Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово въ день св. великомученицы Варвары (4 декабря 1831 года).

Мудрыя же (дѣвы) пріяша елей въ сосудѣхъ со свѣтильники своими (Матѳ. 25, 4).

Сію, съ одной стороны утѣшительную, а съ другой — прискорбную притчу о десяти дѣвахъ не трудно понять всякому, сколько нибудь занимающемуся чтеніемъ слова Божія. Сладчайшій Женихъ въ сей притчѣ есть Іисусъ Христосъ, Сынъ Божій, о Коемъ Предтеча предвѣщалъ слѣдующими словами: Имѣяй невѣсту, женихъ есть; а другъ жениховъ, стоя и послушая его, радостію радуется за гласъ жениховъ: сія убо радость моя исполнися (Іоан. 3, 29). Въ числѣ десяти дѣвъ заключаются всѣ вѣрующіе во Христа, не только дѣвы и жены, но и весь мужескій полъ: ибо всѣ вѣрою, какъ невѣста обручаются Христу. Апостолъ Павелъ говоритъ коринѳскимъ христіанамъ: обручихъ васъ единому мужу дѣву чисту представити Христови (2 Кор. 11, 2).

Поелику же христіане суть двоякаго рода: одни христіане только по имени, а другіе и по дѣламъ; одни носятъ вѣру только въ устахъ, а другіе и въ устахъ и въ сердцѣ; одни, творя беззаконія, вѣру безчестятъ, другіе, соблюдая заповѣди Господни, дѣлаютъ честь вѣрѣ: по сей причинѣ и дѣвы въ притчѣ раздѣлены на два вида: однѣ мудрыя, другія юродивыя; мудрыя пріяша елей въ сосудѣхъ со свѣтильники своими, а юродивыя прикрасили только свѣтильники свои, но елея не взяли.

Очевидно, что свѣтильники означаютъ вѣру, а елей — благія дѣла; слѣдовательно вѣра, сколько ее ни украшай, безъ добрыхъ дѣлъ мертва есть (Іак. 2, 20), такъ какъ и свѣтильникъ, сколько ни красивъ, безъ елея угаснетъ. А потому истинная мудрость состоитъ только въ томъ, чтобы запасаться благими дѣлами; напротивъ безъ сего запаса мы остаемся и всегда останемся жалкими глупцами, хотя бы всѣ науки совмѣстили въ себѣ однихъ, и хотя бы всю мудрость не только человѣческую, но и ангельскую усвоили себѣ.

Сверхъ того, притча сія научаетъ насъ и тому, что пришествіе Жениха сего будетъ въ самую полночь, во время самаго глубокаго сна нерадѣнія и невѣрія человѣческаго. Коснящу жениху, повѣствуется въ оной притчѣ, воздремашася вся, и спаху: полунощи же вопль бысть: се женихъ грядетъ.

Но, мы празднуемъ нынѣ день той святой дѣвы, которая въ сословіи мудрыхъ дѣвъ, если не предводительствуетъ, то, безъ сомнѣнія, между первыми занимаетъ мѣсто. Итакъ, обратимъ на нее умственныя очи наши, разсуждая, сколь благолѣпенъ и преукрашенъ свѣтильникъ вѣры ея во Христа, и сколь сосудъ души ея полнъ и преизобиленъ любовію ея ко Христу и усердіемъ — страдать за Него.

Апостолъ Павелъ, выхваляя вѣру Авраамову, повѣствуетъ, что онъ вѣрою, зовомъ послуша изыти на мѣсто, еже хотяше пріяти въ наслѣдіе, и изыде, не вѣдый, камо грядетъ (Евр. 11, 8). Просто сказать: Авраамъ по вѣрѣ оставилъ живое, и пошелъ искать мертваго; оставилъ отечество, сродниковъ, недвижимое имѣніе въ Халдеѣ, и пошелъ искать себѣ наслѣдія въ Хананеѣ, гдѣ, впрочемъ, въ продолженіи своего пребыванія не имѣлъ наслѣдія: пріиде бо на землю обѣтованія, яко на землю чужду, и вселися въ кровы, то есть, въ шатры, а не въ домы великолѣпные, — а для чего? — Для того, что ждалъ по вѣрѣ основанія имущаго града, емуже художникъ и содѣтель Богъ (Евр.11, 9-10).

