Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово въ день св. Іоанна Богослова.

Любы не мыслитъ зла (1 Кор. 13, 4-5).

Празднуя нынѣ память возлюбленнѣйшаго изъ учениковъ Христовыхъ, ревностнаго проповѣдника любви, о чемъ приличнѣе говорить, какъ не о любви? Но любовь, и по собственному внутреннему своему достоинству, ни съ чѣмъ земнымъ несравненному, и по своимъ благодѣтельнымъ дѣйствіямъ на человѣка, какъ члена общества и какъ члена семейства, — заслуживаетъ полное наше вниманіе и уваженіе. Апостолъ Павелъ поставляетъ ее превыше всѣхъ духовныхъ дарованій (1 Кор. 13, 1-2). Итакъ все — и настоящее торжество Церкви и высокое достоинство любви заставляетъ насъ говорить о любви. Но высота любви неизмѣрима, и потому ограничимся разсмотрѣніемъ только одного изреченія, сказаннаго познавшимъ тайну ея: любы не мыслитъ зла, сказалъ онъ между прочимъ объ ней.

Самое слово любовь уже ясно показываетъ, что мысль о злѣ съ нею несовмѣстна: ибо можно ли любить зло, какъ зло? Но, кто чего не любитъ, тотъ о томъ не мыслитъ, тѣмъ и не занимается. Любовь есть свѣтъ, какъ порожденіе Свѣта первообразнаго, и всякъ любяй, во свѣтѣ пребываетъ (1 Іоан. 2, 10); напротивъ зло есть тьма, какъ произведеніе князя тьмы, и всякъ дѣлаяй злая, ненавидитъ свѣта, и не приходитъ къ свѣту, да не обличатся дѣла его, яко лукава суть (Іоан. 8, 20). Можетъ ли быть какое либо общеніе между свѣтомъ и тьмою, между любовію и зломъ?

Впрочемъ, живя въ мірѣ, всецѣло во злѣ лежащемъ (1 Іоан. 5, 19), и обращаясь съ людьми, нельзя не повстрѣчаться со зломъ. Встрѣчается съ нимъ и любовь, замѣчаетъ его въ градахъ и весяхъ, въ домахъ и на стогнахъ, въ судахъ и на торжищѣ; видитъ, вмѣстѣ съ Пророкомъ, какъ насиліе и распри днемъ и ночью ходятъ по стѣнамъ города, злодѣянія и наглости среди его; посредѣ его пагуба, съ улицы его не сходитъ обманъ и коварство (Псал. 54, 10-12), — видитъ, но всегда и вездѣ такъ, что и мысли о злѣ не остается въ ней. Причиняютъ ли зло сіе собственно ей самой? — Она умѣетъ забывать оное. Дѣлаютъ ли оное другимъ? — Она скорбитъ о содѣлавшихъ, а не пересуждаетъ ихъ, и заботится только о помощи страждущимъ. Внушаетъ ли, наконецъ, кто ей свои опасенія на счетъ извѣстнаго лица, якобы злоумышляющаго противъ нея? — Она не вѣритъ подозрѣніямъ и отвергаетъ опасенія, основанныя на однихъ мечтательныхъ соображеніяхъ и, кто знаетъ, можетъ быть, злонамѣренныхъ и своекорыстныхъ внушеніяхъ. А потому ни одно гнилое, нерастворенное солію любви къ Богу и ближнему, слово не исходитъ изъ устъ любящаго (Ефес. 4, 29); языкъ его есть орудіе правды и славословія Божія; осквернитъ ли онъ его злословіемъ и пересудами ближняго?

Пересуды и злословіе обыкновенно происходятъ или отъ праздности, или отъ зависти, или отъ ненависти, или просто отъ легкомыслія. Но любящій Господа не имѣетъ у себя празднаго времени: онъ всегда въ дѣйствіи, всегда занятъ. Самая продолжительная жизнь человѣческая слишкомъ мала и кратка для совершенія всей его святой дѣятельности. Скажемъ болѣе: цѣлая вѣчность недостаточна для исполненія всѣхъ добровольныхъ обязанностей, возлагаемыхъ любовію на любящаго: ибо предметъ его любви безпредѣленъ, его совершенства неисчислимы; утѣшенія и радости, ощущаемыя имъ при созерцаніи оныхъ, неизглаголанны. Но чѣмъ болѣе чувствуетъ онъ утѣшеній отъ созерцанія блага, тѣмъ сильнѣе стремится къ обладанію имъ, тѣмъ дѣятельнѣе занимается изобрѣтеніемъ и выборомъ средствъ къ достиженію сей вожделѣнной цѣли, тѣмъ менѣе имѣетъ досуга для занятія посторонними предметами, тѣмъ менѣе дѣлается способнымъ къ злословію и пересудамъ ближнихъ своихъ.

