Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 19 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово въ день Рождества Пресвятыя Богородицы.

Празднуемое нами преславное рождество Божія Матери и по началу своему, и по послѣдствіямъ, безъ сомнѣнія, достойно удивленія. Ибо, кто могъ думать, чтобы неплодство заматорѣвшихъ во днехъ своихъ Іоакима и Анны — въ самой глубокой старости разрѣшилось чадородіемъ? Съ другой стороны, кто могъ представить, чтобы сія новорожденная отрасль изсохшаго корени Іессеева предназначена была Промысломъ — возрасти въ древо великое и благолѣпное, разцвѣсть и принести плоды обильные и благословенные, не для одного Израиля, но и для всего человѣческаго рода? Кто могъ гадать, что сія юная Дѣва удостоится нѣкогда быть Матерію Богочеловѣка и Спасителя всѣхъ человѣковъ?

При всемъ томъ, я менѣе удивляюсь Ея рожденію чудесному, нежели Ея жизни, отъ младенческихъ пеленъ до самого гроба неомраченной ни однимъ порокомъ, ни одною слабостію человѣческою. Самые враги Христовы не осмѣливались оспаривать у Ней сего достоинства. Богъ идѣже хощетъ, побѣждается естества чинъ. Итакъ, если въ чудесномъ рожденіи Пренепорочныя отъ престарѣлыхъ и неплодныхъ родителей я усматриваю сей чинъ естества побѣжденнымъ: то я конечно удивляюсь, но не изнемогаю подъ бременемъ моего удивленія. Ибо, при всей непостижимости сего событія, я постигаю здѣсь дѣйствіе силы Всемогущаго, для Котораго нѣтъ ничего невозможнаго, и Которому ничто не препятствуетъ въ особенныхъ случаяхъ, для особенныхъ цѣлей и намѣреній, — измѣнять естественные уставы, Имъ же Самимъ постановленные. Но когда я слышу, что слабая, по естеству, дщерь Адамова, неизъятая отъ грѣха прирожденнаго, умѣла сохранить себя во всю жизнь непричастною грѣху дѣйствительному: тогда удивленіе мое превышаетъ всякую мѣру, — я полагаю перстъ на уста мои и могу только, въ слѣдъ за Церковію, восклицать: Достойно есть, яко воистинну, блажити Тя Богородицу, присноблаженную и пренепорочную, честнѣйшую Херувимъ, и славнѣйшую безъ сравненія Серафимъ. Но скажутъ: родившись отъ святыхъ родителей, Она получила освященіе еще во чревѣ матернемъ, а бывъ предназначена для высокой цѣли Богорожденія, безъ сомнѣнія, пріяла сіе освященіе въ такой мѣрѣ, какая соотвѣтствовала этой высокой цѣли. Положимъ такъ; но развѣ нельзя было потерять сіе освященіе, въ какой бы мѣрѣ оно ни было, точно также какъ мы теряемъ свое, получаемое нами въ купѣли крещенія, и также не въ скудной мѣрѣ? Ахъ, слушатели! давно и всѣми замѣчено, что труднѣе сохранить благодать освящающую, нежели пріобрѣсть ее. А пресвятая Дѣва по всему была подобный намъ человѣкъ, не исключая даже слабостей и недостатковъ, свойственныхъ полу, и, не смотря на то, Она умѣла сохранить благодать Божію до конца жизни, — умѣла, по святости и чистотѣ своей, стать выше Херувимовъ и Серафимовъ, или что еще важнѣе, умѣла стать выше злобы и ненависти человѣческой, злорѣчивой, подозрительной. Вотъ чтó наиболѣе для меня удивительно, и вотъ на чтó я хочу обратить ваше вниманіе. Пусть примѣръ преблагословенной Дѣвы Маріи научитъ насъ, какъ сохранять дары благодати, обильно и непрерывно намъ сообщаемые въ таинствахъ святой Церкви.

