Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Августинъ (Виноградскій), архіепископъ Московскій и Коломенскій († 1819 г.)

Августинъ (Виноградскій), архіепископъ Московскій. Въ мірѣ Алексѣй Васильевичъ, родился 6 марта 1766 г., сынъ священника московской церкви св. Димитрія Солунскаго на Ильинкѣ. Рано осиротѣлъ и остался на попеченіи брата. Образованіе получилъ въ Перервинской семинаріи и Заиконоспасской моск. академіи. По окончаніи академіи былъ учителемъ, сначала грамоты, потомъ класса риторики въ семинаріи. Еще въ семинаріи онъ снискалъ къ себѣ благоволеніе тогдашняго московскаго митрополита Платона, который все время слѣдилъ за его научнымъ развитіемъ и способствовалъ его занятіямъ. Съ 1792 г. проходилъ должность префекта семинаріи и профессора философіи, въ 1794 г. принялъ монашество и былъ рукоположенъ во іеромонаха, а потомъ былъ назначенъ и ректоромъ семинаріи. Въ 1798 г. назначенъ архимандритомъ можайскаго Лужецкаго монастыря, съ половнны 1801 г. сталъ настоятелемъ московскаго Богоявленскаго монастыря, а съ конца этого же года — настоятелемъ Заиконоспасскаго монастыря и ректоромъ духовной академіи. Въ 1803 г. Августинъ вызванъ въ Петербургъ, въ началѣ 1804 г. хиротонисанъ во епископа Дмитровскаго и остался викаріемъ у митрополита Платона… далѣе>>

Слова и рѣчи

Архіеп. Августинъ Виноградскій († 1819 г.)
Слово въ день тезоименитства Государя Императора Александра I, и по освященіи Московскаго Большаго Успенскаго собора. Говорено 30 Августа 1813 года.

Кто подобенъ Тебѣ, Господи? кто подобенъ Тебѣ? прославленъ во святыхъ, дивенъ въ славѣ, творяй чудеса (Исх. 15, 11)! Ужасные слѣды злобы, съ какою лютый врагъ опустошалъ градъ сей, еще неизглажены; еще развалины огромныхъ зданій покрываютъ лице Іерусалима; еще святый Сіонъ не облекся въ прежнюю лѣпоту!

Но сей первопрестольный храмъ — какое утѣшительное, какое восхитительное зрѣлище! — храмъ сей уже отрясъ глубокій прахъ того поруганія, какимъ нечестіе покрыло его; уже уготованъ въ жилище Живущему въ небесѣхъ; уже блистаетъ велелѣпіемъ и красотою.

Великій во владыкахъ земныхъ Александръ одною рукою разрушаетъ твердыни коварнаго и мощнаго врага; другою возстановляетъ олтари, имъ разрушенные. Одною рукою разсѣваетъ кровожаждущія его полчища; другою собираетъ ѳиміамы на жертвенникъ Господень, и благовоннымъ куреніемъ оныхъ услаждаетъ и небо и землю. Одною рукою снимаетъ узы съ порабощенныхъ гордынею народовъ; другою облекаетъ святыню въ лѣпоту и открываетъ торжество благочестія.

Отецъ отечества! Ты не присутствуешь намъ тѣломъ, но всегда присутственъ духомъ. Отврати на минуту слухъ свой отъ громовъ бранныхъ; внемли сердечнымъ моленіямъ, какія къ Царю царствующихъ возноситъ о Тебѣ народъ Твой, исполненный къ Тебѣ вѣрности и пламенной любви; внемли, и тѣмъ усугубь радости настоящаго дня, дня Августѣйшаго Имени Твоего, любезнаго Богу и человѣкамъ!

Се сынове Россійстіи собрашася предъ кивотъ Господень; се Іереи Божіи вносятъ его на мѣсто свое, во Святая Святыхъ! Возлюбленный нашъ Соломонъ! предшествуй сему священному торжеству, которое открываетъ намъ Твоя вѣра и благочестіе, буди ликоначальникомъ нашимъ! Ты Самъ возвѣстилъ намъ, что спасеніе Отечества есть чудо неизреченныя къ намъ благости Божіей. Возгласи убо съ нами: десница Господня сотвори силу; десница Господня сокруши враги (Псал. 117, 16).

