и наше спасеніе совершается такъ же, какъ совершено оно въ мірѣ, ибо совершается тѣмъ же Сыномъ Божіимъ Іисусомъ Христомъ, яко нѣсть иного имене подъ небесемъ, о немже подобаетъ спастися намъ. Остановимся же мыслію на священной пѣсни церковной, вникнемъ въ духъ ея, чтобъ научиться принимать спасеніе, которое подаетъ намъ Спаситель нашъ.

Днесь спасенія нашего главизна, и еже отъ вѣка таинства явленіе. Итакъ, спасеніе наше начинается нынѣ, но оно уготовано отъ вѣка; веліе благочестія таинство открывается нынѣ, но оно было предопредѣлено въ предвѣчныхъ совѣтахъ Божіихъ. Такъ, безпредѣльная, неизреченная, вѣчная любовь Божія возлюбила насъ еще прежде созданія нашего; такъ, безконечная премудрость Божія совѣщала о насъ во благое, когда сынъ персти еще не призванъ былъ къ бытію! И самый грѣхъ, коему подвергся, потомъ, праотецъ рода нашего, не возбранилъ придти въ исполненіе предвѣчнымъ совѣтамъ Божіимъ о насъ; и самая бездна зла, въ которую ниспали мы по собственной винѣ, не истощила бездны премудрости и благости Божіей. Господи, что есть человѣкъ, яко помниши его, или сынъ человѣчь, яко посѣщаеши его (Псал. 8, 5)? Мы прахъ и пепелъ; а Ты отъ вѣчности уготовляешь намъ неизреченную славу въ пренебесныхъ обителяхъ Твоихъ, въ святомъ и славномъ царствіи Твоемъ. Мы преступники вѣчнаго закона Твоего, чада гнѣва и погибели; а Ты, насъ ради, не щадишь возлюбленнаго Сына Твоего. Мы рабы смерти и тлѣнія; а Твой Единородный Сынъ, Господь славы, уничижаетъ Себя до нашего рабіяго зрака, воспріемлетъ наше бренное естество, подъемлетъ крестную смерть, дабы избавить насъ отъ смерти. Какимъ языкомъ возвеличимъ безприкладное милосердіе Твое! Какими устами прославимъ непостижимую любовь Твою! Какими благохваленіями воспоемъ величество благости Твоея!

Но, брат. мои, не однихъ устныхъ хваленій и не словесныхъ только благодареній ищетъ у насъ любовь Божія; она ищетъ нашего обновленія и спасенія: вотъ, въ чемъ наибольшая слава и похвала премудрости и благости Божіей! вотъ, чѣмъ можемъ достойно возблагодарить любовь Божію! Видите, какъ драгоцѣнна въ очахъ Божіихъ душа наша! Онъ Самъ, въ тріѵпостасномъ совѣтѣ Своемъ, отъ вѣчности промышляетъ о судьбѣ ея, уготовляетъ средство ко спасенію ея. Столько ли драгоцѣнна она въ нашихъ собственныхъ. очахъ? столько ли помышляемъ мы сами о своемъ спасеніи? твердо ли помнимъ о своемъ вѣчномъ назначеніи? Кто глубоко сознаетъ достоинство существа своего, созданнаго по образу Божію; тотъ остерегается осквернять его грѣхомъ, предавать образъ Божій въ жертву страстей и похотей, изъ существа богоподобнаго прилагаться скотомъ несмысленнымъ и уподобляться имъ. Кто твердо помнитъ о своемъ вѣчномъ назначеніи; тотъ со всѣмъ усердіемъ заботится о томъ, чтобъ явиться достойнымъ любви Божіей, со страхомъ и трепетомъ уготовляетъ себя къ нескончаемой вечери во царствіи Отца небеснаго. Такъ, брат., нескончаемая вѣчность блаженства ожидаетъ всѣхъ насъ на небѣ; будемъ ли хладнокровны при сей радостной вѣсти? Безконечная вѣчность мученій угрожаетъ намъ во адѣ; останемся ли безпечны при сей страшной угрозѣ? Все небо подвиглось на взысканіе насъ, погибшихъ, пребудемъ ли равнодушны къ собственной участи?

