Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Августинъ (Сахаровъ), еп. Оренбургскій и Уфимскій († 1842 г.)

Августинъ (Сахаровъ), епископъ. Происходилъ изъ духовнаго званія, въ мірѣ Михаилъ Степановичъ, родился 18 октября 1768 г. въ ростовскомъ уѣздѣ, образованіе получилъ въ Ярославской духовной семинаріи и въ С.-Петербургской Александроневской главной семинаріи (нынѣ академія). Окончивъ курсъ Петербургской семинаріи въ 1792 году, получилъ мѣсто учителя математики, географіи, греческаго и нѣмецкаго языковъ, піитики и толкованія Св. Писанія, но вскорѣ вызванъ на каѳедру краснорѣчія и греческаго языка въ Александроневскую семинарію. Здѣсь въ 1797 г. принялъ монашество, въ 1798 г. назначенъ ректоромъ ярославской семинаріи и архимандритомъ Толгскаго монастыря, отсюда вскорѣ перемѣщенъ на ту же должность въ рязанскую семинарію, въ концѣ 1800 г. вызванъ на чреду въ Петербургъ, въ 1802 г. опредѣленъ законоучителемъ второго кадетскаго корпуса съ перечисленіемъ въ Антоніевъ Сійскій монастырь, а затѣмъ въ Троице-Сергіеву пустынь близъ Петербурга. Въ іюнѣ 1806 г. хиротонисанъ во епископа Оренбургскаго и Уфимскаго. Оренбургскою паствою онъ управлялъ 13 лѣтъ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Еп. Августинъ Сахаровъ († 1842 г.)
Слово въ день Святаго Апостола и Евангелиста Іоанна Богослова.
О томъ, что началомъ и концемъ юношескаго воспитанія долженствуетъ быть Богъ, истина и добродѣтель.

Азъ есмь первый и послѣдній… Азъ есмь начатокъ и конецъ (Апок. 1, 8. 10).

Вселенная есть прекрасное зрѣлище, изумляющее взоры просвѣщенныхъ человѣковъ. Стройное движеніе небесныхъ тѣлъ, нерѣшимый союзъ частей, составляющихъ видимое пространство, и разнообразныя дѣйствія природы, клонящіяся къ совершенству міра, суть предметы, могущіе занять разсужденіе нашей души. Оставляя внутреннія наши движенія, кои сильнымъ образомъ располагаютъ насъ къ исканію крайняго блага, и кои всѣ чувства нашей души объемлютъ священнымъ къ нему благоговѣніемъ, довольна для насъ неизмѣримая бездна существъ, чтобъ хранить наше вниманіе къ Творцу вѣковъ. Самъ Создатель нашъ, сквозь чудную завѣсу таинственнаго провидѣнія, сквозь животворную зарю восходящаго солнца, сквозь страшные споры противныхъ стихій вѣщаетъ предѣламъ міра: слыши небо, и внуши земле: Азъ есмь первый и послѣдній. Азъ есмь начатокъ и конецъ. Вонмите, слушатели, сему гласу Господа силъ. Вы знаете, что Онъ есть источникъ всѣхъ вѣковъ, при воображеніи коихъ теряется мысль наша въ безднѣ ихъ. Вы знаете, что всѣ полезныя ихъ произшествія были предметомъ благодѣтельныхъ Его намѣреній. Вѣрьте, что и тѣ щастливые случаи, которыми ознаменовано текущее столѣтіе, къ вящшему благоденствію царствъ земныхъ, и тѣ минуты кои посвящаемъ трудамъ, достойнымъ человѣка, зависятъ единственно отъ святѣйшей Его воли.

Благовоспитываемые дѣти! ежели труды, опредѣленные на снисканіе пищи и одежды нашему тѣлу, одолжены бываютъ успѣхами своими благословенію Бога; то начатки ли истиннаго просвѣщенія и дальнѣйшее ваше поступленіе во святилище мудрости не будутъ освящаемы призываніемъ вседѣйствующей благодати Святаго Духа? Чувствуя сію обязанность въ душѣ своей, ознаменуйте настоящій день готовностію вашего вниманія къ слѣдующимъ размышленіямъ, изъ коихъ легко можете замѣтить, что всѣхъ вашихъ упражненій началомъ и концемъ долженствуетъ быть Богъ, истина, добродѣтель.