Небесный Учитель, безъ сомнѣнія, имѣлъ причину сказать, что сынове вѣка сего мудрѣйши паче сыновъ свѣта въ родѣ своемъ суть (Лук. 16, 8). Въ самомъ дѣлѣ, если нужно имъ сохранить блага, ими обладаемыя и столь много цѣнимыя; то какихъ для сего предосторожностей не предпринимаютъ они? Они въ этомъ случаѣ обыкновенно двумъ слѣдуютъ правиламъ. Первое состоитъ въ томъ, чтобы сіи блага сокрыть отъ опасности хищенія, а второе, — въ томъ, чтобы непрестанно умножать ихъ. Если, напримѣръ, нужно отдать деньги, то смотрятъ, въ какія руки отдаютъ ихъ, и какихъ только залоговъ въ обезпеченіе вѣрности не требуютъ? И при всемъ томъ все еще боятся потери. А какихъ усилій и стараній не употребляютъ для умноженія оныхъ? Могутъ, говорятъ они, случиться потери непредвидѣнныя; надобно сдѣлать такъ, чтобы сіи потери могли быть вознаграждены; для сего нужно этотъ домъ оцѣнить и застраховать, а этотъ капиталъ положить для приращенія процентами и извлечь изъ того бóльшія выгоды.

Сыны свѣта! Когда мы сдѣлаемся столь же мудрыми, какъ и сыны вѣка сего, чтобы принять подобныя мѣры для сохраненія сокровища благодати, которое мы носимъ, по словамъ Апостола, въ скудельныхъ сосудѣхъ (2 Кор. 4, 7), коихъ ломкость и ненадежность должны заставить насъ непрестанно трепетать за это сокровище? Благочестивые слушатели! есть два способа сохранить благодать: первый, чтобы никогда не подвергать ее опасности потери, а послѣдній, чтобъ непрестанно умножать ее. Тому и другому можетъ научить насъ примѣромъ своимъ преблагословенная Дѣва Марія.

Всѣ отцы Церкви единогласно утверждаютъ, что пресвятая Дѣва, въ продолженіи жизни своей, не допустила ни одного грѣха дѣйствительнаго. Какія же употребляла для сего средства? — Очень обыкновенныя, которыя можно и должно употреблять и каждому изъ насъ. Это есть непрестанное бдѣніе надъ собою и надъ своими поступками. Она всегда жила такъ, какъ будто бы опасалась самой себя. Воспитанная съ самой юности своей во храмѣ, ежедневно упражнявшаяся въ исполненіи высокихъ добродѣтелей, удаленная отъ міра и живущая въ тишинѣ и уединеніи, Она устранила отъ себя все то, чтó суетность и тщеславіе, роскошь и удовольствія, пышность и великолѣпіе міра представляютъ взорамъ нашимъ, дабы поразить и увлечь насъ; и чрезъ это непрестанное стараніе — сохранить безцѣнное сокровище благодати, въ Ней обитающей, Она содѣлалась для всѣхъ насъ примѣромъ, осуждающимъ безразсудность нашу, съ которою мы нерѣдко пускаемся на явныя опасности — потерять святыню, преданную намъ въ купѣли крещенія.

Здѣсь я не могу не скорбѣть о худомъ навыкѣ большей части христіанъ, которые знаютъ свою слабость и, не смотря на то, не хотятъ нисколько наблюдать надъ собою и своими склонностями. Я не говорю уже о тѣхъ невольныхъ опасностяхъ, которыя неразрывно соединены съ растлѣннымъ состояніемъ нашимъ, и которыхъ невозможно избѣжать. Я знаю, что всюду, гдѣ только человѣкъ находится, онъ носитъ сіи опасности въ сердцѣ своемъ, — которыя можно побѣдить, но нельзя избѣжать. Знаю что и Апостолъ и святые жаловались предъ Богомъ на сего опаснѣйшаго врага своего спасенія. Окаяненъ азъ человѣкъ, стеная восклицалъ первый, кто мя избавитъ отъ тѣла смерти сея (Рим. 7, 24)? Я не говорю о сихъ опасностяхъ, неразлучныхъ со всѣми состояніями и званіями людей, властей и подданныхъ, мірянъ и духовныхъ, ведущихъ жизнь брачную и безбрачную; желать избѣжать оныхъ значило бы желать невозможнаго. Но меня ужасаетъ наиболѣе то, что люди, окруженные толикимъ множествомъ враговъ и опасностей, и имѣющіе столько случаевъ избѣжать ихъ, чувствующіе свою слабость и часто побѣждаемые ею, — вмѣсто того, чтобы всѣми возможными средствами защищаться отъ сихъ враговъ и опасностей, — добровольно предаются имъ, сами ищутъ случаевъ потерять благодать, какъ будто бы нечего имъ было и страшиться ни въ себѣ, ни внѣ себя.