Благочестивые слушатели! всѣ великія и чудесныя событія въ царствахъ земныхъ бываютъ но волѣ Вседержителя, Который обращаетъ оныя къ устроенію царства Христова.

Неизреченная благость Божія, созидая міръ, не иначе могла сотворить его, какъ совершеннымъ, исполненнымъ чистыхъ удовольствій и блаженства. Онъ и былъ таковъ въ началѣ бытія своего. Но грѣхъ вниде въ міръ, и вся тварь суетѣ повинуся неволею за повинувшаго ю (Рим. 5, 12; 8, 20). Самъ Богъ, взирая на родъ человѣческій, погрязшій въ безднѣ пороковъ и беззаконій, взирая на растлѣніе тварей, рекъ: размыслихъ, яко сотворихъ я (Быт. 6, 7). Но неужели Всевѣдущій не могъ предвидѣть сего плачевнаго событія? Неужели Тотъ, Который нарицаетъ не сущая, якоже сущая, не могъ предусмотрѣть тѣхъ ужасныхъ бѣдствій, какія имѣли постигнуть осуществленный міръ? Господи! Ты вся вѣси (Іоан. 21, 17); како убо безпредѣльная благость Твоя восхотѣла дать бытіе тварямъ, для которыхъ неизбѣжною участію есть страданіе?

Ежели бы не предопредѣлилъ Богъ возсоздать міръ, то конечно не восхотѣлъ бы и создать его. Въ противномъ случаѣ зло и бѣдствія, которыя покрыли лице земли, помрачили бы славу предвѣдѣнія Его и благости. Безначальное Слово, Которое, по предвѣчному совѣту Божію, имѣло оживотворить человѣка, осужденнаго на смерть, и обновить растлѣнную тварь, было тѣмъ всемощнымъ глаголомъ, которымъ міръ сей воззванъ изъ бездны ничтожества. Вся Тѣмъ быша, и безъ Него ничтоже бысть, еже бысть (Іоан. 1, 3). И такъ возсозданіе міра есть причиною созданія онаго, и Богъ при предопредѣленіи того же возсозданія и сотворилъ міръ и управляетъ онымъ. — Іисусъ Христосъ есть начало всякаго бытія и явленія въ мірѣ: о Немъ создана быша всяческая, и всяческая о Немъ состоятся (Кол. 1, 16-17). Слѣдовательно Царство Христово владычествуетъ, какъ надъ царствомъ природы, такъ надъ царствами человѣческими. Всѣ чудесныя явленія, всѣ великія измѣненія, какія Богъ ни дѣлаетъ въ оныхъ, дѣлаетъ ради Царства Христова.

Какъ благословенное сѣмя жены, предопредѣленное спасти человѣка и обновить міръ, имѣло произойти отъ сѣмени Авраамова, отъ колѣна Іудова, то посему Богъ особенное имѣлъ промышленіе о народѣ Израильскомъ до того самаго времени, когда исполнилось чаяніе языковъ, когда явился въ мірѣ обѣщанный Мессія и совершилъ великое дѣло искупленія. Кому ввѣрилъ Богъ словеса откровенія? Израилю. Для кого чудесными событіями наполнилъ небо и землю? для Израиля. Кому далъ во обладаніе землю, кипящую медомъ и млекомъ? Израилю, Онъ основалъ, распространилъ и утвердилъ царство его, обогатилъ сокровищами, облекъ величіемъ и увѣнчалъ славою. Но сей избранный и возлюбленный Богомъ народъ, коликократно чувствовалъ на себѣ тяготѣющую руку Божію, когда забывалъ предреченія и наставленія Пророковъ своихъ? Сколь жестокія терпѣлъ бѣдствія и изгнанія, когда удалялся отъ Бога своего? Коликократно носилъ оковы плѣненія и рабства у тѣхъ самыхъ народовъ, предъ богами коихъ преклонялъ колѣна свои и возжигалъ ѳиміамы? Всѣ перемѣны, какія испытало царство Еврейское, были перстъ Божій; и миръ и война, и злополучіе и благоденствіе, и плѣнъ и свобода, и безчестіе и слава, низпосылаемы были отъ Вседержителя для сохраненія и утвержденія Царства Мессіи.

