Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 21 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Августинъ (Сахаровъ), еп. Оренбургскій и Уфимскій († 1842 г.)

Августинъ (Сахаровъ), епископъ. Происходилъ изъ духовнаго званія, въ мірѣ Михаилъ Степановичъ, родился 18 октября 1768 г. въ ростовскомъ уѣздѣ, образованіе получилъ въ Ярославской духовной семинаріи и въ С.-Петербургской Александроневской главной семинаріи (нынѣ академія). Окончивъ курсъ Петербургской семинаріи въ 1792 году, получилъ мѣсто учителя математики, географіи, греческаго и нѣмецкаго языковъ, піитики и толкованія Св. Писанія, но вскорѣ вызванъ на каѳедру краснорѣчія и греческаго языка въ Александроневскую семинарію. Здѣсь въ 1797 г. принялъ монашество, въ 1798 г. назначенъ ректоромъ ярославской семинаріи и архимандритомъ Толгскаго монастыря, отсюда вскорѣ перемѣщенъ на ту же должность въ рязанскую семинарію, въ концѣ 1800 г. вызванъ на чреду въ Петербургъ, въ 1802 г. опредѣленъ законоучителемъ второго кадетскаго корпуса съ перечисленіемъ въ Антоніевъ Сійскій монастырь, а затѣмъ въ Троице-Сергіеву пустынь близъ Петербурга. Въ іюнѣ 1806 г. хиротонисанъ во епископа Оренбургскаго и Уфимскаго. Оренбургскою паствою онъ управлялъ 13 лѣтъ… далѣе>>

Слова и рѣчи

Еп. Августинъ Сахаровъ († 1842 г.)
Слово во всевожделѣнный день Рождества Господа Бога и Спасителя нашего Іисуса Христа.
О томъ, для чего Сынъ Божій воплотился.

Егда пріиде кончина вѣка, посла Богъ Сына Своего (Гал. 4, 4).

Совершилось ожиданіе Мессіи. Прореченіе свыше вдохновенныхъ мужей получило свое событіе. Явился на земли велика совѣта Ангелъ, чуденъ совѣтникъ, Богъ крѣпкій, властелинъ, князь мира, Отецъ будущаго вѣка (Ис. 9, 6). Законная сѣнь проходитъ (Рим. 3, 21), и воцаряется благодать и истина (Рим. 6, 14). Виѳлеемъ, устами Пророковъ (Мих. 5, 2) предназначенный ко пріятію Царя царей (Апок. 17, 14), отверзаетъ Ему свое нѣдро. Превѣчный младенецъ, держащій судьбу свѣта въ десницѣ Своей (Апок. 17, 18), дѣтскими пеленами въ убогихъ ясляхъ повивается (Лук. 2, 7). Небесныя воинства въ торжественномъ пѣніи возглашаютъ кроткое на землю пришествіе Создателя вселенной (Евр. 1, 2): слава въ вышнихъ Богу, и на земли миръ; въ человѣцѣхъ благоволеніе (Лук. 2, 14). Волсви отъ востокъ (Матѳ. 2, 2) текутъ на гласъ Ангела, возвѣстившаго имъ о рожденіи Іисуса (Лук. 2, 10-12); достигаютъ вожделѣннаго мѣста, водимые чудною звѣздою (Матѳ. 2, 10), и, повергшись къ стопамъ воплощеннаго Бога (Гал. 4, 4), полагаютъ предъ Нимъ дары (Матѳ. 2, 11), и посвящаютъ Ему сердца свои. Вся страна Іудейская (Матѳ. 2, 3) внимаетъ явленію Мессіи. Какой неоцѣненный залогъ небеснаго провидѣнія о спасеніи человѣковъ! Посла Богъ Сына Своего.

Достойно небо и земля восторжествовали въ первыя минуты кроткаго въ мірѣ пришествія Мессіи! Достойно Ангели и человѣки совершали духовное веселіе о предначатомъ образованіи вѣчной нашей славы и блаженства! Протекшія времена и вѣки, ознаменованныя безчисленными и важными пользами Евангельскаго ученія, въ полномъ сіяніи открываютъ вамъ толико Божественное, толико чудное и спасительное для насъ воплощеніе Сына Божія. Сіи духовныя сокровища вѣры и благодати, которыми исполнены наши сердца, сіи восторги, кои посвящаемъ торжественному воспоминанію всевожделѣннаго въ міръ пришествія Господа Іисуса, суть новыя свидѣтельства собывшихся прореченій. На конецъ вѣковъ и мы, просвѣтившись Евангельскимъ ученіемъ вкусивши дара небеснаго, и содѣлавшись участниками Духа Божія (Евр. 6, 4), возвеличимъ непостижимыя о спасеніи нашемъ судьбы Отца небеснаго, и ознаменуемъ день сей краткою бесѣдою о плодахъ спасительнаго на зежли рожденія Сына Божія.

