Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово на память преподобнаго отца нашего Іова, игумена Почаевскаго.

Святое Евангеліе благовѣствуетъ намъ нынѣ о главнѣйшихъ добродѣтеляхъ христіанскихъ, яко первѣйшихъ путяхъ, ведущихъ человѣка во храмъ спасенія и вѣчнаго блаженства; а празднуемый нами нынѣ праведникъ Божій, преподобный Іовъ доказалъ собственнымъ своимъ примѣромъ, что онъ былъ совершенный ихъ исполнитель.

Евангеліе подъ именами нищихъ и жаждущихъ правды, кроткихъ, милостивыхъ, чистыхъ сердцемъ и прочихъ имъ подобныхъ, изображаетъ истинныхъ послѣдователей Христовыхъ, подвижниковъ благочестія и добродѣтели; а святая жизнь ублажаемаго нами богоноснаго отца нашего была нечто иное, какъ продолжительный и совершенный подвигъ благочестія и добродѣтели, подвигъ ревностный, мужественный, неослабный. Такъ его смиреніе, сокрушенная съ непоколебимою вѣрою молитва; любовь, кротость, воздержаніе, незлобіе, терпѣніе, ангельская чистота сердца, — вотъ подвиги его, вотъ добродѣтели, вотъ пути, которыми сей вѣрный послѣдователь Христовъ вошелъ во врата небесныя, въ чертоги Царствія Божія.

Но къ чему могутъ послужить однѣ наши изчисленія святыхъ дѣлъ его? Къ чему празднественныя похвалы, если мы не почтимъ священную память его лучшимъ и благоугоднѣйшимъ ему приношеніемъ, то есть, вѣрнымъ ему подражаніемъ? Такъ, поистинѣ! Заповѣдь евангельская убѣждаетъ насъ къ непорочности; примѣры праведниковъ руководствуютъ и ободряютъ насъ, и святая Церковь на тотъ же конецъ торжественно совершаетъ память ихъ. Итакъ изберемъ изъ множества добродѣтелей праведника Божія хотя едину добродѣтель къ подражанію нашему.

Евангеліе научаетъ, что между другими блаженниками блажени чистіи сердцемъ, яко тіи Бога узрятъ (Матѳ. 5, 8). Ублажаемый нами преподобный Іовъ былъ чистъ сердцемъ, чтó несомнѣнно доказываютъ присущія взору нашему нетлѣнныя и многоцѣлебныя мощи его: ибо отъ сердца только исходятъ помышленія злая (Матѳ. 15, 19), убивающія душу и тѣло, и въ сердцѣ только заключается источникъ безсмертія (Прит. 4, 23); а потому зрѣлъ онъ и здѣсь еще на земли, и нынѣ тамъ — на небеси совершенно зритъ единаго нетлѣннаго Бога, дающаго жизнь и безсмертіе (1 Тим. 1, 17; 6, 16) всѣмъ приближающимся къ Нему, и непопускающаго преподобнымъ своимъ видѣти истлѣнія (Псал. 15, 10). Но въ чемъ состоитъ чистота сердечная? — Изъяснимъ сіе въ назиданіе наше.

Чистота сердечная есть непорочность дѣйствій, правота, относящаяся ко всѣмъ человѣческимъ мыслямъ, словамъ и намѣреніямъ, такъ, чтобы они обращались къ одной спасительной цѣли, то есть, славѣ Божіей и пользѣ ближняго, есть то нетлѣнное украшеніе, которымъ украшенъ былъ первый человѣкъ, созданный по образу и по подобію Божію, но котораго лишился чрезъ преслушаніе.