Іисусъ Христосъ вчера и днесь, тойже и во вѣки (Евр. 13, 8); слѣдовательно и Царство Его пребудетъ до скончанія вѣка. Посему Богъ, какъ до явленія Христова на земли, такъ и по явленіи творилъ и творитъ чудеса; и всѣ перемѣны, какія ни производитъ въ народахъ и царствахъ, обращаетъ къ умноженію вѣрующихъ, къ назиданію и спасенію ихъ. Мудрость земная! истины сіи кажутся тебѣ болѣе странными, нежели убѣдительными, онѣ превосходятъ понятіе твое, но прійди, и виждь (Іоан. 1, 46)!

Россія! Ты всегда носила на себѣ знаменія благоволенія небеснаго; Богъ твой всегда являлъ надъ тобою чудеса премудрости Своея, всемогущества и благости. — Всѣ народы, какіе ни погружены были во мракѣ идолопоклонства, ни мало не заботились о истинномъ боговѣденіи; но народъ Россійскій самъ собою ощутилъ заблужденія свои, и всею душею, всѣмъ сердцемъ возжелалъ познать Сотворшаго всяческая, и воздавать Ему почтеніе, достойное Его. Раскроемъ бытописанія человѣческія; мы увидимъ, что виноградъ возлюбленнаго Божія (Ис. 5, 1), тамъ только процвѣлъ, гдѣ сѣмена проповѣди Апостольской съ особеннымъ усиліемъ и терпѣніемъ насаждаемы были, гдѣ оросила ихъ кровь самыхъ благовѣстниковъ. Обладатель Россіи, презрѣвъ все земное, не прельщаясь безчисленными сокровищами, не плѣняясь славою побѣдъ своихъ, простираетъ взоры свои во всѣ страны; ищетъ одного, — ищетъ Бога; и узрѣвъ на востокѣ свѣтъ Евангельскія истины, тотчасъ озаряетъ ею всѣ подвластные ему народы. Пали кумиры; сыны Россіи тьмами бѣгутъ воспріять небесное отрожденіе банею паки-бытія. Кто не видитъ здѣсь особеннаго дѣйствія Божія? Кто не признаетъ чудесъ Вышняго? Не власть земная, но сила небесная многобожный Днѣпръ премѣнила въ благодатный Іорданъ.

Но возстали бури искушеній и возшумѣли въ виноградѣ Христовомъ. Обширная и могущественная Россія, раздѣлена будучи на многія владѣнія, ослабѣла, безпрерывныя и сильныя нападенія, иноплеменныхъ истощили ее, и подвергли игу жестокаго рабства. Господи! ужели несчастія и бѣдствія суть удѣломъ вѣдущихъ Тя? Но судьбы Твоя бездна многа (Псал. 35, 7). Чѣмъ болѣе ослабляемо было Россійское царство и внутренними и внѣшними потрясеніями, тѣмъ болѣе распространялось и утверждалось въ немъ царство Іисуса Христа. О грозныя, но чудесъ благодати исполненныя времена! Сколько тогда явилъ Господь подвижныхъ постниковъ, побѣдоносныхъ мучениковъ, сколько ревностныхъ и непорочныхъ пастырей, ученіемъ и житіемъ своимъ утвердившихъ вѣру и благочестіе, сколько праведныхъ и благочестивыхъ Вѣнценосцевъ, царствовавшихъ по духу и законамъ Царства Христова? Многихъ изъ нихъ святые останки Богъ, дивный во святыхъ, сохранилъ въ нетлѣніи, во благоуханіи святыни, прославилъ чудотвореніями, и яко залоги особеннаго Своего къ намъ благоволенія, ввѣрилъ благочестію нашему.