Но, да не оскорбятся святыя тѣни Авраама и Павла, когда скажемъ: Авраамъ, воззванный и наставленный чудесными видѣніями и явнымъ гласомъ Божіимъ, удобно могъ исполнить заповѣдь Божію тѣмъ паче, что, оставивъ отечество, и сродниковъ, и недвижимое имѣніе, взялъ однако съ собою жену и дѣтей, и все движимое, слѣдовательно — имѣлъ съ кѣмъ раздѣлить скуку странствованія своего и облегчить скорбную разлуку съ отчизною. Но ублажаемая нами святая великомученица Варвара не видѣла сверхъестественныхъ явленій, не слышала Божественныхъ гласовъ, а только изъ размышленія о красотѣ небесной, и изъ словъ нѣкоторыхъ дѣвъ христіанскихъ и пресвитера, ее крестившаго, познавши Создателя тварей и Сына Его Спасителя міра, вдругъ — по заповѣди Его и по обстоятельствамъ того времени, все оставила: движимое и недвижимое имѣніе, богатый домъ отца своего и великолѣпныя въ немъ зданія, нарочно для нея устроенныя, роскошные сады и виноградники, прозрачные источники и прохладительныя бани, рабовъ и рабынь, сокровища и утвари многоцѣнныя, словомъ — все бросила, никого и ничего не оставивъ при себѣ для раздѣленія и умаленія печали одиночества, и осталась одна, яко птица особящаяся на здѣ (Псал. 101, 8). Итакъ, много она превзошла вѣрою Авраама, отца всѣхъ вѣрующихъ.

Тотъ же Апостолъ превозноситъ вѣру Моисееву, коею онъ великъ бывъ, отвержеся нарицатися сынъ дщере Фараоновы (Евр. 11, 24). Но, и при сей похвалѣ надобно взять во вниманіе, что дщерь Фараонова была не родная мать Моисею, — не та, которая болѣла въ рожденіи его и вмѣстѣ съ млекомъ вливала въ его сердце естественную любовь къ себѣ; и потому Моисею удобно было расторгнуть сей слабый и произвольный союзъ, и не нарицаться сыномъ дщери Фараоновой. Между же святою Варварою и отцемъ ея Діоскоромъ былъ столь тѣсный, естественный и не въ силахъ нашихъ состоящій союзъ, что ни отецъ кромѣ дочери, ни дочь кромѣ отца никого больше любить не могла, и особенно по смерти матери вся дѣтская любовь естественно должна была обратиться на отца: однако и сей столь укрѣпленный союзъ разорвать, или что тоже, растерзать собственную утробу свою святой Варварѣ казалось удобнѣе, чѣмъ Христа отрещися. Слѣдовательно и вѣра Моисеева гораздо ниже вѣры святой Варвары.

Еще тотъ же Божественный Апостолъ похваляетъ вѣру и другихъ ветхозавѣтныхъ отцевъ, какъ-то: Авеля, что онъ множайшую паче Каина принесе Богу жертву (Евр. 11, 4); Авраама, что онъ не усумнился по повелѣнію Божію и на сына своего единороднаго вознести закалающую руку; а прочихъ, что одни изъ нихъ по вѣрѣ избіени быша, другіе руганіемъ и ранами искушеніе пріяша, еще же и узами и темницею, каменіемъ побіени быша, претрени быша, убійствомъ меча умроша, проидоша въ милотехъ и козіяхъ кожахъ, лишени, скорбяще, озлоблени (Евр. 11, 35-37).

Но, если подвиги вѣры и страданія святой Варвары изъ любви ко Христу изчислимъ, то не только всякаго страдальца ветхозавѣтнаго порознь, но и всѣхъ вмѣстѣ удобно она превзойдетъ. Авель принесъ Богу жертву конечно хорошую, можетъ быть агнца непорочнаго, единолѣтнаго, утучненнаго; но святая Варвара принесла въ жертву сама себя, цвѣтъ своей юности, свое дѣвство, свою красоту. Авраамъ хотя вознесъ уже ножъ на сына своего возлюбленнаго, но тѣмъ дѣло и кончилось; а Варвара святая, по исторженіи власовъ родительскими руками, по изліяніи крови на пути предъ Іезремономъ, какбы не довольно было сего ужаснаго страданія для дѣвы нѣжной, — еще, говорю, по всему тѣлу терзаема и на части разрываема была не острымъ какимъ либо орудіемъ, но желѣзными когтями, сверхъ того по тѣмъ же браздамъ на тѣлѣ, по коимъ струилась чистая и дѣвственная кровь, палима была зажженными факелами. Послѣ того обнаженная, поруганная, разтерзанная, при дикихъ кликахъ изступленной черни, водима была по стогнамъ града.

Но не всѣ еще перечислилъ я жестокія и неимовѣрныя страданія. Еще прежде острія меча, велѣно было святой Варварѣ тупыми клещами оторвать нѣжные сосцы ея. Да и мечъ тѣмъ несноснѣе, тѣмъ мучительнѣе былъ для нея, что не рукою палача, но рукою отца, которую она толикократно лобызала съ дѣтскою любовію, звѣрски вонзенъ былъ въ снѣговидную выю ея — единородной его дщери. О вѣра! О любовь! Сколь блистателенъ свѣтильникъ сей! Какое изобиліе елея! Цѣлое море мученій излилось на сей свѣтильникъ; но блистаніе его не только не погасло, но еще въ большемъ блескѣ обнаружилось. Желѣзо, съ огнемъ согласившись, приразилось къ тѣлесному сосуду елея Варварина и раздробило на мелкія части, но душевнаго и коснуться не могло, и елея любви ея ко Христу не истощило и не выжгло.