Разумъ, въ началѣ бытія міра, подобно горящему свѣтилу, сіялъ въ невинномъ человѣкѣ (1 Моѵс. 2, 20). Тишина природы, и всюду кипящіе источники чистыхъ удовольствій содѣйствовали возвышенію блаженства. Разумъ паденіемъ человѣка (1 Моѵс. 3, 10) погрузился во мракѣ; и потомство имѣло долею слабыя искры первоначальнаго свѣта. При недостаткѣ истины, утверждающей наши мысли, изъ рода въ родъ усиливались предразсудки, и были источникомъ суевѣрія. Народы, по прошествіи многихъ вѣковъ, изобрали способы къ поправленію разума и сердца. Во Египтѣ, въ Греціи и въ Римѣ воздвизаемы были храмы, посвященные любителямъ мудрости. Тонкій вкусъ въ витійствѣ, въ высокихъ умствованіяхъ, въ подражательныхъ изображеніяхъ природы; глубокое знаніе свѣта и любовь къ новѣйшимъ изобрѣтеніямъ были тогда предметомъ разума. Успѣхи просвѣщенія возвышались до возможнаго степени, такъ что поздныя времена за честь поставляютъ, равняться имъ въ славѣ знанія и искусства.

Но протеките отдаленные вѣки, извѣстные въ потомствѣ изъ исторіи разума человѣческаго; вы увидите, что наилучшіе изъ философовъ мірскихѣ суть вздорные истолкователи совершенствъ существа Всевышняго, кои, не постигая истиннаго Бога, къ стыду своего просвѣщенія, бездушнымъ свѣтиламъ и презрѣннымъ тварямъ приносили Божескія жертвы. Таковы ли суть плоды чистаго разума, чтобъ, понимая дѣйствіе, не понимать его причины, не понимать Бога, виновника всеобщаго бытія, и, нося почтенное имя философа, вмѣстѣ съ простою чернію предаваться грубому идолопоклонству? Не справедливо ли можно сказать со святымъ Павломъ о временахъ многобожія: яко обуи Богъ премудрость міра сего (1 Кор. 1, 20)? И когда разумъ, порабощенный подъ стихіями міра (Гал. 4, 4), и утомленный немощію естества своего, не могъ долѣе сіять на горизонтѣ свѣта, и приближался къ совершенному затмѣнію; тогда, къ возстановленію силъ его непостижимо явилась на земли воплощенная Премудрость. Богъ явися во плоти (1 Тим. 3, 16). Немѣдленно возгремѣло на земли небесное ученіе Мессіи: се есть животъ вѣчный, да знаютъ Тебе единаго истиннаго Бога, и Его же послалъ еси Іисусъ Христа (Іоан. 4, 24). Въ короткое время мраки суевѣрія рязсыпались; идолопоклонство пало; всюду распространилось истинное свѣденіе о Богѣ, и человѣкъ позналъ свое достоинство, позналъ, сколько превосходенъ онъ въ существѣ своемъ, и близокъ къ провидѣнію своего Создателя. Ложные боги изчезли въ его понятіи; прорицалища предъ нимъ умолкли; олтари, въ честь кумировъ дымящіеся кровію закалаемыхъ, разрушились отъ руки его. Онъ съ восторгомъ преклонилъ колѣна свои предъ Евангельскимъ онымъ гласомъ: Духъ есть Богъ, и иже кланяется Ему, духомъ и истиною достоитъ кланятися (Іоан. 4, 24).