Но еда оставитъ Господь жезлъ грѣшныхъ на жребіи праведныхъ (Псал. 12, 3)? Онъ помянулъ отцы наши во смиреніи ихъ. Россія раздѣленныя области свои соединивъ въ одно великое тѣло, воспріяла прежнія силы и могущество, побѣдила побѣдителей своихъ, и владычество свое простерла на тѣ самые народы, коихъ носила оковы. Укрѣпляяся вѣрою въ Бога и вѣрностію къ Царямъ, она исполинскими шагами потекла къ величію и славѣ.

Духъ злобы паки возстаетъ на Россію; стремится разрушить самыя основанія того благоденствія, котораго послѣ многихъ и продолжительныхъ страданій достигла она. Онъ умыслилъ изгнать изъ олтарей вѣру отецъ нашихъ, и на престолъ единоплеменныхъ Царей возвести пришельца. При сихъ ужасныхъ искушеніяхъ сколько чудесъ явилъ Господь надъ нами? Самое избавленіе отечества нашего изъ рукъ вражіихъ было особеннымъ дѣйствіемъ десницы Божіей, Его покровительствующей. — Возгремѣлъ гласъ: Михаилъ да царствуетъ надъ нами! — Рострепетали супостаты, умолкли раздоры, утихли мятежи; всѣ исполнились единодушія и взаимной довѣренности. — Россія съ той самой минуты начала укрѣпляться, возвышаться, и взошла наконецъ на самый верхъ могущества и славы. — Обширныя поля ея златою покрываются жатвою, и сторицею награждаютъ труды земледѣльцевъ; волны морскія сокровища самыхъ отдаленныхъ народовъ на хребтахъ своихъ преносятъ ко брегамъ нашимъ; ежечасно открываются новые источники обилія и богатства; процвѣтаютъ науки и художества; пространные предѣлы наши распространяются болѣе; враги трепещутъ побѣдоноснаго оружія нашего; слава Россовъ удивляетъ всѣ племена и языки; олтари Господни сіяютъ велелѣпіемъ и красотою; ѳиміамы вѣры и благочестія благовонія свои возносятъ до небесъ. Вселенная, взирая на благоденствіе отечества нашего, взывала: блаженъ языкъ, емуже Господь Богъ его, люди, яже избра въ наслѣдіе Себѣ (Псал. 32, 12).

Тьма покрыла западъ. Народъ, который паче прочихъ хвалился мудростію, объюродѣлъ. Отрекся Творца своего, опровергъ Его олтари, и возвѣстилъ вселенной нечестіе и безбожіе. Изъ среды сего нечестиваго языка возникъ человѣкъ, подобный денницѣ. Онъ рекъ въ умѣ своемъ: взыду выше облакъ, буду подобенъ Вышнему (Ис. 14, 14)! Упоенный адскою злобою и гордостію, когда разрушалъ онъ грады, потрясалъ царства, опустошалъ вселенную, Россія, покоясь среди мира и безопасности, наслаждаясь блаженствомъ и славою, сострадала страждущимъ народамъ; — и великій благостію Александръ мощною десницею облегчалъ страданія ихъ.