Днесь спасенія нашего главизна, и еже отъ вѣка таинства явленіе. Но и прежде, нежели явлена міру сія велія тайна, она многообразно была предвѣщаема и предобразуема въ мірѣ, чтобы міръ позналъ ее и прежде явленія, возлюбилъ ее и прежде исполненія, возжадалъ и искалъ спасенія своего и прежде совершенія его. Премудрость Божія, отъ вѣчности уготовавшая вечерю велію, давно посылала пророковъ съ высокимъ проповѣданіемъ, чтобы обуявшіе въ нечестіи люди обратились на зовъ ихъ, отвергли безуміе и нечестіе, взыскали разума и благочестія. И если премудрость Божія медлила нѣсколько тысячелѣтій открыть тайну спасенія нашего, то, безъ сомнѣнія, потому, что люди не были способны принять ее какъ должно. Если Сынъ Божій не благоволилъ долго нисходить на землю, то, безъ сомнѣнія, оттого, что человѣческій родъ не былъ готовъ къ сему божественному посѣщенію. Не любовь Божія медлитъ спасти человѣка, а человѣкъ, предавшійся суетѣ и тлѣнію, не вмѣщаетъ своего спасенія. — Такъ и нынѣ, когда мы блуждаемъ по распутіямъ порока, не помышляя о возвращеніи подъ кровъ Отца небеснаго, когда дремлемъ въ обаяніи суеты и сластей житейскихъ, не примѣчая подъ собою бездны погибели, — любовь Отца Небеснаго не оставляетъ насъ совершенно, благодать Божія не престаетъ призывать насъ къ себѣ. Самъ Господь вопіетъ въ душахъ и сердцахъ нашихъ: пріидите ко Мнѣ вси труждающіися и обремененніи, и Азъ упокою вы. Слышимъ ли сей божественный гласъ? Чувствуемъ ли толцанія благодати? Ощущаемъ ли нужду поспѣшать на призваніе Божіе? Чувствуетъ ли преданный разсѣянности человѣкъ, какъ громко вопіетъ, по временамъ, его совѣсть, томитъ сердце его недовольствомъ и скукою, дѣлаетъ удовольствія его горькими, самыя радости нерадостными? Это гласъ благодати, призывающій къ Богу, это сокровенная тоска сердца по небесной отчизнѣ, это тайная грусть души объ утраченномъ наслѣдіи рая, котораго не замѣнятъ всѣ радости міра. Чувствуетъ ли усердный искатель мірской чести и славы, какъ собственное честолюбіе точитъ, какъ червь, его сердце, какъ самое достиженіе честине радуетъ его духа, производитъ въ немъ большее томленіе и скорбь? Это благодать Божія хочетъ вразумить его, что одна только почесть вышняго званія о Христѣ Іисусѣ можетъ удовольствовать безсмертный духъ его, одна слава сыновъ Божіихъ и наслѣдниковъ Царствія Христова можетъ преисполнить сердце святою и чистою радостію и веселіемъ. Чувствуетъ ли преданный любостяжанію, какъ пріобрѣтенныя имъ сокровища ускользаютъ иногда изъ рукъ его, какъ бѣглый рабъ, или, сберегаемыя тщательно, тяготятъ сердце его горькою заботою, которая отъемлетъ сонъ и пищу, изсушаетъ тѣло и душу; какъ взглядъ на любимое золото наводитъ, по временамъ, не радость, а скуку и грусть? Это — благодатное напоминаніе о томъ, что сердце наше создано не для тлѣнныхъ сокровищъ, что есть иныя сокровища на небеси, которыхъ ни тля тлитъ, ни татіе