Сущность души, состоящая въ способности мыслить и желать, есть приснодѣятельная оная сила, которая, сообщая жизнь и движеніе тѣлесному нашему составу, ничѣмъ такъ не ограничивается въ отношеніи къ настоящей жизни, какъ познаніемъ вещей и разумѣніемъ связи между причинами и дѣйствіями ихъ. Сей невещественный лучь, проницающій въ сокровенныя истины, столько дѣйствуетъ на предлежащіе ему предметы, питающіе врожденную склонность къ размышленію, сколько образованъ воспитаніемъ. Никогда нѣтъ недостатка въ тѣхъ упражненіяхъ, кои заслуживаютъ вниманіе нашей души, только бы главныя ея дарованія, кои паче всѣхъ прочихъ способнѣе къ тому въ существѣ своемъ, были правильнымъ образомъ употребляемы. Съ приращеніемъ нашихъ лѣтъ, нашей опытности и нашихъ свѣденій можетъ возрастать точная правильность какъ въ обыкновенныхъ, такъ и въ важныхъ нашихъ сужденіяхъ.

Но ничто такъ часто не встрѣчается съ нами, какъ самое недостаточное понятіе истинъ и преждевременная рѣшимость тѣснаго ума въ неосновательныхъ заключеніяхъ о совершенствѣ способовъ, ведущихъ къ твердому счастію. Вмѣсто того свѣта полезныхъ знаній, который пріобрѣтается тщательнымъ воспитаніемъ, и съ которымъ можно безъ нужды проходить всѣ пути жизни, по большой части объемлемся мракомъ предразсудковъ. Хотя не примѣтны между нами сіи недостатки смысла, замѣняемые чувственными удовольствіями; и хотя постыдный навыкъ дѣлать все то, на что другіе безъ стыда отваживаются есть изъ числа обыкновеннымъ понятій; однако невѣжество естественнымъ образомъ влечетъ за собою печальныя слѣдствія.

Въ такомъ случаѣ не столько можно винить собственное заблужденіе, сколько приведшія къ тому обстоятельства. Ежели кто по неминуемому подражанію слѣдуетъ усиленнымъ заблужденіямъ; ежели пагубный соблазнъ ложныхъ мудрованій, ласкающій блескомъ истины, пріуготовленъ для молодыхъ умовъ примѣромъ благовидныхъ любителей просвѣщенія: не должно ли, кажется, по нуждѣ уступить предварительному дѣйствію худыхъ правилъ, и тѣмъ важнѣйшимъ подвергаться заблужденіямъ, чѣмъ сильнѣе начала, дающія видъ истины ложнымъ понятіямъ? Льзя ли рѣшительно надѣяться, чтобъ человѣкъ, пріобыкшій полагаться на разумъ, закоснѣвшій въ предубѣжденіяхъ, охотно внялъ гласу истины и немѣдленно исправилъ свои погрѣшности? Въ нашей ли волѣ состоитъ, чтобъ жалкій суевѣръ, занявъ ложныя о Богѣ понятія, согласился перемѣнить свои мысли и оставить мрачныя начала? Не великимъ ли должно будетъ почесть произшествіемъ, ежели кто въ теченіе многихъ лѣтъ своей жизни, потерявъ правильный вкусъ въ сужденіи, наконецъ въ глубокой старости разрушитъ оковы своего заблужденія, и при всѣхъ препятствіяхъ навыка возвратится къ свѣту истины?