Но ахъ! — открывается гнѣвъ Божій съ небесе на всякое нечестіе и неправду человѣческую (Рим. 1, 18) [1]: такъ возвѣстила Церковь. — Мы слышали гласъ сей, но не вняли ему; мы не чувствовлли, что глаголъ оный былъ чудеснымъ предвозвѣстникомъ той ужасной бури, которая стремилась изрыгнуть на насъ громы свои. — Наконецъ познали, что въ ту самую минуту воды потопныя проліялись и на страны Россіи, что врагъ народовъ съ мечемъ и пламенникомъ вторгся въ предѣлы и нашего благословеннаго отечества. Хотя сильныя преграды были ему противупоставляемы, но ничто не могло удержать его. — Что я вижу? — Первопрестольая древняя столица Россійской державы во пламени! Огромныя и величественныя зданія, жилища исполиновъ колеблются, разрушаются, превращаются въ пепелъ. — Стогны, вмѣсто ликовъ празднующихъ, наполнены стенаніемъ и воплями. Несчастные обитатели, одѣянные прежде сребромъ и златомъ, облечены вретищемъ, и ужемъ препоясаны. Нѣжныя матери, слабое младенчество и беззащитную юность укрывая въ объятіяхъ своихъ отъ насилія и убійства, вмѣстѣ съ ними падаютъ подъ ударами лютыхъ злодѣевъ, — и питательныя нѣдра ихъ дѣлаются гробомъ рожденныхъ ими. Долголѣтныя сѣдины непощажены, попраны, обременены тяжкими работами; храмы, гдѣ Богъ особенно присутствовалъ благодатію Своею, гдѣ Невидимый видимо являлся въ таинствахъ Своихъ, самые священные храмы обнажены благолѣпныхъ красотъ. Что я говорю? Они поруганы ужаснѣйшимъ презрѣніемъ; они осквернены дѣяніями студными и мерзкими. Боже милосердый! ужели милосердіе Твое къ беззаконнымъ до того простирается, что не щадитъ Тебя Самаго? — Гдѣ были тогда громы Твои, потрясающіе сердца горъ? гдѣ были молніи, растопляющія желѣзо и мѣдь? — Како омрачи во гнѣвѣ Своемъ Господь дщерь Сіоню, и не помяне подножія ногу Своею въ день гнѣва и ярости Своея (Плач. 2, 1).

Но къ чему сіе? — Прильпни языкъ мой гортани моему (Псал. 136, 6), онѣмѣй въ горестномъ витійствованіи! — Боже отецъ нашихъ! мы уклонились отъ стези закона Твоего, и ходихомъ въ пути непроходныя; мы недостойны сдѣлались неизреченныхъ милостей Твоихъ. Но еда во вѣки прогнѣваешися, Господи! еда забудеши людей Твоихъ? — Возглашаетъ Церковь: Господь крѣпость людемъ Своимъ дастъ (Псал. 28, 11) [2]; и съ самой той минуты изчезли мраки унынія; ободряются устрашеные; кроткій дѣлается храбрымъ; немощный восклицаетъ: могу азъ (Іоил. 3, 10)! Разсѣкаются рала на мечи и серпы на копія; всѣ восходятъ, всѣ совокупляются на пораженіе врага святыни и человѣчества. Господь силъ возстаетъ въ помощь нашу, — и сильный во бранехъ ослабѣлъ, неутомимый утомился, неусыпный уснулъ, съ разрушеніемъ града сего разрушились и его лукавые совѣты; среди дымящихся зданій помрачился и его коварный умъ; съ угасающимъ пламенемъ угасло и его мужество. Кто Богъ велій яко Богъ нашъ? Ты еси Богъ, творяй чудеса (Псал. 76, 14-15)!

Тотъ, который смущалъ вселенную, смущается самъ, подобно волнующемуся морю. Тотъ, который страхомъ силы потрясалъ всю землю, самъ трепещетъ отъ страха; тотъ, который быстро летѣлъ къ побѣдамъ и славѣ, еще быстрѣе бѣжитъ отъ града сего гонимъ и поражаемъ. — Но постой, герой бѣгства! воззри на развалины, которыми покрылъ ты гору Сіоню. Златые верхи храмовъ Божіихъ изумляютъ тебя; цѣлость ихъ приводитъ тебя въ бѣшенство. Ты негодуешь на безсиліе ада; но все безсильно тамъ, гдѣ Богъ являетъ силу Свою.