не подкопываютъ, ни крадутъ, что нѣтъ пользы человѣку, аще и міръ весь пріобрящетъ, душу же свою отщетитъ. Ощущаеть ли невоздержный плотоугодникъ, какъ не только духъ, но и тѣло его тлѣетъ въ похотяхъ прелестныхъ, разрушается по вся дни, истощается ежечасно, быстро клонится къ истлѣнію? Это — явное напоминаніе о смерти и о томъ, что за смертію, о гробѣ и о томъ, что за гробомъ. Чувствуетъ ли, вообще, всякій грѣшникъ, не преставшій отъ грѣха совершенно, окованный страстными привычками, держимый во узахъ діавола, — чувствуетъ ли, какъ что-то недовѣдомое ударяетъ, по временамъ, въ его сердцѣ, какъ омерзителенъ иногда становится ему грѣхъ, какъ тяжелы бывають, по временамъ, узы порока, какъ вожделѣнна свобода духа? Что иное значитъ сіе, какъ не прикосновеніе благодати Божіей, влекущей его отъ грѣха къ добродѣтели, отъ погибели къ Богу? Страшно, брат. мои, противиться сему зову благодати Господней, дозволять грѣху запутывать себя болѣе и болѣе, отлагать покаяніе со дня на день. Съ каждымъ противленіемъ благодати увеличивается жестоковыйность и нечувствіе; каждое оттолкновеніе луча свѣта небеснаго умножаетъ внутреннюю тьму, увеличиваетъ хладность и окаменѣніе сердца; каждое попраніе гласа совѣсти дѣлаетъ ее нечувственною, мертвою, сожженною. Долго ли дойти, такимъ образомъ, до совершеннаго ожесточенія, ниспасть въ самую глубину золъ, удалить навсегда благодать Божію, содѣлаться, наконецъ, сыномъ погибели и смерти вѣчной?

Днесь спасенія нашего главизна, и еже отъ вѣка таинства явленіе. То-есть, когда родъ человѣческій самою тяжестію золъ приведенъ былъ въ сознаніе своей бѣдности, исповѣдалъ свою немощь и безсиліе; когда высокая проповѣдь пророковъ уготовала міръ къ пріятію небеснаго Посѣтителя душъ; когда и исполненный благодати Божіей сосудъ, украшенный многоцѣнными добродѣтелями ковчегъ — Пресвятая и Пренепорочная Дѣва Марія избрана, освящена и уготована была Духомъ Святымъ въ достойный чертогъ Царя славы, въ чистое вмѣстилище Невмѣстимаго: тогда немедленно является Архангелъ съ радостнымъ благовѣстіемъ о томъ, что Самъ Единородный Сынъ Божій нисходитъ въ дѣвственную утробу Пресвятыя Дѣвы, пріобщается пріискренно плоти и крови нашей, соединяется ипостасно съ естествомъ человѣческимъ. Како будетъ сіе? вопрошаетъ въ смущеніи непорочная Дѣва. Духъ Святый найдетъ на Тя, отвѣтствуетъ небесный вѣстникъ, и сила Вышняго осѣнитъ Тя! — Такъ и нынѣ, когда проникнутое дѣйствіемъ благодати сердце сотрясается страхомъ суда Божія, сокрушается скорбію о грѣхахъ своихъ, размягчается печалію по Бозѣ, омывается слезами умиленія, согрѣвается усерднымъ желаніемъ спасенія, изливается въ искреннемъ исповѣданіи грѣховъ своихъ, — тогда служитель Церкви, которому Самъ Господь вложилъ въ уста слово примиренія, является, какъ ангелъ благовѣстникъ спасенія, возвѣщаетъ радость велію, изрекаетъ прощеніе грѣховъ, милость и любовь