Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Августинъ (Гуляницкій), еп. Екатеринославскій и Таганрогскій († 1892 г.)

Августинъ (въ мірѣ Андрей Ѳедоровичъ Гуляницкій), епископъ Екатеринославскій, сынъ священника Полтавской епархіи. Учился въ Полтавской духовной семинаріи и Кіевской духовной академіи. Въ послѣдней окончилъ курсъ въ 1863 г. со степенью магистра и оставленъ при ней же (съ 10 декабря 1863 г.) баккалавромъ по обличительному богословію. Въ 1864 г. принялъ монашество. Въ 1869 г. онъ возведенъ въ санъ архимандрита, въ 1870 г. избранъ совѣтомъ академіи въ экстраорд. профессоры. Въ 1870 г. онъ назначенъ ректоромъ Литовской духовной семинаріи и оставался имъ до 1881 г. Управленіе его Литовской семинаріей совпало съ преобразованіемъ ея по уставу гр. Д. Толстаго. Въ 1881 г. архим. Августинъ возведенъ въ санъ епископа, и пройдя тяжелую школу викарія трехъ епархій (Михайловскаго Рязанской епархіи съ 1882 г., Аккерманскаго — Кишиневской съ 1882 г. и Аксайскаго — Донской съ 1887 г.), 24 декабря 1888 г. назначенъ епархіальнымъ епископомъ Костромскимъ. далѣе>>

Слова и рѣчи

Еп. Августинъ Гуляницкій († 1892 г.)
I. Слова.

1. Слово о мнимыхъ нищихъ.

Чадо, животомъ просливымъ не живи (Сир. 40, 29).

Съ церковной каѳедры если слышится слово о нищихъ, то это слово — за нихъ и въ пользу ихъ. Въ настоящемъ случаѣ мы желаемъ сказать свое слово не прямо въ пользу нищихъ. Не оскорбитесь, братіе, началомъ слова нашего и не закройте слуха и вниманія вашего, привыкшихъ слушать здѣсь только глаголы мира и любви, только вѣщанія милосердія и человѣколюбія. Таже любовь къ Богу и ревность о благѣ ближняго, которая въ устахъ служителей слова Божія возбуждаетъ слово за нищихъ, — таже самая любовь и ревность заставляетъ и насъ, хотя не безъ глубокаго прискорбія, предстать предъ лице ваше съ словомъ вразумленія и обличенія людей, дѣлающихъ себя нищими.

Нельзя не видѣть, братіе мои, что между нищими очень, очень многіе только прикрываются именемъ меньшей страждущей братіи Христовой, въ самомъ-же дѣлѣ суть люди праздные и лѣнивые, боящіеся труда и работы, любящіе праздность и покой, тунеядцы и бродяги въ полномъ смыслѣ слова, живущіе и питающіеся именемъ Христовымъ, а въ темнотѣ своихъ угловъ, нерѣдко совершающіе такія дѣла, которыя скорѣе достойны имени врага Христова  — дѣла, о которыхъ срамно есть и глаголати (Ефес. 5, 12). Ахъ, какъ горько, какъ тяжело согрѣшаютъ эти жалкія братія наши такимъ постыднымъ образомъ жизни! Какую жалкую участь готовятъ они себѣ въ жизни будущей, не смотря на то, что, кажется, болѣе всѣхъ надѣются въ ней для себя счастія и блаженства!!

Господь Богъ, воззвавши человѣка къ настоящей жизни, даровалъ ему извѣстную долю силъ, извѣстную мѣру способностей для жизни. Чрезъ надлежащее развитіе этихъ силъ и правильное упражненіе этихъ способностей человѣкъ и устрояетъ настоящую свою жизнь. Чѣмъ болѣе и правильнѣе развиваетъ кто свои силы и способности, тѣмъ болѣе онъ устрояетъ земную жизнь свою истинно по-человѣчески. И наоборотъ: чѣмъ меньше кто трудится надъ своимъ развитіемъ и усовершенствованіемъ въ жизни настоящей, тѣмъ меньше жизнь его походитъ на истинно человѣческую. Правильное употребленіе тѣлесныхъ и душевныхъ силъ человѣкомъ въ этой жизни имѣетъ связь и съ будущею жизнью. Въ словѣ Божіемъ настоящая жизнь называется временемъ сѣянія, а будущая — временемъ жатвы; въ немъ говорится, что въ жизни будущей каждый получитъ по дѣломъ своимъ, воспріиметъ мзду по своему труду. Это значитъ то, что судьба каждаго изъ насъ въ будущей жизни будетъ соотвѣтствовать тому нравственному состоянію, до котораго кто довелъ себя въ жизни настоящей; что судьба эта будетъ не наградою только или наказаніемъ, а первѣе всего — прямымъ и естественнымъ слѣдствіемъ такого или иного образа поведенія нашего въ жизни настоящей.