Слѣдовательно, чтобъ разумъ съ самаго того времени, какъ можетъ открывать свои способности, дѣйствовалъ надлежащимъ образомъ, къ тому особенно надлежитъ пріуготовлять его. И какъ самъ собою не можетъ онъ имѣть общаго смысла, общаго чувства и общаго вкуса; для сего нужно тщашельно образованіе. Каждый изъ насъ дотолѣ имѣетъ нужду въ семъ руководствѣ, доколѣ не впечатленъ будетъ въ нашемъ умѣ искусный оный чертежъ, который, содѣйствіемъ божественнаго промысла, въ теченіе многихъ вѣковъ и бдѣніемъ великихъ мужей расположенъ и приспособленъ къ познанію Бога, міра и души человѣческой. Въ кругѣ различныхъ свѣденій, созерцая ближайшія къ намъ отношенія первыхъ истинъ, и пользуясь ими по правиламъ здраваго разума, менѣе случится погрѣшностей въ нашей жизни. Въ нашихъ мнѣніяхъ не видно будетъ упорства и пристрастія, легковѣрности и безразсудства, гордаго самолюбія и примѣса другихъ недостатковъ. Просвѣщеніе всѣмъ дѣйствіямъ разума особливую даетъ жизнь, въ особливый приводитъ ихъ порядокъ, и умственныя понятія, кои суть виною бытія или нарушенія справедливости, обращаетъ въ источникъ истины. Отъ просвѣщенія въ великомъ степени зависитъ совершенство добродѣтели.

Входя въ склонности нашего сердца, узнаемъ свойство ихъ изъ дѣйствій сего тонкаго ощущенія дни, посредствомъ котораго различаемъ слѣдствіе добродѣтели и порока, и которое называемъ совѣстію. — Всякому врожденно желаніе блаженства; но ложная о немъ мысль, бываетъ неизбѣжнымъ искушеніемъ святости воли и невинности нравовъ. Естьли бы одному только разуму, утвержденному въ Христіанскомъ благочестіи представленъ былъ выборъ удовольствій; человѣку менѣе бы случалось преткновеній. Но къ общему сожалѣнію, воспламененное воображеніе иногда самымъ низкимъ страстямъ даетъ видъ благородныхъ чувствованій, и непримѣтно располагаетъ нашу волю къ нарушенію закона Господня. Свобода, сей источникъ вожделѣній, на сколько бы ни раздѣлялся протоковъ; но когда болѣе увлекается ощущеніемъ тлѣнныхъ удовольствій, нежели совершенствами нравственныхъ истинъ; почти нѣтъ ни одной доброй склонности, которая бы не разстроена была вихремъ какой нибудь низкой страсти, и прямое имѣла стремленіе къ Виновнику вѣчныхъ утѣхъ. Безъ потери гражданской чести, безъ утраты имущества и здоровья, иногда охотно уступаемъ въ душѣ своей силѣ худыхъ навыковъ. Въ такомъ случаѣ съ которой стороны ни посмотримъ на состояніе сердца; его упражненія состоятъ въ удовлетвореніи плотскихъ склонностей; его забава, развратъ; особливо, ежели кто въ самой, такъ сказать, колыбели занялъ соблазнительныя впечатлѣнія и примѣры: у такого человѣка естественное расположеніе сердца приведено въ жалкое разстройство, и въ нравственныхъ его дѣйствіяхъ примѣчаются одни только замѣшательства. И ежели въ молодомъ человѣкѣ оставить плодовитое сѣмя зачатаго имъ грѣха; онъ наконецъ отъ собственныхъ вожделѣній и страстей совершенно утратитъ свое спокойствіе, и близокъ будетъ къ произвольной гибели. Такіе нещастливцы тѣмъ бóльшаго достойны сожалѣнія, что, питая любовь къ нравственнымъ добродѣтелямъ, какъ бы въ нѣкоторомъ бѣшенствѣ, сіи же самыя добродѣтели часто принуждаются почитать за вымыселъ, и на мѣсто ихъ допускать нравственное зло. Такое нещастное положеніе сердца происходитъ отъ умерщвленныхъ чувствованій добра и отъ холоднаго расположенія къ совершенствамъ, усматриваемымъ въ нравственныхъ удовольствіяхъ.

