Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово въ день Введенія во храмъ Божіи Матери.

Величитъ душа моя Господа, яко призрѣ на смиреніе рабы своея; се бо отъ нынѣ ублажатъ мя вси роди (Лук. 1, 46. 48).

Въ семъ торжественномъ славословіи своемъ, пресвятая Дѣва указываетъ и на величіе, котораго Она, по особенному смотрѣнію Божію, удостоилась, и на средство, которымъ Она достигла онаго. Величіе Ея, превосходя всѣ величія земныя, поставляетъ Ее превыше самыхъ горнихъ существъ, такъ что Церковь именуетъ Ее честнѣйшею Херувимъ, и славнѣйшею безъ сравненія Серафимъ; а средство къ нему есть глубочайшая покорность и смиреніе, съ которыми Она служила своему Господу и въ особенную славу вмѣняла себѣ быть и именоваться рабою Его. Средство, повидимому, несоотвѣтствующее цѣли. Но дѣла Божіи совершаются не по размѣру человѣческому. Якоже небо отстоитъ отъ земли, тако отстоятъ пути Божіи отъ путей человѣческихъ, и мысли Божіи отъ мыслей нашихъ (Ис. 55, 9). Не дерзая проникать въ непостижимыя тайны судебъ Божіихъ, по которымъ часто наше безславное дѣлается славнымъ, наше ничтожное становится великимъ и важнымъ, — ограничимся на сей разъ только замѣчаніемъ, сколь высоко цѣнитъ Богъ званіе вѣрныхъ рабовъ своихъ, и сколь щедро награждаетъ ихъ за ревностное служеніе Ему. Это замѣчаніе доставитъ намъ вѣрное понятіе, что званіе рабовъ Божіихъ тысячекратно предпочтительнѣе уничижительнаго и безплоднаго званія рабовъ міра. Остановимся на этой мысли нашимъ вниманіемъ.

Ничѣмъ столько не дорожитъ человѣкъ, какъ своею свободою; и между тѣмъ всего менѣе можетъ поддержать и сохранить ее. Кромѣ всеобщей подчиненности и зависимости другъ отъ друга, въ которой люди поставленны, по намѣренію Промысла, — злоупотребленіе властей и низость подчиненныхъ, нуждающихся въ ихъ покровительствѣ, постоянно усугубляютъ иго рабства и связуютъ свободу нашу узами неразрѣшимыми. Итакъ жить въ зависимости для человѣка есть неизбѣжная необходимость; онъ непремѣнно долженъ пожертвовать своею свободою или Богу, или міру.

Не трудно понять, кому изъ сихъ двухъ владыкъ приличнѣе и выгоднѣе для него принести сію великую жертву. Одно безконечное различіе, какое находится между ними, даетъ уже неоспоримое право предпочесть Перваго послѣднему. Но кромѣ того покорность наша Богу, соединенная съ затрудненіями, общими и для служителей міра, довольно для насъ облегчается понятіемъ о Его превосходствѣ, о Его безконечной къ намъ любви и о Его наконецъ святости. Это такія выгоды и преимущества, которыми обыкновенно утѣшаются въ своемъ повиновеніи вѣрные рабы Божіи, но которыхъ совершенно лишены злополучные рабы міра.

Понятіе о превосходствѣ повелителя облегчаетъ иго повиновенія. Извѣстно, слушатели, что гораздо легче повиноваться тѣмъ, которые рождены для того, чтобы повелѣвать нами; заслуга составляетъ также видъ естественнаго преимущества, которое удобнѣе признать, нежели всякое другое, и лицу, оказавшему заслугу, повинуются почти безъ размьшленія. Но когда тѣ, которыхъ міръ поставляетъ надъ нами властителями, лишены сего преимущества, тогда мы весьма неохотно покоряемся имъ, — тогда чувствуемъ въ себѣ какое-то тайное сопротивленіе, котораго мы не въ силахъ подавить, и смотримъ на это превращеніе естественнаго порядка, какъ на насиліе нашей свободѣ. Такова, къ сожалѣнію, участь рабовъ міра. Не заслуга и даже не порода, но какое-то слѣпое счастіе, покровительство, богатство обыкновенно назначаютъ имъ властителей.