Судите-же сами, братіе, что дѣлаютъ послѣ этого тѣ люди, которые богодарованныя имъ силы и способности оставляютъ не только безъ надлежащаго развитія и усовершенствованія, а прямо почти безъ всякаго употребленія. Люди эти прежде всего оскорбляютъ и огорчаютъ Господа Бога: взять отъ Господа даръ, каковъ-бы онъ ни былъ, только во всякомъ случаѣ дарованный единственно по любви къ намъ, которой мы не заслужили, и потомъ оставить этотъ даръ въ презрѣніи и пренебреженіи, скажите, не неблагодарность-ли это и безчувственность къ Дароподателю?! Люди эти согрѣшаютъ, далѣе, противъ самихъ себя. Отеческая десница Божія дала имъ извѣстные дары для ихъ-же собственнаго счастья и блаженства, а они презрительно оставляютъ эти дары нетронутыми. Не значитъ-ли это прямо идти вопреки своей природѣ, вопреки собственной совѣсти, дерзновеню попирая вѣчные законы бытія и жизни, положенные въ насъ Творцомъ всяческихъ? И, думаете, не преступна въ очахъ Божіихъ такая странная безпечность, такая холодная и мертвая небрежность къ собственному нашему духовному благу и счастію?

Нужно-ли говорить послѣ этого, какой участи могутъ и должны ожидать себѣ подобные люди въ грядущемъ вѣкѣ? Христосъ Спаситель, изобразивъ людей этихъ подъ образомъ раба лукаваго и лѣниваго, который, взявъ отъ господина своего одинъ талантъ, вмѣсто того, чтобъ, подобно другимъ рабамъ, пустить его въ оборотъ и пріумножить, только скрылъ его въ землѣ, т. е. оставилъ его безъ всякаго употребленія. — Христосъ Спаситель изрекаетъ такой имъ судъ въ лицѣ того-же раба: неключимаго раба вверзите во тму кромѣшнюю, ту будетъ плачъ и скрежетъ зубомъ (Матѳ. 25, 24-30). Трудно-ли узнать въ образѣ этихъ людей и въ ихъ евангельскомъ первообразѣ — рабѣ неключимомъ — тѣхъ изъ нашихъ нищихъ, о которыхъ мы говоримъ теперь? Къ сожалѣнію, если о комъ, то преимущественно о такихъ нищихъ надо сказать, что они именно скрываютъ богодарованныя имъ силы и способности въ землѣ. Если кто, то, по преимуществу, они это — рабы лукавые и лѣнивые, взявшіе отъ Господа своего извѣстные таланты и потомъ не только не развившіе и не пріумножившіе ихъ, не только не пріобрѣвшіе на нихъ никакихъ правъ и залоговъ на блаженство въ жизни будущей, но и оставившіе ихъ безъ всякаго употребленія даже по отношенію къ жизни настоящей.

Не менѣе тяжко согрѣшаютъ подобные нищіе и противъ Христа Спасителя. Въ самомъ дѣлѣ, не дерзко-ли, не богохульно-ли принимать на себя дорогое имя братіи Христовой, и принимать именно съ тою лукавою цѣлью, чтобъ этимъ божественнымъ именемъ прикрыть свою лѣность, безпечность, распущенность, — чтобъ обратить его въ постыдное ремесло и низкій промыслъ?! Когда нѣкоторые іудеи много мечтали и хвалились своимъ происхожденіемъ отъ Авраама, Іисусъ Христосъ отвѣчалъ имъ: еслибъ вы были дѣти Авраамовы, то дѣлали бы и дѣла Авраамовы. Когда затѣмъ тѣже іудеи сказали: мы — дѣти Божіи, одного Бога имѣемъ отцемъ, — Спаситель, указавъ имъ на то, что они не любятъ Его и не принимаютъ Его божественнаго ученія, которое Онъ принесъ отъ Отца своего, такъ продолжалъ съ ними рѣчь свою: Вашъ отецъ — діаволъ... въ немъ нѣтъ истины... онъ лжецъ и отецъ лжи (Іоан. 8, 33-45). Что сказалъ-бы Онъ и нынѣ и скажетъ нѣкогда тѣмъ изъ именующихъ себя братіею Его, которые, святотатственно похитивъ себѣ это имя, сдѣлали изъ него возглавіе для своей праздности и часто безнравственности? «Еслибъ вы были Моею братіею, то творили-бы и дѣла Мои: вы не прикрывали бы ложно Моимъ именемъ своихъ дѣлъ — темныхъ и лукавыхъ, — вы бы любили его, дорожили имъ, благоговѣли предъ нимъ, — вы бы чествовали и прославляли его, а не злоупотребляли и промышляли имъ; нѣтъ, вы не Мои братія, вы дѣти не Отца Моего небеснаго, — вы братія и дѣти того, кто ложь есть и отецъ лжи: отойдите отъ Меня дѣлающіе беззаконіе; Я никогда не зналъ васъ! (Матѳ. 7, 23). Что иное скажетъ Христосъ Спаситель на страшномъ судѣ своемъ этой самозванной братіи своей?