Далѣе, нѣтъ сомнѣнія, что нравоученіе Божественнаго закона столько имѣетъ святыхъ истинъ, сколько требуется для снисканія невинности и возвышенныхъ чувствованій. Тамъ изображаются главныя должности, предлагаются побужденія къ непорочной жизни, и въ самой природѣ человѣка открываются источники его блаженства. Тамъ ясно представлены слѣдствія совершенной добродѣтели, яко сотворивый та человѣкъ живъ будетъ въ нихъ (3 Моѵс. 18, 5). Напротивъ того со всею строгостію запрещаются тамъ злодѣянія, охуждаются порочныя склонности, и нарушитель закона подвергается ужасному мщенію. Проклятъ всякъ, угрожаетъ Богъ, иже не пребудетъ во всѣхъ словесѣхъ закона, еже творити я (5 Моѵс. 27, 26). Но ни жизнь, зависящая отъ сохраненія закона, ни смерть, послѣдующая за нарушеніемъ священныхъ его правилъ, не удерживала народы отъ пагубнаго развращенія нравовъ. По всему лицу земли съ неимовѣрною скоростію разпространялась язва грѣха. Сколько ни напоминалъ Богъ людямъ своимъ: отъимите лукавства отъ душъ вашихъ предъ очима Моима; престаните отъ лукавствъ вашихъ. Научитеся добро творити; взыщите суда; избавите обидимаго; судите сиру, и оправдите вдовицу (Ис. 1, 16-17): но самые сіи люди, вмѣсто спасительнаго раскаянія, до такой степени предавались различнымъ злодѣяніямъ, что священнымъ почитали долгомъ усыплять душевныя свои чувства сладострастіемъ, явно презирать цѣломудріе, и нагло ругаться имени добродѣтели, сооружая пороку олтари и гордые памятники. Чтó же воспослѣдовало по всеобщемъ усыпленіи совѣсти? Растлѣся земля предъ Богомъ, и наполнися земля неправды. И виде Господь Богъ землю, и бѣ растлѣна (1 Моѵс. 6, 11). Люди уже не внимали болѣе праведной сей укоризнѣ: оставиша Мене источника воды живы, и ископаша себѣ кладенцы сокрушенныя (Іер. 2, 13). И такъ вездъ гремѣло тогда одно только проклятіе; и каждый нарушитель закона приближался къ безднѣ отчаянія, какъ скоро чувствовалъ смущеніе духа. Гдѣ же человѣчеству оставалось искать пособія къ облегченію судьбы своей? Въ небесахъ ли? Но они противу его были раздраженны; они бросали на него громъ и молнію. Въ собственной ли душѣ своей? Но она, утомлена будучи грызеніемъ совѣсти, не обѣщала возвратить утраченнаго спокойствія. Среди толь ужасной крайности, среди толь бѣдственнаго состоянія, отъ какихъ пособій оставалось ожидать своего спасенія? Человѣкъ, сколько бы ни старался собственными силами удовлетворить правосудію Отца небеснаго, онъ не оправдится отъ дѣлъ Закона, но токмо вѣрою (Гал. 2, 16). Спаситель озаряетъ его утѣшительными лучами благодати; и человѣкъ существуетъ не подъ закономъ, но подъ благодатію (Рим. 6, 14). Благодать убо спасительная всѣмъ человѣкомъ (Тит. 2, 11), заключаетъ въ себѣ неограниченное могущество, служащее къ удаленію запрещенныхъ склонностей нашего сердца и къ пріобрѣтенію Богоподобной святости духа.

Но довольно ли симъ ограничить истинное блаженство человѣка? Къ чему бы служило Евангельское ученіе, чудесами утвержденное, и высокій примѣръ Іисуса Христа, тяжкіе подвиги и жестокія боренія предполагающій, естьли бы жизнь безсмертнаго нашего духа оканчивалась съ жизнію бренной плоти?