Но не для удивленія только нашего, слушатели христіане, поставленъ Церковію сей величественный и благолѣпный свѣтильникъ на свѣщницѣ, но да свѣтитъ и просвѣщаетъ насъ. Сравнимъ убо и мы свѣтильники свои со свѣтильникомъ Варваринымъ и посмотримъ, такъ ли они благоукрашены и свѣтлы? Но ахъ! прежде нежели мы успѣли приблизить ихъ къ оному, какъ они уже темнѣютъ и гаснутъ. Отъ чего же? — Отъ того, что елея благихъ дѣлъ не имѣемъ. Вѣра безъ дѣлъ мертва есть, говоритъ апостолъ Іаковъ (2, 20). Чтó же мертвая вѣра? Тоже, что и мертвый человѣкъ. Это не вѣра, а безвѣріе, такъ какъ и мертвый человѣкъ не есть человѣкъ, но бездушный и смрадный трупъ, отъ коего и очи отвращаемъ и ноздри заграждаемъ. Если трупъ и послѣ четырехъ дней такъ смердитъ, что трудно приступить къ нему; если родная сестра, отвращаясь отъ четверодневно умершаго брата, говоритъ: Господи! уже смердитъ, четверодневенъ бо есть (Іоан. 11, 39): то какъ же отвращается Богъ отъ мертвой вѣры, не четверодневно, но четыредесятилѣтно, а можетъ быть и болѣе смердящей.

Мы часто говоримъ о вѣрѣ, что она въ насъ безпорочна и тверда; но когда спросятъ о дѣлахъ благихъ, объ исполненіи заповѣдей Господнихъ, о любви и пособіи ближнему, то обыкновенно отвѣчаемъ: духъ бодръ, плоть же немощна (Матѳ. 26, 41). Но можемъ ли мы сказать сіе предъ судомъ Христовымъ, гдѣ святая Варвара внидетъ въ позорище всѣмъ, носящая язвы Господа своего на дѣвственномъ тѣлѣ своемъ (Гал. 6, 17), и гдѣ въ укоризну скажетъ намъ: «И мой духъ, братія моя, не желѣзомъ твердымъ, не деревомъ нечувствительнымъ обложенъ былъ, но плотію немощною, тою же самою, какъ и у васъ; и я чувствовала боль и тяжко стенала отъ лютости мукъ, а васъ никто даже и не вызываетъ на такія жестокія мученія. Я сражалась съ огнемъ и мечемъ и съ другими орудіями; а вы не хотѣли сразиться съ собственною страстію своею, которая вначалѣ слишкомъ слаба и покорна, и отъ вашего только нерадѣнія усилилась. Я пренебрегла для Христа богатство, честь, удовольствія и выгоды міра и даже отца моего; а вы изъ какой либо маловажной корысти готовы были отречься и отъ Христа и отъ вѣры. Я не пожалѣла цвѣта моея юности и красоты отличной; а вы и въ дряхлой старости, уже стоя на краю гроба и изъ устъ своихъ испуская дыханіе смерти, не хотѣли разстаться съ беззаконіями своими».

Сей гласъ посрамитъ насъ на судѣ, да и нынѣ посрамляетъ. Если Авель умерый, по свидѣтельству Апостола, еще глаголетъ (Евр. 11, 4): то святая великомученица Варвара, по особливому Божію благоволенію, внутри отечества нашего нетлѣнными своими мощами почивающая, и сію древнюю обитель цѣлебною частію оныхъ украшающая, глаголетъ намъ больше, нежели Авель, не отмщенія прося на насъ, но своимъ примѣромъ возбуждая насъ къ подвигамъ христіанскимъ и благимъ плодамъ вѣры.

Итакъ, доколѣ еще не слышится сей страшный гласъ: се Женихъ грядетъ, доколѣ не пришло еще время, въ которое юродивыя дѣвы, не взявшія елея со свѣтильники своими, будутъ ходить напрасно, станутъ просить елея, но никто не дастъ имъ, поспѣшатъ купить на торжищѣ, но торжища не будетъ ктому, — пріобрѣтемъ елей благотворенія и тѣмъ просвѣтимъ заблаговременно угасающіе свѣтильники вѣры нашея, да тако, подобно мудрымъ дѣвамъ, срѣтимъ во время свое сладчайшаго Жениха душъ нашихъ, и во гласѣ радованія и въ шумѣ празднующихъ жителей небесныхъ въ чертоги его Божественныя внидемъ, да не будетъ часть наша съ исключимыми оными дѣвами, которыя двери чертога застанутъ заключенными, и толкуще пріимутъ, какъ стрѣлы въ сердце, сіи грозные отвѣты: не вѣмъ васъ; николиже знахъ васъ; идите отъ Мене проклятіи во огнь вѣчный, уготованный діаволу и аггеломъ его (Матѳ. 7, 23. 25, 12. 41). Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть III. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 432-439.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0