Но скажутъ: ревность его по Богу не можетъ быть равнодушною къ проступкамъ ближнихъ, и не можетъ не оскорбляться ими? — Такъ, слушатели, ревность его оскорбляется неправдами ближнихъ и сожалѣетъ о творящихъ оныя, а не пересуждаетъ ихъ. Пересуждаетъ же ихъ обыкновенно или зависть или ненависть.

Любы незавидитъ (1 Кор. 13, 4), говоритъ Апостолъ, — взоръ ея чистъ и свѣтелъ, какъ утренній свѣтъ весенній. Она усматриваетъ въ ближнемъ своего собрата единокровнаго, сочлена единаго семейства, сонаслѣдника единаго царствія. Его счастіе, его успѣхи и радости ее радуютъ, а не огорчаютъ: ибо она не умѣетъ раздѣлять своего блага отъ блага ближняго; она не знаетъ или, покрайней мѣрѣ, всегда забываетъ свою собственность, когда дѣло идетъ о ближнемъ, а потому языкъ ея простъ и откровененъ, бесѣда ея растворена кротостію и снисхожденіемъ, взоры сіяютъ прямодушіемъ и сострадательностію, обхожденіе выражаетъ чистосердечіе.

Любя все человѣчество, она не примѣчаетъ среди его враговъ своихъ. Она видитъ въ немъ только человѣковъ, носящихъ на себѣ образъ и подобіе Божіе, искупленныхъ безцѣнною кровію единороднаго Сына Божія, предъизбранныхъ и предопредѣленныхъ въ вѣчномъ совѣтѣ Тріединаго къ соцарствованію со Христомъ въ Богѣ. Смотря съ такой точки зрѣнія на все человѣчество, она не можетъ никого ненавидѣть, но всѣхъ любитъ равною любовію, — всѣхъ, какъ добрыхъ, такъ и злыхъ, по выраженію св. Макарія, готова заключить въ животворныя нѣдра свои. Единыхъ по естеству не раздѣляетъ по различнымъ ихъ качествамъ, но всѣхъ равно любитъ, по примѣру Бога, всѣхъ равно любящаго и хотящаго всѣмъ спастися, и въ разумъ истины пріити (1 Тим. 2, 4). Любитъ добрыхъ, какъ друзей, а порочныхъ, какъ враговъ, благодѣтельствуя имъ, долготерпя имъ, перенося приключающееся отъ нихъ зло, отнюдь не мысля зла, и никогда не пересуждая ихъ.

Оттого въ каждомъ ея дѣйствіи, въ каждомъ словѣ, въ каждомъ движеніи вы всегда замѣтите удивительную осторожность и опасеніе, чтобы какимъ нибудь легкомысленнымъ поступкомъ или сужденіемъ не оскорбить ближняго, даже достойнаго осужденія. Хотите ли слышать ея бесѣду о самыхъ врагахъ? Не ожидайте, чтобы сдѣланъ былъ ею какой нибудь хотя легкій намекъ на ихъ враждебныя противъ нея дѣйствія: онѣ давно ею забыты; напротивъ вы увидите, что никто лучше, сильнѣе и убѣдительнѣе не можетъ защищать ихъ, какъ любовь, ими обиженная, и никто большаго не можетъ принимать участія въ несчастіи ихъ, какъ любовь, отъ нихъ страждущая. Напомните ей, если хотите, въ самыхъ сильныхъ выраженіяхъ о всѣхъ оскорбленіяхъ, какія она, по вашему мнѣнію, потерпѣла отъ ихъ злобы и ненависти, отъ ихъ клеветы и злословія: она постарается представить вамъ поступки ихъ сколько возможно съ наилучшей стороны, и объяснитъ оныя изъ другихъ началъ, изъ другихъ побужденій, нежели какія вы предполагали.