Отца Небеснаго. «Како будетъ сіе?» можетъ вопросить мятущаяся совѣсть грѣшника, обремененная тяжестію грѣховъ. Какъ загладятся преступленія, коими оскорбляется и прогнѣвляется вѣчная правда Божія, и за которыя одно достойное воздаяніе — вѣчныя мученія ада? Какъ обновится духъ, умершій прегрѣшенми, истлѣвшій въ похотяхъ прелестныхъ? Какъ сынъ гнѣва и погибели содѣлается паки сыномъ Божіимъ, наслѣдникомъ вѣчной славы и блаженства? «Духъ Святый найдетъ на тя», скажетъ ему служитель олтаря Господня, «и сила Вышняго осѣнитъ тя». Самъ Духъ Божій, Господь животворящій, котораго Іисусъ Христосъ ниспослалъ намъ отъ Бога Отца, загладитъ преступленія твои ради крестной смерти, подъятой за тебя Сыномъ Божіимъ, даруетъ тебѣ благодать всыновленія, залогъ и обрученіе вѣчной жизни; вседѣйствующая сила Вышняго, все обновляющая, оживотворяющая и освящающая, таинственнымъ наитіемъ освятитъ естество твое, оживотворитъ духъ твой и содѣлаетъ тебя новою тварію во Христѣ Іисусѣ. — Такова, брат., сила искренняго, вседушевнаго, нераскаяннаго покаянія, запечатлѣннаго разрѣшительнымъ словомъ служителей Церкви; ибо Самъ Господь сказалъ имъ: имже отпустите грѣхи, отпустятся имъ, и имже держите, держатся, и елика аще свяжете на земли, будутъ связана на небеси, и елика аще разрѣшите на земли, будутъ разрѣшена на небесѣхъ. Къ сему-то благодатному сокровищу спасенія призываетъ и насъ, брат., св. Церковь въ настоящіе дни поста и покаянія. И вотъ, эти святые и спасительные дни уже преполовились и клонятся къ концу. Стяжали-ль мы безцѣнное сокровище оправданія? Обновились ли покаяніемъ? Положили-ль начало новой благодатной жизни съ причащеніемъ плоти и крови Господней? Или и о насъ должно еще сказать съ Пророкомъ: пройде жатва, мимоиде лѣто, и мы нѣсмы спасени? Проходятъ дни жизни нашей невозвратно, а мы не рѣшились еще употребить ихъ на стяжаніе блаженной вѣчности; приближается страшный часъ смерти неизбѣжно, а мы не помышляемъ еще о должномъ приготовленіи къ нему; протекаетъ одна четыредесятница за другою, а мы остаемся только зрителями священнодѣйствій церковныхъ. Но, брат. мои, св. Церковь для того и священнодѣйствуетъ, чтобъ мы освящались; для того и заповѣдуетъ постъ, чтобъ мы очищали себя отъ всякія скверны плоти и духа; для того отверзаетъ двери покаянія, чтобъ мы сокрушеннымъ исповѣданіемъ грѣховъ пріимали оправданіе жизни; для того уготовляетъ трапезу плоти и крови Христовой, чтобъ мы оживотворялись вкушеніемъ ея и укрѣплялись въ жизни святой и непорочной.