Чистота сія заимствуетъ всю свою силу отъ любви къ Богу, по истинному познанію Его величества, всевѣдѣнія, святости и правосудія, и по тѣмъ обязанностямъ, которыхъ требуетъ чистѣйшій законъ Его: святи будите, якоже Азъ святъ есмь (Лев. 19, 2), глаголетъ Господь. Не довольно только казаться добродѣтельнымъ: надобно въ самомъ дѣлѣ быть таковымъ, хотя бы и не видѣли того взоры людскіе. Между сердцемъ и языкомъ, между лицемъ и душею человѣческою долженъ быть неразрывный союзъ. Чувствованія положилъ Богъ въ сердцѣ человѣка, а языкъ учредилъ орудіемъ къ точному изъясненію оныхъ чувствованій; склонности сокрылъ въ душѣ подъ покрываломъ тѣла, а лице опредѣлилъ быть зерцаломъ, въ которомъ сіи склонности отражаясь, обнаруживали бы себя во внѣншости. Почему, раздѣлять себя на двое, — иное чувствовать въ сердцѣ, а другое изъяснять языкомъ; иное мыслить въ душѣ, а другое представлять внѣшностію, не иное что значитъ, какъ дѣлать насиліе самому себѣ и превращать порядокъ, премудрымъ Творцемъ установленный. А при таковомъ неочищенномъ сердцѣ и несогласіи человѣка съ самимъ собою, и дѣла его не могутъ быть достойны милостиваго лицезрѣнія Божія: ибо ничего столько не гнушается Богъ, какъ криводушія и лицемѣрія. Горе вамъ книжницы и фарисее лицемѣри (Матѳ. 23, 23), говоритъ небесный Учитель. Горе вамъ глаголющимъ лукавое доброе, и доброе лукавое, полагающимъ тму свѣтъ, и свѣтъ тму (Ис. 5, 20), вѣщаетъ Святый и Истинный. Аминь глаголю вамъ: непреселится къ Нему лукавнуяй (Псал. 5, 5), ниже взыдетъ на гору святую Его льстяй языкомъ своимъ (Псал. 14, 13).

Но любящій Бога увѣренъ, что всегда взираетъ на него всевидящее око Божіе, отъ котораго никакая неправда не можетъ укрыться; и въ такомъ увѣреніи онъ боится, дабы во внутреннихъ изгибахъ сердца его не сокрывалось что-либо, чтó бы могло быть противно зрѣнію Божію. Страшится, чтобы какъ нибудь не отвратилось отъ него то Божественное око, которое милостиво взираетъ токмо на чистыя сердца. И потому самъ желаетъ, чтобы сердце его всегда было ему открыто. Боже сердца моего, вопіетъ онъ, и несодѣланное видятъ очи Твои (Псал. 72, 26), не преселится къ Тебѣ лукавнуяй, и погубиши вся глагоголющия лжу (Пс. 5, 5. 7). Итакъ искуси мя, Боже, и увѣждь сердце мое; истяжи мя, и разумѣй стези моя, и виждь, аще путь беззаконія во мнѣ (Пс. 138, 23-24). Если я поползнулся на путь беззаконія, то настави мя на путь правъ, на путь вѣченъ (Псал. 106, 7; 134, 24). Отъ сихъ-то чувствованій чистой и нелицемѣрной любви къ Богу истинный христіанинъ хранитъ и чистоту сердечную.

Но не менѣе къ тому содѣйствуетъ и любовь къ ближнему. Человѣки соединены между собою союзомъ братства и вѣры, отношеніями пользы и необходимости. Сей священный союзъ неиначе можетъ быть твердъ, какъ только соблюденіемъ сердечной искренности въ исполненіи взаимныхъ одного къ другому обязанностей. Скрывать отъ другаго сердце свое, значитъ нарушать союзъ братства; облекать свои намѣренія и дѣйствія непроницаемою завѣсою тайны, значитъ привлекать подозрѣнія на вѣру, исповѣдуемую нами; питать лицемѣріе и лукавство, значитъ лишать другаго, а потому и самого себя взаимной пользы; обѣщать на словахъ услуги, а сердце имѣть исполненное коварства и злобы, значитъ безразсудно лишать себя подпоры другихъ, которая, по прирожденной слабости естества человѣческаго, всегда для насъ необходима.

Но братолюбивый человѣкъ во всѣхъ дѣлахъ управляетъ себя христіанскимъ благоразуміемъ, которое не нарушаетъ чистоты сердечныя. Зная, чего требуетъ она, то есть, чтобы ни въ сердцѣ не содержать злобы и вреднаго намѣренія противъ другаго, ни языкомъ ничего не произносить, чѣмъ можно повредить чести, пользѣ и спокойствію ближняго, онъ не только никому не вредитъ, но всякому по возможности старается благотворить, милуя, снисходя, покровительствуя, совѣтуя, наставляя на добро и уклоняя отъ зла, словомъ: всяко, еже аще что творитъ, отъ души дѣлаетъ, якоже Господу, а не человѣкомъ (Кол. 3, 23). Сіе-то есть чистота сердца, ублажаемая Евангеліемъ. Симъ-то любителямъ искренности обѣщано зрѣніе лица Божія. Блажени чистіи сердцемъ, яко тіи Бога узрятъ.

