Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Августинъ (Гуляницкій), еп. Екатеринославскій и Таганрогскій († 1892 г.)

Августинъ (въ мірѣ Андрей Ѳедоровичъ Гуляницкій), епископъ Екатеринославскій, сынъ священника Полтавской епархіи. Учился въ Полтавской духовной семинаріи и Кіевской духовной академіи. Въ послѣдней окончилъ курсъ въ 1863 г. со степенью магистра и оставленъ при ней же (съ 10 декабря 1863 г.) баккалавромъ по обличительному богословію. Въ 1864 г. принялъ монашество. Въ 1869 г. онъ возведенъ въ санъ архимандрита, въ 1870 г. избранъ совѣтомъ академіи въ экстраорд. профессоры. Въ 1870 г. онъ назначенъ ректоромъ Литовской духовной семинаріи и оставался имъ до 1881 г. Управленіе его Литовской семинаріей совпало съ преобразованіемъ ея по уставу гр. Д. Толстаго. Въ 1881 г. архим. Августинъ возведенъ въ санъ епископа, и пройдя тяжелую школу викарія трехъ епархій (Михайловскаго Рязанской епархіи съ 1882 г., Аккерманскаго — Кишиневской съ 1882 г. и Аксайскаго — Донской съ 1887 г.), 24 декабря 1888 г. назначенъ епархіальнымъ епископомъ Костромскимъ. далѣе>>

Слова и рѣчи

Еп. Августинъ Гуляницкій († 1892 г.)
Слово въ недѣлю 3-ю Великаго поста.

Иже хощетъ по Мнѣ ити, да отвержется себе и возметъ крестъ свой и по Мнѣ грядетъ (Марк. 8, 34).

Такъ говорилъ нѣкогда Господь нашъ Іисусъ Христосъ своимъ избраннымъ ученикамъ и всѣмъ прочимъ слушателямъ Его божественнаго ученія. Такъ говоритъ Онъ и всѣмъ намъ, братіе, нареченнымъ Его послѣдователямъ, въ Своемъ святомъ словѣ, не престающемъ доселѣ и до скончанія вѣка, имѣющемъ возвѣщаться во всеуслышаніе въ Его святой Церкви. Этими словами Онъ даетъ намъ заповѣдь о такъ-называемомъ самоотверженіи и крестоношеніи христіанскомъ. По точному смыслу этой заповѣди, вся жизнь послѣдователя Христова должна быть однимъ непрерывнымъ и неустаннымъ подвигомъ, каковымъ была и вся земная жизнь самого Подвигоположника и Спасителя нашего Іисуса. Христіанинъ долженъ непрестанно бороться съ самимъ собою, отрекаясь и отвергаясь своего грѣховнаго, самолюбиваго Я, принося себя въ жертву живую, святую, благоугодную Богу (Рим. 12, 1). Онъ долженъ окончательно умертвить въ себѣ царствующій въ мірѣ грѣхъ; долженъ и самъ умереть для міра и грѣха. Только подъ этимъ условіемъ онъ и можетъ спасти душу свою, т. е. сдѣлать ее способною и готовою къ тѣснѣйшему общенію и единенію съ Богомъ въ жизни будущей, въ чемъ собственно и состоитъ послѣдняя цѣль, въ чемъ и заключается высшее призваніе и полнѣйшее удовлетвореніе, или вѣчное блаженство души. А кто изъ христіанъ пожалѣетъ душу свою для этихъ подвиговъ борьбы и самоотверженія и захочетъ спасти, т. е. сохранить ее для міра и грѣха, тотъ, по слову Господа, окончательно погубитъ ее для жизни будущей.