Какое сильное господствуетъ въ душѣ нашей стремленіе къ состоянію безсмертія? Не самое ли существо ея даетъ ей чувствовать отличное сіе достоинство? Такое вожделѣніе души своей усматриваемъ изъ бытописаній разныхъ народовъ, за множество предъ симъ столѣтій внѣ Іудейскія церкви существовавшихъ до пришествія Мессіи. Съ какимъ тщаніемъ суевѣрный Египтянинъ старается удалить тлѣніе отъ бездыханнаго тѣла, дабы обитавшая въ немъ душа еще нѣсколько времени могла невидимо въ немъ присутствовать? Съ какимъ усиліемъ Пиѳагорецъ предлагаетъ ложное ученіе о преселеніи душъ человѣческихъ въ безсловесныхъ животныхъ? Съ какимъ жаромъ цѣлыя толпы философовъ, пріуготовляя себя и другихъ къ безсмертію, Елисейскими полями ласкаютъ своему воображенію, или водами баснословнаго Стикса устрашаютъ порочныя души? Въ новѣйшія времена весьма странны сіи вымыслы; но они во свое время по недостатку руководства откровенныхъ истинъ, возвѣщенныхъ Пророками во вселенной, увлекали за собой многіе милліоны людей. Самые просвѣщенные мужи древности, охотно слѣдовали какому нибудь ученію, обѣщающему безсмертіе. И сколько непостоянны были мнѣнія о Богѣ, столько превратно было ученіе о безсмертіи души человѣческой и о состоянія ея въ грядущей жизни. Что же происходило отъ смѣшанныхъ понятій о вѣчности? Не часто ли одни мысли испровергаемы были другими, и отъ неизвѣстности будущаго по смерти состоянія страдало человѣчество среди жестокихъ мученій совѣсти, проницаемой живѣйшимъ чувствіемъ Божественнаго правосудія? Въ самомъ дѣлѣ, можетъ ли быть нещастнѣе того человѣка, который встрѣчаетъ одни только пустыя противорѣчія о вѣчности, и терзается различными сомнѣніями объ участи, ожидающей его внѣ предѣловъ настоящей жизни? Но непостижимымъ рожденіемъ Сына Божія давно уже отъ лица земли сокрылись сіи мечты и пагубныя сомнѣніи. Вѣчность въ надлежащемъ видѣ отверзается намъ десницею Того, имже вся быша, и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть (Іоан. 1, 3). Слово Божіе возвѣщаетъ намъ, что не имамъ здѣ пребывающаго града, но грядущаго взыскуемъ (Евр. 13, 14). Великое пространство обитаемой нами земли не можетъ обладать теперь нашимъ воображеніемъ такъ, чтобъ въ которой нибудь части свѣта опредѣлить по смерти вѣчное жилище нашей душѣ, яко бы существу, неимѣющему силы выше всѣхъ стихійныхъ міровъ воспарить во святая святыхъ. Архіерей, прошедый небеса (Евр. 4, 14), той свидѣтельствуетъ, яко благоизволи Отецъ нашъ дати намъ царство (Лук. 12, 32), и яко пріидутъ отъ востокъ и западъ и сѣвера и юга, и возлягутъ во царствіи Божіи (Лук. 13, 29), тѣ, иже вѣруютъ въ Сына Божія (Іоан. 3, 36). И такъ обитаемая нами земля есть маленькая литтеральная точка, на которой мы, помѣдливъ нѣсколько времени, и образовавъ душу свою Евангельскимъ ученіемъ, непостижимыми умамъ нашимъ таинствами святѣйшія вѣры, и совершенною любовію ко Христу Спасителю, по мужественномъ совершеніи всѣхъ подвиговъ благочестія, перейдемъ наконецъ въ тотъ градъ, которой не требуетъ солнца и луны, да свѣтятъ въ немъ; слава бо Божія просвѣтитъ его, и свѣтильникъ его Агнецъ (Апок. 21, 23). Се вѣрный опытъ Божескаго провидѣнія безконечно пекущагося о блаженствѣ нашемъ!

Боже, сокрывый лучи Своего величества въ бренномъ тѣлѣ (Іоан. 1, 14), благоволи, да царство благодати и истины утверждается Тобою во всѣхъ предѣлахъ свѣта! Аминь.

Говорено въ Свято-Троицкой Александро-Невской Лаврѣ въ церквѣ Благовѣщенія Декабря 25 дня, 1797 года, въ Санктпетербургѣ.

Источникъ: Поучительныя слова въ Санктпетербургѣ, при Второмъ Кадетскомъ Корпусѣ и въ другихъ мѣстахъ, съ 1797 года по 1803 годъ, сказыванныя, Втораго Кадетскаго Корпуса Учителемъ Закона, Санктпетербургской Епархіи второклассной Троицкой Сергіевой пустыни, состоящей по Петергофской дорогѣ, Архимандритомъ Августиномъ, что нынѣ Епископъ Оренбургскій и Уфимскій. Часть I. — М.: Въ Сѵнодальной Типографіи, 1807. — С. 1-9.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0