Чтобъ быть внѣ сего заблужденія, и возвратить утраченную невинность; чтобъ требованіи сердца согласны были съ закономъ чистой совѣсти, и каждый подвигъ добродѣтели имѣлъ надлежащее совершенство; къ сему потребно содѣйствіе истинныя мудрости, которая зачлючается въ неисчерпаемыхъ сокровищахъ одного только Священнаго Писанія, и которая первѣе чиста есть, потомъ же мирна, кротка, благопокорлива, исполнь милости и плодовъ благихъ, несумнѣнна и нелицемѣрна (Іак. 3, 17). Изъ опыта вещей, опредѣленныхъ къ нашему употребленію, можно занять часть нѣкотораго просвѣщенія. Мы иногда приписываемъ человѣку имя добродѣтельнаго, естьли примѣтимъ довольно искусства и твердости въ наружномъ его поведеніи. Мы болѣе привязаны къ чувственности, и потому довольствуемся наружными видами. А когда прилѣжнѣе вникнемъ въ связь нашихъ дѣяній; всѣ достопамятные случаи жизни и великія произшествіи началомъ своимъ одолжены бываютъ нравственности. Сколько древній, столько пагубный обычай, нагло преступать законъ Божественный въ угоду ближнимъ своимъ иногда почитаемъ гражданскою добродѣтелію; и въ свѣтѣ, развлекаемомъ безчисленными суетами, едва слышанъ гласъ обезображенной природы. Много надобно имѣть постоянства, чтобъ на общую порчу нравовъ смотрѣть безъ утраты своей непорочности. Такія твердыя сердца, такія удивительныя души случаются между нами въ то время, когда любовь къ Христіанскому просвѣщенію находится въ числѣ главныхъ добродѣтелей, и когда успѣхи въ исправленіи нравовъ предпочитаются всѣмъ прочимъ пріобрѣтеніямъ. Изъ сихъ свойствъ мудрости смѣло можемъ заключить о производимыхъ ею перемѣнахъ въ сердцѣ человѣческомъ, и между прочими ея плодами видѣть успѣхъ въ добродѣтели, которую, такъ какъ и другіе полезные предеметы, надлежитъ почитать концемъ благородныхъ упражненій.

Разсматривая природу и состояніе разума и сердца, открыли мы, какъ причины нравственнаго растройства, такъ и средства къ удаленію онаго зла. Но сего не довольно для безсмертныя души человѣка.

Кто тщательно примѣчаетъ свойство и главное стремленіе своей воли; тотъ непогрѣшительно можетъ заключить о ненасытномъ желаніи крайняго блага, которымъ обыкновенно томимы бываютъ наши сердца. Сіе обладающее нами вожделѣніе есть вѣрный залогъ Творческой любви и дѣйствіе естества, склоняющаго насъ къ достиженію всеобщаго конца; есть сила, таинственнымъ образомъ влекущая насъ къ Виновнику тварей. Сладчайшее спокойствіе нашего духа столько бываетъ велико, сколько возрастаетъ въ насъ благодатное соединеніе съ Божествомъ. И чѣмъ ближе становимся къ предмету сихъ нашихъ желаній, тѣмъ болѣе утоляется ощущаемая нами жажда высочайшаго блаженства. Наконецъ совсѣмъ изчезаетъ, когда достигаемъ такого состоянія, что Богъ живетъ въ насъ, и мы въ Немъ, по свидѣтельству великаго во Пророкахъ Давида: насыщуся, внегда явитимися славѣ Твоей (Псал. 16, 16). Удостоиться таковаго степени совершенства значитъ, выдти изъ собственныхъ предѣловъ, грубостію и невѣжествомъ полагаемыхъ; значитъ вознестись духомъ своимъ выше бренныхъ чувствъ, и бытіемъ своимъ равняться безплотнымъ небожителямъ.

