Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово въ день памяти святителя и чудотворца Митрофана.

Между немногими достопримѣчательными изреченіями празднуемаго нами нынѣ святителя Божія, чудотворца Митрофана, которыми онъ назидалъ и врачевалъ нѣкогда свою паству воронежскую, находится слѣдующее: воздержно пій, мало яждь, и здравъ будеши; то есть, по его словамъ, для сохраненія, утвержденія и возстановленія здоровья, и, слѣдовательно, для предупрежденія и уврачеванія всякаго рода болѣзней, главнымъ образомъ нужны воздержаніе въ питіи и умѣренность въ пищѣ, иначе сказать: постъ — хотя не слишкомъ строгій, но постоянный, непрерывный.

Итакъ, вотъ вамъ, возлюбленные о Господѣ чада и братія, для сбереженія здоровья и для долголѣтія безболѣзненнаго, рецептъ готовый, всеобщій, не противъ одной какой либо болѣзни ограждающій васъ, но противу всѣхъ вообще, дешевый, никакихъ новыхъ издержекъ отъ васъ нетребующій, а напротивъ и отъ прежнихъ васъ освобождающій; рецептъ совершенно вѣрный и необманчивый, оправдываемый не только святостію и нелживостію лица, предписывающаго оный, но и его собственною практикою, въ теченіи всей своей долголѣтней жизни неизмѣнно имъ соблюдаемою, а чтó и того важнѣе, рецептъ, заимствованный святителемъ изъ врачебницы небесной, открытой намъ въ словѣ Божіемъ. Съ совѣтомъ все твори, — съ совѣтомъ пій вино, сказано тамъ (Прит. 31, 4), и въ другомъ мѣстѣ: горесть души вино піемо много (Сир. 31, 34). Равнымъ образомъ, объ употребленіи пищи тамъ заповѣдано: не пресыщайся во всякой сладости, и не разливайся на различіе брашна. Ибо во мнозѣхъ брашнахъ недугъ будетъ, и пресыщеніе приближитъ даже до холеры: пресыщеніемъ бо мнози умроша, внимаяй же приложитъ житіе (Сир. 37, 32-34).

Какъ послѣ сего не повѣрить святителю, столь добрый совѣтъ намъ преподающему? Какъ не принять его рецепта, столь удобнаго и выгоднаго для насъ, — за правило жизни неотложное? Ибо кому изъ насъ не дорого здоровье, и кто изъ насъ не желалъ бы пожить на свѣтѣ, сколько возможно, долѣе, если уже нельзя быть здѣсь же безсмертными?

Итакъ, возлюбленные, если не по заповѣди св. Церкви, ничего намъ не предписывающей ни безполезнаго, ни вреднаго, — если не изъ благоугожденія Богу, желающему возвести насъ въ первобытное блаженство, и для того открывшему намъ въ словѣ своемъ всѣ возможные пути и способы къ тому; то для собственной нашей пользы, по самоугожденію и животолюбію, должны непремѣнно соблюдать посты.

И земные врачи, для той же цѣли, для сохраненія здоровья и для предотвращенія болѣзней, по правиламъ своей науки, и по собственнымъ наблюденіямъ надъ человѣческою природою въ ея свойствахъ и явленіяхъ, вообще и благоразумно совѣтуютъ, — переставать ѣсть и пить, когда пить и ѣсть еще хочется, а это чтó иное, какъ не постъ, и постъ всегдашній, непрерывный, цѣложизненный? Когда же постигаютъ насъ какія либо болѣзни, не налагаютъ ли на насъ самой строгой діэты относительно пищи и питія, какъ врачевства самаго перваго, необходимаго и неизбѣжнаго? И мы принуждены имъ безусловно покоряться, хотя и не увѣрены въ безошибочности ихъ, — хотя нерѣдко также случается, что сія мѣра — запоздалая, и часто до излишества усиленная, и безъ того ослабѣвшій организмъ нашъ до остатка разстроивая, больше вредитъ намъ, нежели приноситъ пользы, не способствуя, но затрудняя, или, по крайней мѣрѣ, замедляя излѣченіе. А эта діэта чтó опять означаетъ, какъ не постъ самый строгій и тѣмъ болѣе непріятный и тягостный, что мы должны выполнять его по неволѣ и безъ увѣренности въ благихъ его послѣдствіяхъ? Посему не лучше ли, вмѣсто того, чтобы рано или поздно пришлось поститься невольно, — поститься намъ добровольно и охотно, вмѣсто заповѣди человѣческой, по заповѣди Божіей, вмѣсто успѣха сомнительнаго, съ надеждою на успѣхъ столь же вѣрный, сколь вѣренъ во словесѣхъ и дѣлѣхъ своихъ (Псал. 144, 13), и неложенъ во обѣтованіяхъ своихъ Богъ (Тит. 1, 2), сей постъ намъ заповѣдавшій?