Подъ вліяніемъ заповѣди Христа Спасителя о самоотверженіи, разъясненной подробнѣе Его св. апостолами, христіане, съ самыхъ первыхъ временъ своего существованія, стали рѣзко отличаться въ образѣ жизни и поведенія отъ прочихъ людей, не принадлежащихъ къ ихъ обществу. Въ ихъ средѣ скоро явились особыя правила не только вѣры, но и жизни и дѣятельности, сообразной съ вѣрою, — возникли свои особые нравы и обычаи, установились свои законы, опредѣляющіе порядокъ даже частной, домашней жизни вѣрующихъ. Возникла такъ-называемая церковная дисциплина, и рядомъ съ нею стали появляться и разнообразные виды христіанскаго подвижничества. Высшіе роды христіанскаго подвижничества, каковы, напримѣръ, безбрачіе, полная нестяжательность и т. п. Церковь предоставила доброй волѣ и свободному выбору христолюбцевъ; но основныя начала и формы подвижнической жизни, напримѣръ, посты въ опредѣленные дни и времена года, общественныя и домашнія молитвословія, совершаемыя въ извѣстномъ чинѣ и порядкѣ, съ извѣстными внѣшними обнаруженіями христіанскаго смиренія и благоговѣнія, возможно частое приступленіе къ таинствамъ исповѣди и св. причащенія, Церковь сдѣлала общеобязательными для всѣхъ чадъ своихъ, для всѣхъ призывающихъ имя Христово. Все это сдѣлалось въ Церкви какъ-бы само собою, — такъ просто и естественно, что казалось-бы никому и въ голову не придетъ когда-либо возражать противъ этого. Если самоотверженіе вообще, по слову Христа Спасителя, столь необходимо для христіанина, что безъ него онъ не можетъ и быть христіаниномъ; то кто станетъ оспаривать потребность и законность того, въ чемъ естественно и неизбѣжно проявляется это самоотверженіе? А между тѣмъ, братіе мои, нашлись христіане, — и ихъ теперь весьма много, цѣлое отдѣльное общество, или вѣроисповѣданіе христіанское, — которые не только возражаютъ, или оспариваютъ, но и самымъ рѣшительнымъ образомъ отвергаютъ все это, какъ ни къ чему будто-бы ненужное и негодное; отвергаютъ, говорю, и даже порицаютъ все, что носитъ на себѣ печать христіанскаго подвижничества, церковной дисциплины, или даже просто — церковной обрядности.

На какомъ-же основаніи отвергаютъ? Не мало приводятъ для сего разныхъ мнимыхъ основаній; но всѣ они вытекаютъ, по-видимому, изъ одного главнаго. Іисусъ Христосъ, говорятъ, совершилъ разъ навсегда и для всѣхъ дѣло спасенія нашего: къ чему-же здѣсь еще какіе-то наши подвиги? Достаточно увѣровать во Христа, какъ нашего Спасителя, и спасеніе наше — несомнѣнно. Много и долго пришлось-бы намъ, братіе, говорить здѣсь, если-бы вздумали мы подробно доказывать ложность приведеннаго сейчасъ взгляда и разсужденія. Постараемся сдѣлать это какъ можно короче.

Іисусъ Христосъ совершилъ дѣло спасенія нашего. Это, конечно, вполнѣ справедливо. Но слѣдуетъ-ли отсюда, что крестною жертвою Христа Спасителя все уже и кончено для насъ? Если такъ, то для чего-же, спрашивается, Іисусъ Христосъ основалъ на землѣ свою Церковь? для чего даровалъ ей Духа Святаго, въ десятый день по вознесеніи Своемъ на небо? для чего учредилъ въ ней такъ-называемыя таинства, т. е. особыя таинственныя священнодѣйствія, въ которыхъ преподается вѣрующимъ благодать возрожденія, оправданія и освященія? Все это, очевидно, было-бы не нужно, если-бы крестною жертвою Спасителя все и кончалось для нашего спасенія.