Злоба беззаконнаго заставила адъ разверзсть нѣдра свои и изрыгнуть громы; но благость Божія отверзла небеса, проліяла воды и угасила пламень свирѣпствующаго ада [3]. Пали огромныя зданія, и развалинами своими хотя покрыли олтари Господни, но не могли ни разрушить, ни повредить ихъ [4]. Пали твердыя ограды и высокія бойницы, но хрупкое стекло, покрывающее ликъ угодника Божія, среди ужаснаго ихъ разрушенія, осталось неврежденнымъ [5]. Утлое древо, на которомъ начертанъ былъ образъ Праведника, будучи объято пламенемъ, не подверглось опаленію [6], и подобно купинѣ горѣло и не сгарало. Безбожный супостатъ, ругаясь храмамъ Господнимъ, все въ нихъ опровергалъ, все попиралъ, все разрушалъ; но трепеталъ и цѣпенѣлъ при гробахъ избранныхъ Божіихъ [7], ихже кости хранитъ Господь, и ни едина отъ нихъ сокрушится (Псал. 33-21). Онъ безбоязненно простиралъ хищныя руки на ограбленіе святыни: — но приближившись ко гробу твоему, Іоно Святый! онъ возчувствовалъ силу Божію, его отражающую [8]. — Святителю Петре! въ бѣшенствѣ своемъ онъ дерзнулъ отверсть и твою священную раку, болѣе вѣка неотверзаемую; но свыше рука невидимая связала беззаконныя его руки, и не допустила до чудодѣйственныхъ останковъ твоихъ. — Такъ злодѣй, ругаяся святынѣ, хотѣлъ лишить насъ оной; но открывъ нетлѣнныя мощи угодника Божія, невольнымъ образомъ умножилъ святыню, и болѣе открылъ славу Бога Израилева, дивнаго во Святыхъ Своихъ.

Сынъ нечестія! кому поносилъ еси? и кого похулилъ еси? Святаго Израилева (4 Цар. 19, 22). — Тотъ же гласъ Вышняго, какой произнесенъ былъ на гордыню Ассирійскую, произнесъ осужденіе и тебѣ: занеже разгнѣвался еси на Мя, и шумъ твой вниде во уши Мои, и вложу удицу Мою въ ноздри твоя, и бразду во устнѣ твои, и возвращу тя по пути, имже пришелъ еси (4 Цар. 19, 28). — Злодѣй человѣчества! ступай путемъ, твоею хищною рукою опустошеннымъ; снѣси плоды дѣлъ твоихъ; питайся собственною плотію. Раздраженные Россіяне всѣ слѣды бѣгства его покрыли трупами его воевъ; небо, мстя за оскверненіе святыни, удержало дыханіе теплоты, испустило хладъ и мразы, и истребило влачащіяся полчища его. Хотя самъ Фараонъ избѣгъ постигшей его гибели, но воя его, колесницы и тристаты погрязли въ пучинахъ снѣжныхъ. Знаменіе креста Христова, возсіявшее въ небеси, было знаменіемъ благоволенія Божія о спасаемой имъ Россіи [9], было знаменіемъ, что Царство Христово утвердится въ ней во вѣки, что поруганное благочестіе возсіяетъ въ прежней лѣпотѣ и славѣ, и вознесшаяся гордыня, бывъ гонима и поражаема, смирится до конца. Всѣ племена и языки, которыя кровожаждущій завоеватель принудилъ возстать противу насъ, уразумѣли, яко съ нами Богъ (Ис. 8, 10), и оружіе свое обратили противъ общаго всѣхъ врага. Кроткій Александръ является посреди ихъ; — лице Его, якоже лице Ангела Божія (Дѣян. 6, 15), — всѣ стремятся, всѣ летятъ, всѣ совокупляются подъ знаменами правды и кротости. Кто подобенъ Тебѣ, Господи? кто падобенъ Тебѣ? прославленъ во святыхъ, дивенъ въ славѣ, творяй чудеса! (Исх. 15, 11) —

Благословенные Россіяне! всѣхъ чудесъ, какія при ужасныхъ несчастіяхъ, постигшихъ любезное отечество наше, угодно было Всемогущему явить надъ нами, ни исчислить, ни постигнуть не возможно. — Знаютъ и видятъ ихъ просвѣщенные. — Но какъ оныя чудесныя явленія, такъ самыя бѣдствія, свыше на насъ низпосланныя, и скорое спасеніе Россіи, суть громкіе глаголы Вышняго, коими призываетъ насъ къ Себѣ, и обращаетъ отъ путей стропотныхъ и гибельныхъ на путь вѣчнаго спасенія». Потецемъ убо по стезямъ заповѣдей Господнихъ; совлечемся ветхаго человѣка, и облечемся въ новаго; пойдемъ отъ тьмы ко свѣту, отъ тлѣнія къ нетлѣнію, отъ земныхъ къ небеснымъ! —