Днесь спасенія нашего главизна, — главизна, но не конецъ, начало, но не совершеніе. Ибо тайна спасенія человѣческаго, и но явленіи ея міру, совершилась не вдругъ. Воплотившемуся Сыну Божію надлежало много пострадать, чтобы внити въ славу Свою и возвести съ Собою человѣчество. — Многими скорбми подобаетъ, брат., и намъ внити въ Царствіе Божіе, и послѣ духовнаго обновленія въ покаяніи. Неминуемо срѣтятъ насъ сіи скорби, какъ скоро истинно и дѣйствительно вступимъ на путь добродѣтели, начнемъ очищать себя отъ всякія скверны плоти и духа, рѣшимся стоять въ истинѣ и правдѣ, вѣрѣ и добродѣтели даже до смерти. Много горькихъ скорбей принесетъ борьба съ страстною плотію, съ грѣховными похотьми, воюющими во удѣхъ нашихъ, доколѣ не подчинимъ ее совершенно духу, не содѣлаемъ удобоподвижною на все благое. Не разъ, быть можетъ, придется вопіять съ Апостоломъ: окаяненъ азъ человѣкъ, кто мя избавитъ отъ тѣла смерти сея! (Рим. 7, 24). Много томительныхъ болѣзней причинитъ борьба и противъ собственнаго духа, когда рѣшимся побѣдить его самолюбіе, истребить его завистливость, смирить его гнѣвливость; когда начнемъ, по заповѣди Господней, любить враги своя, благословлять клянущихъ насъ и молиться за творящихъ намъ напасть. Много скорбей срѣтятъ насъ и въ мірѣ, среди твари, повинувшейся суетѣ, на преданной проклятію Божію землѣ, гдѣ, по замѣчанію св. Павла, бѣды въ рѣкахъ, бѣды во градѣхъ, бѣды въ пустыни, бѣды въ мори. Еще болѣе огорченій и бѣдствій срѣтитъ насъ среди общества подобныхъ намъ человѣковъ, столько же, какъ мы, страстныхъ, такъ же ищущихъ болѣе своихъ си, нежели ближняго; и здѣсь, по слову Апостола, бѣды отъ разбойникъ, бѣды отъ сродникъ, бѣды во лжебратіи, бѣды отъ языкъ (2 Кор. 11, 26). Но, брат. мои, чѣмъ же иначе засвидѣтельствовали бы мы, что мы отвращаемся грѣха, ненавидимъ порокъ, если не распятіемъ плоти своей со страстьми и похотьми? Чѣмъ же доказали бы, что мы искренно желаемъ спасенія души, какъ не отверженіемъ всего, что можетъ погубить ее? Чѣмъ оправдали бы любовь свою къ Богу и Его закону, какъ не принесеніемъ въ жертву всего, что драгоцѣнно для насъ въ мірѣ? Какъ же хотѣли бы мы безъ труда и подвиговъ получить вѣнецъ вѣчной славы, когда и для пріобрѣтенія тлѣннаго вѣнца славы человѣческой не щадятъ иногда самой жизни? — Не подумайте, брат., чтобы, среди столькихъ скорбей, мы оставлены были одни, безъ всякой помощи и утѣшенія. Нѣтъ; Самъ Господь сказалъ намъ: се Азъ съ вами есмь во вся дни до скончанія вѣка (Матѳ. 28, 20). Азъ умолю Отца, и иного Утѣшителя дастъ вамъ, да будетъ съ вами въ вѣкъ, Духъ истины, егоже міръ не можетъ пріяти, яко не видитъ Его, ниже знаетъ Его (Іоан. 14, 16-17). Съ сею божественною помощію можетъ ли всякое бремя быть тяжкимъ и неудобоносимымъ? всякая скорбь безутѣшною? Только нераскаянные грѣшники страждутъ безнадежно и безутѣшно; страдальцы Христовы единодушно свидѣтельствуютъ: якоже избыточествуютъ страданія Христова въ насъ, тако Христомъ избыточествуетъ и утѣшеніе наше (2 Кор. 1, 5). Крестъ Христовъ страшенъ только сопреди, а за нимъ рай сладости и блаженства! Пріимемъ и понесемъ его небоязненно, — и Господь не умедлитъ облегчить его Своею благодатною помощію, усладить несеніе его предвкушеніемъ вѣчной радости и блаженства.