Но отколѣ получаемъ такое воодущевленіе, и нося сіе бремя, сіи тяжкіе узы страстной плоти, начинаемъ жить въ самой вѣчности? Не ясное ли понятіе о Богѣ, почерпаемое нами изъ разсматриванія природы, преимущественно же изъ Священнаго Писанія, разсѣеваетъ мракъ предразсудковъ, и проливаетъ въ насъ свѣтъ истиннаго познанія? Не всемогущество ли десницы Творческой раждаетъ въ насъ послушаніе и вѣру, виновницу нашего блаженства? Не въ безднѣ ли премудрости Бога погружая слабые наши умы, восхищаемся созерцаніемъ природы, проповѣдающей бытіе Его, и объяты бываемъ чистѣйшимъ пламенемъ совершенной къ Нему любви? Не Его ли величество впечатлѣваетъ въ насъ сыновній къ Нему страхъ, и обѣщаетъ услаждать насъ славою безконечныхъ Его совершенствъ.

Какое блаженство людей, посвятившихъ себя духовнымъ утѣхамъ симъ! Какая щастливая доля Христіанъ, просвѣщенныхъ истиннымъ Богопознаніемъ! Какая наконецъ необходимость для каждаго изъ насъ, жертвовать наилучшею частію своей жизни познанію нашего Создателя! Нѣтъ сомнѣнія, что истина и добродѣтель составляютъ существенное удовольствіе свободнаго существа. Но какое средство преимущественно служитъ къ его совершенству, какъ не упражненіе въ Христіанскомъ просвѣщеніи разума и сердца? А когда Евангельское познаніе Бога, сопровождаемое тщательнымъ изслѣдованіемъ природы, руководствуетъ душу къ великимъ совершенствамъ; то всякъ предположитъ въ подвигѣ наукъ, чтобъ различные роды полезныхъ свѣденій употреблены были для бóльшаго числа истинныхъ понятій о Виновникѣ вселенной. Сіе должно быть первымъ концемъ во всѣхъ благородныхъ упражненіяхъ питомцевъ Христіанскаго просвѣщенія.

Благовоспитывамые юноши! къ вамъ теперь обращаю рѣчь мою. Видѣли вы, что три суть главныя цѣли просвѣщенія: истина, добродѣтель, Богъ. Каждый изъ сихъ предметовъ долженъ произвесть въ васъ особенное разсужденіе. Представьте во первыхъ вашъ возрастъ, ваше званіе, ваши обязанности. Снесите притомъ благопріятствующія лѣтамъ вашимъ обстоятельства. Для васъ отверсто святилище полезныхъ наукъ. Въ немъ упражняете силы души; постепенно увеличиваете естественные ваши дары, и стараетесь привесть ихъ въ возможное совершенство. Ваши умы слабо еще вникаютъ въ союзъ природы и отвлеченныхъ истинъ. Вы не можете въ полномъ видѣ представлять себѣ окружающіе васъ предметы, и со всѣхъ сторонъ дѣлать правильныя о нихъ заключенія. Слѣдовательно, близки будучи къ погрѣшностямъ, удобно можете уступить силѣ предразсудковъ и потерять изъ виду самую справедливость. Руководство нечувствительно вливаетъ въ васъ свѣтъ мудрости, и указуетъ вамъ пути къ царству истины. А собственный вашъ трудъ обогащаетъ васъ средствами къ познанію заблужденій и къ удаленію плачевныхъ слѣдствій невѣжества. Вы любопытнымъ окомъ научаетесь смотрѣть на теченіе окружающей васъ природы, и здраво судить о важныхъ явленіяхъ вселенной. Грубое суевѣріе не можетъ имѣть у васъ мѣста. Предъ вами открытъ законъ Бога, законъ совѣсти, изъ коего должны вы почерпать истинное понятіе о должностяхъ человѣка и живущаго въ обществѣ Христіанина. Но сего для васъ еще не довольно. Просвѣщенный умъ безъ честности, безъ любви къ добродѣтели, есть врагъ, востающій противъ человѣчества и самаго неба, есть мечь, убивающій души и разсѣкающій цѣпь, связующую насъ съ естествомъ, съ вѣчностію, съ Богомъ. Не льзя почесть того мудрымъ, кто знаніемъ удивляетъ, а въ сердцѣ своемъ питаетъ ядъ злочестія; вмѣщаетъ всѣ подлыя страсти, покровенныя блескомъ вольнодумства, и адъ носитъ въ душѣ своей. Такой умозрительный любитель просвѣщенія есть жалкій нещастливецъ, который для того изострилъ свои способности, чтобъ живѣе чувствовать терзаніе томящей совѣсти, и быть жертвою безпрерывныхъ мученій. Юноши! ваши сердца нѣжны, гибки и ко всему удобопреклонны. Они, на подобіе распущеннаго золота, могутъ принимать различные виды нравственности. Толь дорогое свойство ихъ вы теперь въ состояніи сдѣлать неоцѣненнымъ. Изъ предлагаемыхъ вамъ наставленій всегда можете заимствовать благонравіе и, сѣдя при источникахъ Евангельскаго просвѣщенія, напаять дýши ваши струями благочестія. Преобразуйтеся обновленіемъ ума вашего, во еже искушати вамъ, что есть воля Божія благая, угодная, и совершенная. Притомъ, не мудрствовати паче, еже подобаетъ мудрствовати, но мудрствовати въ цѣломудріи (Рим. 12, 2-3). Ежели сыщете вкусъ къ истиннымъ удовольствіямъ; ваши склонности будутъ святы, ваши дѣянія будутъ непорочны, ваши души будутъ Богоподобны. Вы предуготовите въ лицѣ своемъ совершенныхъ наставниковъ вѣры и ревностныхъ распространителей благочестія: вы будете достоподражаемыми примѣрами искреннія любви къ ближнимъ вашимъ. Наконецъ мысли и желанія ваши главнымъ предметомъ своимъ должны имѣть Бога; для Него единственно обязаны вы усовершать ваши способности. Къ сему только Виновнику всеобщаго бытія надлежитъ вамъ устремлять познаніе истины и добродѣтели. Онъ долженъ быть началомъ и концемъ вашихъ дѣяній. Вы знаете, что Онъ есть безконечно разумнѣйшій и чистѣйшій Духъ; то можетъ ли терпѣть въ васъ грубость и развратъ? Оставитъ ли безъ наказанія забвеніе величества и совершенствъ Своихъ? И такъ ваше упражненіе, ваши утѣхи, вашу жизнь долженъ составлять одинъ только Богъ. Воспламеняйте души ваши чистѣйшею къ Нему благодарностію, что вы, едва вступили на зрѣлище свѣта, едва почувствовали дѣйствіе душевныхъ силъ; уже въ полной мѣрѣ изобилуете средствами, служащими къ вашему совершенству. Помните, что нѣтъ на земли бóльшаго счастія, какъ имѣть просвѣщенный умъ и благочестивое сердце.