Боже всеблагій! послѣ толь великихъ и разительныхъ чудесъ яви надъ нами величайшее чудо. Посли благодать Твою; воцари въ сердцахъ нашихъ Іисуса Христа; укрѣпи насъ въ вѣрѣ и благочестіи; соедини взаимною другъ ко другу любовію, да никакая сила вражія возможетъ противу насъ. Господи силъ! даждь крѣпость Царю нашему; покори подъ ноги Его врага всея земли ко славѣ имени Твоего, и къ утѣшенію человѣчества; да гласомъ радованія и исповѣданія воскликнутъ цари и народы: кто подобенъ Тебѣ, Господи? кто подобенъ Тебѣ? прославленъ во святыхъ, дивенъ въ славѣ, творяй чудеса! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Дневный Апостолъ, прилучившійся 12 Іюня 1812 года, въ тотъ самый день, когда Французская армія вступила въ границы Россійскія.
[2] Воскресный Прокименъ, прилучившійся 29 Сентября 1812 года, въ тотъ самый день, когда, по занятіи Москвы Французами, послѣдовали первые надъ ними успѣхи Россійскаго оружія.
[3] Въ ту самую минуту, какъ послѣдовалъ взрывъ подкоповъ вь Кремлѣ, пролился необычайно сильный дождь.
[4] При взорваніи подкоповъ подъ двумя огромными колокольнями, примыкавшими къ Ивану Великому, естественно произведшемъ сильное потрясеніе, Соборы: Успенскій, Благовѣщенскій и Архангельскій остались неповрежденными.
[5] Никольская башня съ верху до половины разрушена; стѣна съ сѣверной стороны оторвана; но образъ надъ вратами Святителя и Чудотворца Николая, и стекло, покрывавшее ликъ угодника сего, ни малаго не потерпѣли поврежденія. Самый фонарь предъ образомъ, на слабой верви повѣшенный, взрывомъ подкопа разрушившимъ половину арсенала и башни Никольской, не былъ оторванъ.
[6] Образъ Преподобнаго Саввы на вратахъ Савинскаго подворья уцѣлѣлъ среди самаго пламени. Ибо и врата сгорѣли, и зданія, при самыхъ вратахъ находяшіяся, совершенно выгорѣли; и пламя, по свидѣтельству очевидцевъ, объявшее какъ подворье, такъ и другіе сосѣдственные домы, разливалось всюду рѣкою.
[7] Врагъ хотя похитилъ сребро, украшавшее раку Святителя Филиппа, но святыя мощи его остались неприкосновенными. — Мощи Святителя Алексія, по изгнаніи непріятеля изъ Москвы, обрѣтены хотя въ преддверіи храма, но въ ракѣ его: одинъ изъ нечестивыхъ вождей вражескія силы (Даву) обративъ жилище Господа Саваоѳа въ жилище для себя, велѣлъ изнести оныя. Можетъ быть, устрашился онъ быть близъ останковъ прославленнаго Богомъ, и подобно ослицѣ Валаамовой, узрѣвъ ангела Божія сопротивъ стояща, восхотѣлъ уклониться отъ него. — Мощи Святаго Царевича Димитрія однимъ изъ благочестивыхъ Іереевъ Вознесенскаго монастыря принесены были изъ Архангельскаго Собора въ оный монастырь и сокрыты въ Соборной церкви надъ царскими вратами за иконостасомъ.
[8] Раки Святителя Іоны безбожный врагъ и коснуться не могъ. Какъ сребро, которымъ она обита, все осталось цѣлымъ, такъ и сребряныя, подсвѣчникъ и лампада предъ нею, избѣгли рукъ нечестиваго хищника.
[9] Знаменіе креста Господня, явившееся на небѣ, было видимо вь Москвѣ и во всей губерніи оныя 5 Декабря 1812 года, отъ 8 до половины 9 часа по полудни.

Источникъ: Сочиненія Августина, Архіепископа Московскаго и Коломенскаго. — Изданіе Кораблева и Сирякова. (Съ портретомъ Преосвященнаго.) — СПб.: Въ Типографіи Эдуарда Веймара, 1856. — С. 73-87.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0