Днесь спасенія нашего главизна, и еже отъ вѣка таинства явленіе. И посредницею сего спасенія, служительницею сего таинства является едина отъ насъ, избранная отъ всѣхъ родовъ Пресвятая Дѣва, Матерь Божія. Ея равноангельная святыня содѣлала Ее достойнымъ вмѣстилищемъ Бога Слова; Ея глубочайшее смиреніе и преданность волѣ Божіей содѣлали Ее способною послужить величайшему таинству воплощенія Сына Божія; Ея чистѣйшая и святая плоть могла взаимодать плоть и кровь Святѣйшему святыхъ. Воистину достойно и праведно есть величати Тя, Богородице, честнѣйшую херувимъ и славнѣйшую, безъ сравненія, серафимъ! Что было бы съ человѣческимъ родомъ, что было бы со всѣми нами, если бы не обрѣлось посреди людей сего пренебеснаго сокровища чистоты и святыни, сей неискусобрачной невѣсты, достойной небеснаго Жениха? — Но, брат. мои, то особенно важно для насъ, что Пресвятая Дѣва, содѣлавшись Матерію Господа и Спасителя нашего по естеству, есть Матерь и всѣхъ, вѣрующихъ во Христа, по благодати. Если и Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ не стыдитея братіею нарицать насъ, не постыдится и Пресвятая Матерь Его нарещи своими чадами всѣхъ, истинно вѣрующихъ во имя Его. Ставши посредницею спасенія всего міра, Она есть вмѣстѣ благонадежная Ходатаица и нашего спасенія; бывши служительницею преславной тайны воплощенія Сына Божія, Она есть первая служительница и всѣхъ таинъ Божіихъ въ царствѣ Христовомъ. Итакъ, брат., мы имѣемъ любвеобильную Матерь на небѣ, которая не забудетъ и не оставитъ чадъ своихъ, хотя бы забыли и оставили ихъ земныя матери; имѣемъ теплую Предстательницу и Ходатаицу предъ престоломъ Господнимъ, которой Матерняя молитва много можетъ ко благосердію Владыки; имѣемъ скорую Помощницу и усердную Заступницу, которая можетъ спострадать немощамъ нашимъ, бывъ Сама дщерію человѣческою, нося общее всѣмъ намъ естество Адамле; можетъ утѣшить во всякой скорби, понесши Сама всѣ скорби во днехъ плоти своея; можетъ избавить отъ всякой бѣды и напасти, будучи Царицею неба и земли, коей вся тварь повинуется. Притецемъ убо къ сему тихому пристанищу. Откроемъ предъ Нею всѣ недуги души нашей, всѣ заблужденія сердца; повѣдаемъ предъ Нею и всю скорбь сердца, всю болѣзнь совѣсти, обремененной узами многими, не дерзающей и воззрѣть на высоту славы божественной. Любвеобильная Матерь Господа не отвратится кающихся, пріиметъ и обыметъ съ любовію, какъ пріяла нѣкогда великую грѣшницу Марію; Она Сама предстанетъ о насъ предъ престоломъ Сына и Бога своего, Сама испроситъ намъ прощеніе и помилованіе. Паче же, когда начнетъ оскудѣвать въ насъ крѣпость и сила духа въ борьбѣ съ собственными страстьми и похотьми, или когда туча внѣшнихъ бѣдствій омрачитъ духъ нашъ печалію; тогда преимущественно припадемъ къ любвеобильной Матери небесной, изліемъ предъ Нею моленіе наше, печаль нашу предъ Ней возвѣстимъ. Для Ея матерняго сердца нѣтъ пріятнѣе дѣла, какъ вспомоществованіе бѣдствующимъ, утѣшеніе плачущихъ, исцѣленіе сокрушенныхъ сердцемъ. Одного только не можетъ покрывать, одного отвращается въ насъ Матерь Божія — нераскаянности и закоснѣнія во грѣхахъ, коими второе распинаемъ возлюбленнаго Сына Ея, Іисуса Христа. Тогда только не можетъ и не захочетъ и Она предстать о насъ съ молитвою предъ престоломъ Господнимъ, когда, за ожесточеніе и нераскаянность нашу, Самъ Господь скажетъ о насъ, какъ говорилъ о древнихъ израильтянахъ: аще станутъ Моисей и Самуилъ предъ лицемъ Моимъ, нѣсть душа Моя къ людемъ симъ, изрини я, и да изыдутъ.

Днесь спасенія нашего главизна... Но премилосердый Господи и Спасителю нашъ, молитвъ ради Пречистыя, Преблагословенныя Матери Твоея, содѣлай Самъ, чтобы священный день спасенія міра былъ главизною спасенія и насъ бѣдныхъ грѣшниковъ, чтобы день радости всей вселенной содѣлался днемъ веселія духовнаго и нашего окаяннаго сердца! Амннь.

Источникъ: Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго. Томъ второй: Слова и Бесѣды на дни Богородичные и Святыхъ. — М.: Типографія Ф. К. Іогансонъ, 1889. — С. 88-99.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0