Тѣмъ безуспѣшнѣе будете искать въ ней гнусной наклонности къ подозрѣніямъ. Она не умѣетъ въ словѣ своего ближняго, а нерѣдко, даже въ самомъ молчаніи открывать гибельную тайну злаго умысла, опаснаго коварства, зрѣющаго въ сердцѣ. Будучи кротка, благопривѣтлива и снисходительна къ врагамъ явнымъ, она не заботится предполагать и отыскивать враговъ тайныхъ. Искренно скорбя о злѣ, на самомъ дѣлѣ существующемъ, станетъ ли она сама вымышлять еще несуществующее, и заниматься имъ?

Зла въ мірѣ и безъ того столь много, что если бы любовь малой части избранныхъ Божіихъ ежедневно слезами своими не омывала нечистотъ онаго съ лица земли, и пламенными молитвами не умоляла милосердіе Божіе о пощадѣ и долготерпѣніи на насъ недостойныхъ: то вѣрно давно уже небесный огнь гнѣвнаго правосудія Божія низвергнулся бы на главы наши, и мы, подобно жителямъ Содома и Гоморры, сокрылись бы отъ земли живыхъ. Для чего же нѣкоторые изъ насъ столь тщательно стараются умножить оное своими подозрѣніями? —

Ахъ! слушатели, если бы мы смотрѣли на ближнихъ своихъ очами любви: то, безъ сомнѣнія, число такъ называемыхъ враговъ и недоброжелателей нашихъ значительно сократилось бы; безъ сомнѣнія, большая часть ихъ словъ и дѣйствій, которыми мы теперь столь много оскорбляемся, считая ихъ злонамѣренными, показалась бы намъ не больше, какъ слѣдствіемъ или неосторожности и необдуманности, или даже любви къ справедливости, или, наконецъ, усердія къ собственному нашему благу.

Но, къ несчастію, мы привыкли на все окружающее насъ смотрѣть сквозь тусклое стекло вражды и самолюбія; а потому все, что есть наилучшаго и похвальнаго въ ближнемъ нашемъ, представляется лукавому оку нашему въ какомъ-то мрачномъ видѣ, и мы не стыдимся не имѣть той несчастной прозорливости и предусмотрительности, которою съ избыткомъ надѣлены сыны вѣка сего, въ своемъ родѣ Мудрѣйшіе, паче сыновъ свѣта (Лук. 16, 8), и которая умѣетъ по однимъ только догадкамъ и предположеніямъ въ каждомъ ненамѣренномъ поступкѣ, въ каждомъ осторожномъ или неосторожномъ словѣ ближняго видѣть непремѣнно худое. Въ его набожности мы замѣчаемъ лицемѣріе; въ благотворительности — тщеславіе, въ безкорыстіи — хвастовство, въ воздержаніи — скупость, въ щедрости — расточительность, въ удаленіи отъ міра — грубость и необщительность, въ правосудіи — домогательство честей, въ любви къ порядку — неумѣстную строгость, въ скромности — хитрость, въ благонамѣренности — обманъ и коварство. Но кто можетъ исчислить всѣ дѣла тьмы, производимыя въ насъ злобными міродержителями тмы вѣка сего (Ефес. 6, 12)? Да погрузятся онѣ и для насъ, слушатели, въ тьму вѣчнаго забвенія!

Но сіе невозможно, доколѣ духъ нелицемѣрной любви не одушевляетъ сердца нашего. Молю убо васъ, братія моя, именемъ возлюбившаго насъ даже до смерти крестной Господа нашего Іисуса Христа, возгрѣвати сей даръ Божій (2 Тим. 1, 6), таимый въ насъ. Перестанемъ мыслить зло другъ о другѣ, и препятствія къ любви сами собою истребятся.

Отвергнемъ, по совѣту св. Максима исповѣдника, приносящихъ намъ соблазны подозрѣній на братій нашихъ: ибо таковые, по Писанію, не вѣдаютъ пути мирнаго (Рим. 3, 17), чрезъ любовь къ познанію Бога ведущаго любителей сего познанія. Не будемъ почитать благорасположенными къ себѣ тѣхъ, которые сообщаютъ намъ разсказы, поселяющіе въ насъ досаду и злобу на ближняго нашего, хотя бы они казались намъ и правдивыми; но поставимъ себѣ за правило отвращаться таковыхъ, какъ смертоносныхъ зміевъ, дабы ихъ удалить отъ злословія, а свою душу избавить отъ злобы. Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть III. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 313-319.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0