Іисусъ Христосъ совершилъ дѣло спасенія. Но значитъ-ли это, что для спасенія нашего съ нашей стороны ничего болѣе и не требуется, кромѣ вѣры въ Него, кромѣ простаго признанія того факта, что Онъ — нашъ Спаситель? Зачѣмъ-же, въ такомъ случаѣ, апостолъ Христовъ такъ усиленно и настойчиво требуетъ отъ христіанъ со страхомъ и трепетомъ содѣвать свое спасеніе (Флп. 2, 12); умерщевлять земные уды, т. е. плотскія страсти (Кол. 3, 5); очищать себя отъ всякія скверны плоти и духа, творяще святыню въ страсѣ Божіемъ? (2 Кор. 7, 1). Зачѣмъ онъ убѣждаетъ ихъ отложитъ прежній образъ жизни ветхаго человѣка, истлѣвающаго въ обольстительныхъ похотяхъ, и облечься въ новаго человѣка, созданнаго по Богу, въ праведности и святости истины? (Ефес. 4, 22. 24). Зачѣмъ говорить о распятіи плоти со страстьми и похотьми, какъ объ отличительномъ признакѣ истиннаго христіанина (Гал. 5, 24), — о борьбѣ съ грѣхомъ даже до крови (Евр. 12, 4) и т. п.? Все это, опять, было-бы и не нужно и не понятно, если-бы для нашего спасенія въ самомъ дѣлѣ достаточно было одной простой вѣры во Христа Спасителя?

Нѣтъ, неправду говорятъ эти новые христіане. По ученію Священнаго Писанія, Сынъ Божій совершилъ все, что потребно для спасенія рода человѣческаго, и въ этомъ именно смыслѣ говорится иногда, что Онъ совершилъ наше спасеніе; содѣвается-же оно на самомъ дѣлѣ собственно въ Церкви Христовой, которая для сего и основана Духомъ Святымъ, живущимъ въ ней, или, какъ обыкновеннѣе выражается Писаніе, благодатію Святаго Духа. Низшествіе Святаго Духа на апостоловъ, а чрезъ нихъ и на всѣхъ вѣрующихъ, и пребываніе Его въ Церкви и раздаяніе вѣрующимъ, даже до сего дня и до скончанія вѣка, по неложному обѣщанію Христа Спасителя (Іоан. 14, 16), это прямое послѣдствіе искупительныхъ заслугъ Его и вѣнецъ всѣхъ благъ, дарованныхъ роду человѣческому Его крестною жертвою. Дѣйствіе Святаго Духа въ Церкви, сравнительно съ искупительнымъ дѣломъ Іисуса Христа, не есть что-либо новое въ собственномъ смыслѣ: это — только продолженіе и дальнѣйшее развитіе того-же дѣла Христова. Тамъ, на Голгоѳѣ, на крестѣ, спасеніе совершено вообще для всѣхъ; здѣсь, въ Церкви, оно подается каждому ищущему его, усвояется ему, становится личнымъ достояніемъ спасающагося. На Голгоѳѣ крестомъ открытъ намъ путь на небо, къ престолу Божію; въ Церкви мы прямо становимся уже на этотъ путь и приводимся къ Богу. Тамъ намъ дано право быть чадами Божіими, потерянное нами еще въ раю, въ несчастномъ паденіи прародителей здѣсь мы уже дѣйствительно дѣлаемся чадами Божіими... Такимъ образомъ, повторяемъ, мы спасаемся въ Церкви, благодатію Святаго Духа, даруемою намъ по вѣрѣ въ Іисуса Христа и по силѣ Его крестной смерти за насъ.