Для сей цѣли пускаются въ предпріятія опасныя, заводятъ интриги постыдныя, вступаютъ въ сообщества развращенныя, входятъ въ дружественныя связи съ людьми вольномысленными, занимаются чтеніемъ книгъ соблазнительныхъ, безбоязненно идутъ на зрѣлища безчестныя, занимаются дѣлами и разговорами, возбуждающими страсти, или — праздностію, питающею пороки. И не смотря на то, сіи люди вѣрно считаютъ себя въ безопасности. Еще вопрошаютъ насъ: можно ли назвать преступнымъ такой образъ ихъ жизни; и потомъ, не ожидая отвѣта, сами же успокоиваютъ себя разсужденіями, вполнѣ благопріятными страстямъ ихъ.

Ахъ, христіане, когда дѣло идетъ о сохраненіи вашего имущества и вашего здоровья, нужно ли вамъ указывать на вѣчную потерю того и другаго? Не возмущаетъ ли васъ и малѣйшая опасность таковой потери? Но случаи потерять благодать должны быть для васъ еще ужаснѣе: такъ какъ для того, чтобы потерять ее, довольно и того, чтобы добровольно подвергнуться опасности этой потери. Возможно ли же послѣ сего сомнѣваться въ опасности для васъ, при такомъ образѣ жизни, — вамъ, которые знаете испорченность своего сердца, и, не умѣя защищать правоты и твердости его предъ судомъ собственной совѣсти, столь тщеславно выставляете ту и другую предъ лицемъ міра?

Но — вы въ такомъ возрастѣ и такого характера, что вѣрно не отважитесь на что либо преступное. Кто васъ увѣрилъ въ этомъ, христіане? Одна опасная минута не воспламенитъ ли въ васъ снова нечистаго огня, быть можетъ, не совсѣмъ еще погасшаго? Все, что можетъ льстить страстямъ человѣческимъ, совокуплено въ сихъ собраніяхъ и на сихъ зрѣлищахъ: чувствованія самыя нѣжныя и страстныя возбуждаются здѣсь музыкою и танцами. Всѣ искусства призваны сюда для того только, чтобы воспламенить страсти, которыхъ никакое искусство не можетъ умертвить, — и вы еще думаете, что ни на что преступное не отважитесь? Сколько людей гораздо васъ старшихъ, умнѣйшихъ и разсудительнѣйшихъ вкусили здѣсь смертную отраву, которая на вѣки погубила ихъ! Не грѣшно ли, даже не безразсудно ли изъ одного пустаго удовольствія подвергаться опасности потерять благодать многоцѣнную?

Разсудите сами, слушатели, среди сихъ собраній, въ которыхъ, безъ сомнѣнія, образуется столько преступныхъ мыслей, столько постыдныхъ желаній, столько, можетъ быть, безчестныхъ свиданій, — среди сихъ, говорю, убѣжищъ неправды и беззаконія, какія можно имѣть христіанину невинныя удовольствія? О! нѣтъ, нѣтъ. Здѣсь все и во всемъ одинъ только грѣхъ.