Таковыми боголюбезными христіанами преимущественно хвалится первенствующая христіанская Церковь. Народу тогда вѣровавшему, говоритъ священный Дѣеписатель, бѣ сердце и душа едина (Дѣян. 4, 32). Такъ, воззримъ ли на ихъ благочестіе и любовь къ Богу? Они терпѣливо пребывали во ученіи Апостолъ, во общеніи и преломленіи хлѣба, въ пріобщеніи таинственной вечери Господней, въ деннонощныхъ молитвахъ, въ радости и въ простотѣ сердца (Дѣян. 2, 42. 46). Обратимъ ли вниманіе на братолюбіе ихъ? Тамъ увидимъ ни единаго изъ нихъ что отъ имѣній своихъ глаголющаго свое быти, но бяху вся имъ обща, и благодать Божія бѣ велія на всѣхъ ихъ (Дѣян. 4, 32-33). Горе намъ, если мы таковымъ любителямъ чистоты и простосердечія дѣлами своими нимало не уподобляемся! Такъ, если душа умышляетъ хитрость и злобу; если сердце питаетъ обманъ и коварство и всякую измѣну; если языкъ соплетаетъ ложь и клевету; если руки простерты на неправедную лихву и корысть, и притомъ все сіе прикрывается обманчивою личиною мнимой честности: тогда Богъ мира и любви будетъ уже для насъ Богъ гнѣва и мщенія, и мы въ страхѣ и трепетѣ услышимъ грозный оный гласъ Его: Сіи людіе двоедушни и неустроени во всѣхъ путехъ своихъ (Іак. 1, 8), устами исповѣдуютъ Мене вѣдѣти, и дѣлы отмещутся отъ Мене (Тит. 1, 16), и потому всуе чтутъ Мя (Матѳ. 15, 9). Сего ради часть ихъ съ невѣрными да положится (Матѳ. 24, 51), и постелютъ подъ ними гнилость, и покровъ ихъ да будетъ червь неусыпающій (Ис. 14, 11).

Слушатели благочестивые! Царствіе небесное есть царство мира и любви, слѣдовательно — вмѣстилище совершеннѣйшія любви Бога къ человѣку, и совершенно чистыя любви человѣка къ Богу, и потому не имать въ него внити всяко скверно и нечисто, и всякъ творяй мерзость и лжу (Апок. 21, 27); не взыдетъ туда наша притворная любовь къ Богу и ближнимъ. Итакъ, чтобы быть жилищемъ Духа Святаго въ жизни сей, и въ будущей удостоиться лицезрѣнія Божія, надобно сохранить всю непорочность души, во всей ея цѣлости. Се омыхомъ нозѣ наши, како паки осквернимъ ихъ (Пѣсн. 5, 3)? Надобно имѣть чистоту и доброжелательную совѣсть ко всѣмъ, удалить отъ себя всякую страсть и неправду, быть чистымъ сердцемъ. Не вѣсте ли, научаетъ Апостолъ, яко храмъ Божій есте, и Духъ Божій живетъ въ васъ (1 Кор. 3, 16)? Блюдемся убо да не растлимъ и не осквернимъ сего богосозданнаго храма!

Боже пресвятый, во святыхъ почиваяй! подаждь намъ, молитвами и ходатайствомъ присноублажаемаго и предстоящаго выну лицу Твоему праведника, благодать сію, да чистымъ и нелицемѣрнымъ сердцемъ возлюбимъ Тебе и да сею чистотою любви сорастворится и наша другъ ко другу любовь: созижди въ насъ сердце чисто (Псал. 50, 12), да сподобимся и въ сей жизни зрѣти Тебе вѣрою, и въ будущей — лицемъ къ лицу (1 Кор. 13, 12). Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть III. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 555-560.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0