Согрѣшая противъ Господа, противъ Іисуса Христа, противъ самихъ себя, люди эти согрѣшаютъ, наконецъ, противъ своихъ ближнихъ — противъ того общества, въ которомъ живутъ они. Люди живутъ въ обществахъ для того, чтобы совокупными силами и взаимною помощію легче и удобнѣе достигать своего общаго счастія здѣсь, на землѣ, и другъ другу содѣйствовать въ нравственномъ воспитаніи себя въ союзѣ церковномъ для полученія блаженства тамъ, на небѣ. Святой апостолъ Павелъ (1 Кор. 12, 12-26) уподобляетъ общества христіанскія одному стройному составу тѣла человѣческаго, въ которомъ много членовъ и всѣ вмѣстѣ составляютъ одно тѣло, — въ которомъ если страждетъ одинъ членъ, то съ нимъ страждутъ и всѣ, — въ которомъ, поэтому, глазъ не можетъ сказать рукѣ, голова ногамъ, вообще — одинъ членъ другому: «ты мнѣ не нуженъ»! По мысли апостола это значитъ, что какъ между разными званіями, сословіями и состояніями, такъ и между частными лицами въ обществѣ — такая тѣсная и живая связь, что всѣ они, какъ-бы ни казалось какое изъ нихъ незначительнымъ, всѣ полезны, важны и необходимы для блага цѣлаго общества, подобно тому, какъ всѣ члены необходимы для блага и здоровья тѣла человѣческаго. Такимъ образомъ, на каждомъ изъ членовъ общества, какъ-бы, повидимому, ни былъ онъ низокъ въ своей долѣ, лежитъ непремѣнный долгъ и священная обязанность — содѣйствовать, по мѣрѣ силъ и возможности, общему благу. Какъ-же, значитъ, неблагодарны и какъ вредны для общества тѣ люди, которые, пользуясь всѣми возможными его услугами, средствами и силами для собственнаго блага, въ свою очередь не производятъ ничего для его блага! А таковы именно всѣ наши мнимые нищіе. Это — такіе члены общества, которыхъ надо или благовременно отсѣкать, или благоразумно и искусно врачевать, чтобъ они не заражали собою прочихъ членовъ общественнаго дѣла; — это — тунеядцы — не по праву питающіеся на счетъ трудовъ и плодовъ рукъ человѣческихъ и взамѣнъ этого не дающіе обществу ничего, кромѣ развѣ нравственно вредной заразы, разрушительныхъ болѣзней и под. Образъ жизни, который ведутъ эти люди, въ сущности — не тоже-ли, что и воровство, только совершаемое подъ скромною формою нищеты и убожества и — что всего жалче, преступнѣе и опаснѣе — подъ святымъ знаменемъ имени Христова?