Но и благодать, содѣвающая наше спасеніе въ Церкви, не спасетъ насъ, братіе, безъ нашего личнаго участія, безъ нашихъ собственныхъ трудовъ и подвиговъ въ содѣваніи спасенія. Нужно-ли много распростряняться въ доказательствахъ этой истины? Не понятна-ли она и сама собою для здраваго смысла? Почему въ самомъ дѣлѣ я или вы должны получить спасеніе, когда мы ни мало не заботимся, или даже и вовсе не думаемъ объ зтомъ спасеніи? Да и возможно-ли спасти нашу душу, т. е. сдѣлать ее на вѣки счастливою и блаженною, безъ самой нашей души, помимо ея воли, ея желанія и участія въ своемъ спасеніи? Нѣтъ; скажемъ словами одного церковнаго учителя, Богъ могъ создать насъ безъ насъ, но спасти насъ безъ насъ не можетъ [1]. Благодать Божія только помогаетъ, только даетъ намъ силы совершать наше спасеніе; но мы сами должны работать и трудиться для своего спасенія, чтобы, такъ сказать заслужить его. И здѣсь-то, братья мои, открывается для христіанина широкое поприще борьбы, трудовъ, подвиговъ, о необходимости которыхъ такъ рѣшительно заявляетъ слово Божіе. Здѣсь-то онъ долженъ отвергнуться себя и взять крестъ свой, чтобы достойно ходити своего званія, чтобы не оскорблять своими грѣхами Духа Божія, которымъ напояется и запечатлѣвается въ таинствахъ церковныхъ; чтобы не противодѣйствовать, а всячески содѣйствовать благодати Божіей, его освящающей; чтобы возгрѣвать и пріумножать въ себѣ, а не умалять и ослаблять, тѣмъ паче не удалять отъ себя, своими скверными страстями этотъ безцѣнный даръ Божій. Ибо извѣстно, что, и по принятіи благодати, мы чувствуемъ въ себѣ влеченіе къ злу и грѣху; и по примиреніи съ Богомъ и совѣстію, мы можемъ падать нравственно, и падать иногда тяжело и глубоко, и тѣмъ лишаться нашей дорогой союзницы въ дѣлѣ спасенія. Сколько разъ, напримѣръ, мы каялись уже въ жизни нашей, и каялись, быть можетъ, искренно и чистосердечно, а потому и получали прощеніе; сколько разъ принимали въ себя тѣло и кровь Спасителя нашего, во оставленіе грѣховъ и въ жизнь вѣчную, во общеніе Духа Святаго, въ наслѣдіе Царствія небеснаго! А между тѣмъ, скажите по совѣсти, не царствуетъ-ли въ насъ тотъ-же старый грѣхъ, не воюютъ-ли во удѣхъ нашихъ все тѣже зловредныя похоти и дурныя страсти наши? Значитъ, все еще нужно трудиться надъ собою, бороться съ собою, подвизаться противъ живущаго въ насъ грѣха, и — такъ всю жизнь, до послѣдняго нашего издыханія, если хотимъ, чтобы благодать Божія не тщетно была принимаема нами (2 Кор. 6, 1), чтобы она содѣлала наше спасеніе. Господь, по милосердію Своему, прощаетъ намъ въ таинствахъ наши грѣхи, если мы искренно въ нихъ каемся, и даруетъ намъ благодатныя силы побѣждать наши грѣховныя страсти; но самыхъ страстей не искореняетъ, самаго грѣховнаго влеченія не изгоняетъ изъ сердца нашего. Это обязаны сдѣлать мы сами; это должно быть плодомъ нашихъ собственныхъ трудовъ и подвиговъ.

Лжеученіе о томъ, что для спасенія не нужны наши подвиги, а достаточно одной вѣры во Христа, съ нѣкотораго времени стало распространяться и въ нашемъ православномъ отечествѣ, какъ въ высшихъ, такъ и въ низшихъ классахъ общества, и стало даже отторгать отъ Церкви чадъ ея въ особыя секты, извѣстныя подъ странными наименованіями пашковцевъ, штундистовъ и проч. Будемъ осторожны, братіе! Не станемъ внимать льстивымъ рѣчамъ лжеучителей, ведущимъ къ разнузданности и погибели. Будемъ твердо помнить, что внѣ богоучрежденной Церкви Христовой и предлагаемыхъ ею средствъ нѣтъ для насъ спасенія. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Выраженіе блаж. Августина.

Источникъ: Сборникъ словъ, поученій, бесѣдъ, рѣчей и краткихъ благочестивыхъ размышленій Преосвященнаго Августина, Епископа Екатеринославскаго и Таганрогскаго, съ портретомъ автора и его автографомъ. — Изданіе Протоіерея Пречистенскаго Собора Александра Гуляницкаго. — Вильна: Типографія И. Блюмовича, 1893. — С. 96-101.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0