Конечно, постъ этотъ не будетъ еще постомъ истиннымъ, и прямо христіанскимъ: на немъ еще лежитъ печать нѣкотораго своекорыстія и самоугожденія, или пользы только временной — сохраненія здоровья и предупрежденія болѣзней, между тѣмъ какъ отъ поста истиннаго и прямо христіанскаго требуется, чтобы онъ совершаемъ былъ исключительно для Бога, какъ дѣло Ему благоугодное и отъ Него предписанное, безъ всякихъ другихъ видовъ: ядый, говоритъ Апостолъ, Господеви ястъ, благодаритъ бо Бога; и не ядый, Господеви не ястъ, и благодаритъ Бога (Рим. 14, 6); требуется, чтобы онъ, служа средствомъ къ укрощенію плоти, къ погашенію страстей и похотей, къ ослабленію вліянія и дѣйствія земныхъ прелестей, къ расторженію союзовъ мірскихъ, къ возвышенію ума — надъ преобладающею чувственностію, и духа — надъ нуждами житейскими, служилъ вмѣстѣ благопотребною лѣствицею восхожденія духовнаго отъ земли на небо, отъ міра къ Богу, отъ самосохраненія къ богоугожденію.

Конечно, повторяемъ мы, такой постъ еще далекъ отъ поста истиннаго, и высокой святости и чистоты христіанскаго призванія еще не достигаетъ: въ немъ еще много земнаго и плотскаго; постъ же истинный долженъ быть отрѣшенъ отъ того и другаго. Его цѣль и побужденія чувственныя и преходящія, благомъ только земнымъ ограничивающіяся, тогда какъ цѣль и побужденія поста христіанскаго должны стоять выше всего чувственнаго, и чрезъ чувственное возводить человѣка къ духовному и вѣчному — къ благамъ небеснымъ и нескончаемымъ. Но, онъ можетъ служить преддверіемъ поста истиннаго, можетъ указать и открыть входъ въ самое святилище онаго, во внутреннее завѣсы его вещественной: человѣку, пріобрѣтшему навыкъ поститься для себя — для сохраненія своего здоровья и возможно бóльшаго продолженія жизни временной, — не трудно будетъ, какъ скоро онъ наконецъ искренно познаетъ и вполнѣ убѣдится въ своемъ назначеніи не для земли, а для неба, не для временной жизни, а для вѣчной, не для себя самого, а для Бога, — измѣнить цѣль и побужденія своего поста, обративъ оный вмѣсто себя — къ Богу, вмѣсто жизни временной — къ вѣчной.