Казалось бы, что этотъ недостатокъ долженъ былъ заставить сильныхъ земли умѣрять свою власть; но напротивъ онъ возбуждаетъ въ нихъ только ревность поддержать ее, какими бы то ни было средствами. Сіи недостойные властители, не надѣясь привлечь и удержать при себѣ нашего уваженія обыкновеннымъ порядкомъ, стараются вынудить оное изъ насъ силою, и вполнѣ заставляютъ насъ чувствовать тяжесть своей власти. Они считаютъ людей совсѣмъ непохожими на себя, и смотрятъ на нихъ, какъ на жертвы, обреченныя для ихъ выгодъ и удовольствій!

Это страшное неравенство состояній кажется для служителей міра слишкомъ жестокимъ: но что если къ сему присоединятся со стороны властвующаго обиды, оскорбленія и притѣсненія? О! тогда повиновеніе для нихъ дѣлается несноснымъ бременемъ. Надобно имъ тогда непрестанно подавлять возникающее чувство самопознанія, заглушить самолюбіе, отказаться оть своихъ понятій, и слѣпо слѣдовать видамъ и склонностямъ своего повелителя; а къ сему они вовсе неспособны.

Тогда нужно бы было прибѣгнуть къ Промыслу, и искать утѣшенія въ Его распоряженіяхъ: но это такое пособіе, которымъ не могутъ воспользоваться служитеди міра. Ихъ владыка не на небѣ, а на землѣ, — не Богъ, а человѣкъ, котораго они видятъ и которому они продали свою свободу.

Однимъ только благочестивымъ свойственно въ сихъ случаяхъ находить для себя утѣшеніе. Будетъ ли поручена власть надъ ними людямъ достойнымъ или недостойнымъ; злоупотребляютъ ли сіи послѣдніе своею властію, или пользуются ею умѣренно: рабы Божіи охотно и благодушно покорствуютъ; ибо знаютъ, что они повинуются въ лицѣ ихъ видимыхъ владыкъ — Богу, поставившему ихъ, — Богу, въ достоинствѣ Коего нисколько не сомнѣваются. Они знаютъ, что одинъ только Богъ достоинъ сей великой жертвы, какова наша свобода, и, можно сказать, что Онъ только одинъ совершенно заслуживаетъ эту жертву, такъ что если человѣку необходимо быть въ зависимости, то конечно всего славнѣе жить въ зависимости отъ Бога.

Будучи Владыкою вселенныя, Онъ имѣетъ надъ всѣми тварями существенную и столь неотъемлемую власть, что если бы возможно было хотя на одно мгновеніе лишить Его этой власти, то Онъ пересталъ бы быть Богомъ. Онъ есть Существо столь необходимое, что никогда не было времени, въ которое бы Онъ могъ не быть; слѣдовательно и въ семъ отношеніи Онъ выше всѣхъ владыкъ земныхъ, коихъ бытіе — совершенно произвольное, имѣющее въ основаніи своемъ прахъ и ничтожество, изъ которыхъ они воззваны; Существо столь неизмѣняемое, что среди всѣхъ превратностей міра, среди паденій и возвышеній царствъ и народовъ, среди побѣдъ и пораженій, среди разрушеній и возстановленій, Онъ всегда остается одинаково великимъ. Ты же тойжде еси, взываетъ къ Нему Псалмопѣвецъ, и лѣта Твоя не оскудѣютъ (Псал. 101, 28). Онъ не можетъ ни возрастать, ни уменьшаться, ни надѣяться, ни бояться. Его величіе всегда равно самому себѣ, бытіе — вѣчно и неизмѣняемо.