Пролейте предъ Всемогущимъ Спасителемъ міра душевныя ваши молитвы о преуспѣяніи въ мудрости и благочестіи. Вознесите желанія ваши къ празднуемому днесь Дѣвственнику Святому Іоанну Богослову о исходатайствованіи вамъ Божественныя благодати. Освящайте симъ подвигомъ каждую минуту вашей жизни. Тогда будете избыточествовать силою здравыхъ совѣтовъ, и искренностію благородныхъ чувствованій и любовію къ изящнымъ дѣяніямъ: тогда паче и паче умудритъ васъ Духъ Святый, и содѣлаетъ васъ достойными сынами Божественнаго свѣта! Аминь.

Говорено въ приходской церкви Святаго Іоанна Богослова Сентября 26 дня, 1798 года, въ Ярославлѣ, предъ совершеніемъ молебствія Господу Богу и при собраніи всѣхъ учащихъ и учащихся въ Ярославской Семинаріи о благополучномъ начатіи годичнаго ученія.

Источникъ: Поучительныя слова въ Санктпетербургѣ, при Второмъ Кадетскомъ Корпусѣ и въ другихъ мѣстахъ, съ 1797 года по 1803 годъ, сказыванныя, Втораго Кадетскаго Корпуса Учителемъ Закона, Санктпетербургской Епархіи второклассной Троицкой Сергіевой пустыни, состоящей по Петергофской дорогѣ, Архимандритомъ Августиномъ, что нынѣ Епископъ Оренбургскій и Уфимскій. Часть I. — М.: Въ Сѵнодальной Типографіи, 1807. — С. 10-22.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0