Тогда все легко и скоро придетъ въ порядокъ и благоустройство, достойныя нашего званія и избранія въ сыновъ Божіихъ, наслѣдниковъ царствія небеснаго и сонаслѣдниковъ Христовыхъ. Тоже дѣйствіе, но совершенно другой, едва не противоположный первому, приметъ характеръ: тогда онъ освятится и возвысится до значенія и важности ежедневной и благопріятной жертвы Богу, Творцу всяческихъ и Спасителю человѣковъ. Тѣ же пріемы и тѣже явленія въ совершеніи онаго, какъ и прежде; но оживленные и движимые инымъ духомъ и по иному направленію, они озарятся и проникнутся новымъ свѣтомъ и облекутся лѣпотою, достойною взора и одобренія небожителей. Таже, наконецъ, алчба и жажда, какъ необходимая принадлежность поста всякаго, остается и здѣсь, какъ тамъ, въ своей силѣ и дѣйствіи; но это уже будетъ не простая и обыкновенная алчба и жажда, а алчба и жажда правды ради и ради царствія небеснаго, которая, по закону сродства духовнаго съ предметами и событіями міра горняго, вскорѣ привлечетъ на себя благословенія свыше и силы небесныя, облегчающія и услаждающія трудность постническаго подвига и тяготу тѣла, и гладомъ и хладомъ ослабляемаго и изнуряемаго.

Такимъ образомъ постъ, вначалѣ только плотской и для плоти предпріемлемый, мало по малу, постепенно и незамѣтно преобразуется въ постъ духовный и вполнѣ богоугодный. Въ союзѣ съ этимъ постомъ и подъ его благотворнымъ вліяніемъ и дѣйствіемъ все въ нашихъ трудахъ и подвигахъ для стяжанія жизни вѣчныя, пріобрѣтаетъ высшую цѣну и достоинство предъ очами Божіими, и становится заслугою, награды достойною: ибо самоотверженіе и самоотреченіе, столь высоко цѣнимыя Богомъ сердцевѣдцемъ, лежатъ въ основаніи сего подвига. Имъ окриленная молитва наша быстро и безпрепятственно возносится къ престолу Вседержителя и пріемлется въ воню благоуханія духовнаго (Ефес. 5, 2), яко кадило благовонное, и по его внушенію и содѣйствію раздаваемая милостыня скоро приходитъ на память Бога и низводитъ на милостынедателя и на весь домъ его благодать спасенія. Посему, не напрасно воспѣваетъ Церковь: Въ югъ сѣяй скорби постныя со слезами, радостію пожнетъ рукояти присноживотія [1].

Самый вѣрный признакъ присутствія въ насъ такого поста состоитъ въ томъ, когда постническій трудъ не только перестаетъ казаться намъ скучнымъ и тягостнымъ, но и доставляетъ намъ какое-то особенное удовольствіе и наслажденіе — легкость духа, быстроту мысли и необычайное спокойствіе сердца. Любы Божія обильными потоками тогда изливается въ сердца наша — Духомъ Святымъ (Рим. 5, 5), и мы, со всѣхъ сторонъ ею объятые, проникнутые и оплодотворенные, еще на землѣ предвкушаемъ блаженство небесное.

Вотъ къ какому посту указуетъ намъ путь своимъ изреченіемъ святитель Христовъ Митрофанъ; но онъ указуетъ намъ только начало сего пути, а сокрываетъ пока продолженіе и конецъ, дабы не устрашить насъ длиннотою его, и въ самомъ началѣ не отвратить насъ отъ вступленія на оный. Для сего онъ выставляетъ предъ нами только первый плодъ поста, какъ наиболѣе намъ нравящійся и наиболѣе искомый нами — здравіе тѣлесное, дабы чрезъ него приманить насъ къ нему, дабы мы, вкусивъ сего плода, пожелали вкусить въ немъ бóльшихъ и лучшихъ плодовъ, и тѣмъ охотнѣе пореносили трудности, на дальнѣйшемъ пути къ нимъ насъ ожидающія, о которыхъ онъ намѣренно здѣсь умалчиваетъ. То есть, онъ говоритъ здѣсь съ нами, какъ съ младенцами о Христѣ, а не какъ съ мужами совершенными. Онъ питаетъ насъ еще млекомъ (Евр. 5, 12-13).

Примемъ же отъ его святой десницы съ благодарнымъ сердцемъ млеко сіе, и будемъ послушно вкушать его, да содѣлаемся современемъ способными и достойными вкушать и брашно, пребывающее въ животъ вѣчный (Іоан. 6, 27). Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Антифонъ 2-го гласа.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть III. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 400-406.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0