Мы говорили до сихъ поръ о тѣхъ нищихъ, которые, будучи совершенно здоровы и способны къ честному труду, по какому-то странному упорству, ничего не хотятъ дѣлать и думаютъ прожить свой вѣкъ именемъ Христовымъ и подаяніями добрыхъ людей. Мы видѣли при этомъ, какъ недобросовѣстно, какъ грѣшно и преступно поступаютъ эти люди. Есть еще нищіе другаго рода, которые, по-видимому, имѣютъ всѣ основанія и права для провожденія нищенскаго образа жизни: это — слѣпые, хромые, нѣмые, безрукіе, безногіе, вообще — разнаго рода калеки. Но, если подумать внимательнѣе, и эти люди не совсѣмъ невинны, когда оставляютъ всѣ труды и занятія и пускаются по міру за подаяніями. Ужели въ самомъ дѣлѣ отсутствіе въ тѣлѣ одного какого нибудь члена дѣлаетъ невозможными для человѣка трудъ и занятіе и уполномочиваетъ его на совершенное бѣздѣйствіе? Ты не имѣешь, напримѣръ, глазъ? За то имѣешь руки, способныя къ дѣятельности; сверхъ того имѣешь тонкій слухъ и здоровыя ноги. Не имѣешь слуха и языка? Но у тебя есть глаза, руки и ноги. Не имѣешь руки или ноги? Но остальные члены тѣла у тебя совершенно здоровы. Можно, кажется, не лѣнивому калѣкѣ, еслибъ только онъ захотѣлъ, найти себѣ трудъ, выбрать себѣ занятіе, сподручное ему по тѣмъ органамъ, какими онъ владѣетъ. Если-же онъ, имѣя возможность и силу, слыша даже неоднократные призывы и побужденія къ такому труду со стороны другихъ, предпочитаетъ, однакожъ, хожденіе съ сумою и выпрашиваніе подаяній, то онъ тяжко грѣшитъ и предъ Богомъ и предъ собою, и предъ обществомъ.

Но да не подумаетъ кто нибудь, братіе, что мы хотимъ этимъ отнять у вашего благочестія любовь къ милосердію, погасить въ васъ святую ревность къ нищелюбію. Нѣтъ; мы знаемъ, что кромѣ мнимыхъ нищихъ есть и истинные нищіе и, что особенно жалко, бóльшая часть людей этихъ и трудиться не могутъ и просить стыдятся (Лук. 19, 3). Люди эти не носятъ за плечами нищенской сумы, не являются на улицахъ и подъ окнами, не стоятъ съ простертыми руками на папертяхъ церковныхъ; — презримые и незнаемые никѣмъ, кромѣ Всевидящаго и Всезнающаго, въ своихъ полуразрушенныхъ хижинахъ, большею частію въ скромномъ обществѣ своихъ несчастныхъ семействъ, они борются съ горемъ и нуждою, съ удивительнымъ терпѣніемъ переносятъ всѣ роды скудости и лишенія, и нерѣдко доходятъ до послѣдней степени бѣдности и нищеты, а сказать другимъ о своемъ горѣ они стыдятся; попросить у другихъ помощи имъ совѣстно. Такимъ-то нищимъ да служитъ наше нищелюбіе, а ихъ такъ много, найти ихъ вездѣ такъ не трудно...

Что-же дѣлать намъ съ тѣми нищими, о которыхъ мы прежде говорили, которые только носятъ образъ нищеты? Какъ ни худо дѣлаютъ эти люди, какъ ни вредны они въ обществѣ, но худого сразу не исправишь; если начать обходиться съ ними жестоко и презрительно, или — что всего хуже — если начать только смѣяться и ругаться надъ ними, — они дѣлаются еще упорнѣе, еще неисправимѣе и ожесточеннѣе. Такъ и грѣшно и безполезно обращаться съ ними. Не отказывая имъ въ посильномъ подаяніи, безъ котораго они, по устарѣлой привычкѣ, не могутъ обойтись, будемъ стараться, по возможности, исправлять и вразумлять ихъ, представляя имъ при этомъ съ одной стороны всѣ невыгоды и непріятности, все безобразіе и безнравственность нищенской жизни, всю великую отвѣтственность за нее предъ судомъ Божіимъ, а съ другой стороны — всѣ выгоды и пріятности, всю нравственную красоту и заслугу предъ Богомъ и людьми жизни честной, трудовой. Если-бы вразумляемый нами изъявилъ готовность оставить свой прежній нищенскій образъ жизни и только не умѣлъ взяться за дѣло (а такихъ есть немало), не зналъ, чѣмъ ему заняться, гдѣ пріютиться, какъ устроиться и под., — наше дѣло разрѣшить это недоумѣніе его, подать ему добрый совѣтъ, или же, если ужъ мы искренно желаемъ ему добра, помочь ему на первыхъ порахъ своими собственными услугами и средствами. Только главное — будемъ дѣйствовать при этомъ единственно въ духѣ кротости, снисхожденія, терпѣнія и любви. Аминь.

(«Воскресное Чтеніе» 1862 г. № 15).     

Источникъ: Сборникъ словъ, поученій, бесѣдъ, рѣчей и краткихъ благочестивыхъ размышленій Преосвященнаго Августина, Епископа Екатеринославскаго и Таганрогскаго, съ портретомъ автора и его автографомъ. — Изданіе Протоіерея Пречистенскаго Собора Александра Гуляницкаго. — Вильна: Типографія И. Блюмовича, 1893. — С. 1-6.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0