Величіе человѣческое, рано или поздно, необходимо окончится: будучи соединено съ состояніемъ человѣка, оно дѣлается данію смерти. Одному Богу свойственно жить вѣчно. Царю же вѣковъ, единому нетлѣнному или безсмертному Богу честь и слава во вѣки вѣковъ (1 Тим. 1, 17), вѣщаетъ Апостолъ. Это такой Владыка, Коего власть и сила не ограничиваются ни безконечнымъ пространствомъ небесъ, ни неизмѣримымъ протяженіемъ земли. И громъ и молнія, и свѣтъ и тьма, и ночь и день — въ Его состоятъ велѣніяхъ. Твой есть день, и Твоя есть нощь (Псал. 73, 16), исповѣдуетъ предъ Нимъ царь израилевъ. Все, не смотря на человѣка, исполняетъ Его волю. Небеса вращаются въ обширныхъ кругахъ своихъ; времена года слѣдуютъ неизмѣнному порядку своему, — стихіи не выходятъ изъ своей сферы, море возстаетъ и успокоивается по Его велѣнію. Всѣ могущественные обладатели земли не могутъ остановить установленнаго Имъ порядка природы ни на одно мгновеніе. Однимъ словомъ, это есть Владыка, отъ Коего все зависитъ столь необходимо, что вся природа превратилась бы въ первобытный хаосъ, если бы Онъ всемощною своею десницей не поддерживалъ ее надъ бездною ничтожества. Вотъ какому Владыкѣ служатъ души благочестивыя! Теперь можно судить, заслуживаетъ ли Онъ той великой жертвы, какую онѣ совершаютъ Ему, возлагая на олтарь Его свою свободу.

Но Богъ есть не только Владыка величайшій, но и наилучшій изъ всѣхъ владыкъ, — качество весьма способное облегчить иго повиновенія. Сколь бы ни была трудна зависимость, но она дѣлается легкою, коль скоро въ повелителѣ усматриваютъ человѣка внимательнаго, великодушнаго и благодѣтельнаго. Сколь бы ни было велико самолюбіе въ подчиненномъ, онъ не усомнится пожертвовать имъ для своего повелителя, коль скоро замѣчаетъ его къ себѣ любовь и расположеніе.

Но въ семъ-то преимущественно отношеніи и жалка участь рабовъ міра. Они служатъ властителямъ самолюбивымъ, своекорыстнымъ, незаботящимся о выгодахъ рабовъ своихъ. Пожертвуйте имъ вашимъ счастіемъ, вашею кровію, вашею жизнію: они скажутъ вамъ, что вы должны почитать за особенную честь умереть для нихъ; трудитесь для нихъ день и ночь: они не позаботятся даже узнать о семъ, дабы достойно вознаградить васъ; употребите тщательность постояннѣйшую, привязанность упорнѣйшую, желая угодить имъ: они, по странности характера, будутъ принимать ваши дѣйствія съ холодностію и равнодушіемъ. Служите имъ цѣлые годы: одинъ случай, и въ одно мгновеніе, изгладитъ васъ изъ памяти ихъ. Отважьтесь, послѣ долголѣтняго ревностнаго служенія, напомнить имъ о вознагражденіи услугъ вашихъ: вы только увеличите ихъ неблаговоленіе къ себѣ; а если послѣ жестокихъ и тягостныхъ напоминаній и настояній, послѣ униженія отчаяннаго, вы успѣете исходатайствовать себѣ вознагражденіе сіе: то какимъ утомительнымъ ожиданіемъ сопровождается полученіе его, какіе жестокіе упреки совѣсти преслѣдуютъ васъ! И притомъ, долго ли вы будете пользоваться имъ, не должно ли оно кончиться съ жизнію вашею, или еще и гораздо ранѣе?

Но не такъ поступаетъ Богъ, наилучшій и щедролюбивѣйшій изъ всѣхъ владыкъ. Если Онъ требуетъ отъ насъ многаго: то даетъ безконечно больше; если Онъ повелѣваетъ намъ трудиться для своей славы: то Онъ въ тоже время бдительно заботится о нашей славѣ; если Онъ возлагаетъ на рамена наши бремя тяжкое и иго трудное: то Онъ знаетъ и тайну облегчать оное, и облегчаетъ; мы ничего не дѣлаемъ для Него, что бы Онъ не зналъ, и за что бы не вознаградилъ насъ сторицею; угождая Ему, всегда мы можемъ надѣяться отъ Него, и надежда сія никогда не обманываетъ насъ. Его благодать выну готова помогать намъ, любовь — услаждать, а награды вѣчныя и неизмѣнныя — увѣнчать наши заслуги.

Престанемъ убо, возлюбленные братія, преклонять колѣна наши предъ Вааломъ, богомъ студнымъ и неблагодарнымъ; онъ пожираетъ жертвы наши, и не въ сытость, пьетъ кровь нашу, и не въ сладость. Поклонимся паче Господу небесе и земли, и Тому единому послужимъ. Онъ и за малое наше пожертвованіе Ему — великими облагодѣтельствуетъ насъ и въ сей жизни, и въ будущей. Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть III. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 19-25.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0