Грѣхъ — въ потерѣ времени: мы жалуемся на недостатокъ времени для исполненія христіанскихъ обязанностей, между тѣмъ какъ это время безразсудно похищаемъ у сихъ занятій священныхъ, у сихъ обязанностей неотложныхъ для удовольствій безпутныхъ, для зрѣлищъ суетныхъ, которыя, если бы во всемъ другомъ были невинны, то по этой одной причинѣ уже слишкомъ преступны.

Грѣхъ — въ худомъ употребленіи своихъ стяжаній: Богъ въ послѣдній день суда покажетъ вамъ, что вы издержками одного дня могли бы восполнить недостатки тысячи несчастныхъ, неимѣющихъ насущнаго хлѣба.

Грѣхъ — въ послѣдствіяхъ, которыя неоспоримо производятъ сіи собранія въ самыхъ невиннѣйшихъ: это суть разсѣянность ума, отчужденіе отъ Бога, холодность къ молитвѣ, отвращеніе отъ благочестивыхъ и назидательныхъ книгъ и любовь къ міру и всему мірскому.

Теперь обратимся къ послѣдней части размышленія нашего. Пресвятая Дѣва Марія всегда старалась умножить благодать Божію: второе средство сохранить оную. Это правило извѣстное въ мірѣ и принятое въ Евангеліи: имущему вездѣ дано будетъ, и преизбудетъ; отъ неимущаго же, и еже мнится имѣя, взято будетъ отъ него (Матѳ. 25, 29). По сей причинѣ, Преблагословенная въ женахъ не довольствовалась тѣмъ, что получила освященіе въ самомъ рожденіи своемъ, но неослабно во всю свою жизнь трудилась надъ пріумноженіемъ сего сокровища. Чтеніе слова Божія и неусыпная молитва были ея неизмѣнными занятіями. Поелику же начало всякой заслуги христіанина есть любовь; то судите, сколь велика должна быть сія любовь въ пресвятой Дѣвѣ, которая всю свою жизнь провела въ непрестанномъ исполненіи высокихъ христіанскихъ добродѣтелей.

Вотъ наилучшее средство сохранить себя въ благодатномъ состояніи и навсегда утвердить себя въ немъ, — то есть, надобно непрестанно восходить на высшую степень любви: ревнуйте же, говоритъ Апостолъ, дарованій бóльшихъ (1 Кор. 12, 31). «Легко», говоритъ одинъ учитель Церкви, «по благодати Божіей возстать, но трудно удержаться; можно въ одну минуту омыться отъ грѣховъ, но въ минуту также можно оскверниться новою нечистотою; страсти остаются во всей своей силѣ; бремя худыхъ навыковъ влечетъ насъ къ злу, нами оставленному; мы не можемъ себя освободить отъ онаго, не пріобрѣтши навыковъ противныхъ, но сихъ навыковъ нельзя пріобрѣсть иначе, какъ чрезъ упражненіе въ добродѣтеляхъ, противныхъ тѣмъ порокамъ, которые хотятъ истребить въ себѣ, — и вотъ чего не знаетъ просвѣщенный вѣкъ нашъ; заниматься симъ онъ почитаетъ униженіемъ для себя».

Мы много имѣемъ прекрасныхъ правилъ и наставленій для добродѣтельной жизни, много избранныхъ мнѣній и книгъ, относящихся къ сему предмету, и наши кабинеты наполнены ими: это похвально. Но какъ исполнять сіи превозносимыя добродѣтели, это почитатаютъ неважнымъ, мелочами, въ которыя не входятъ. Чтó же послѣ сего спасетъ насъ, чтó сохранитъ? Прекрасныя ли сіи правила и избранныя мнѣнія, или постоянное упражненіе въ добродѣтеляхъ христіанскихъ? Святыхъ спасало то, что они не на словахъ, а на самомъ дѣлѣ неуклонно слѣдовали во всемъ по пути заповѣдей Христовыхъ. Люди вѣка сего проводятъ цѣлые годы, не исполнивъ ни одного дѣйствія вѣры, надежды, любви, преданности и смиренія христіанскаго. Блаженна святая простота отцевъ нашихъ, которые не имѣли утонченныхъ понятій о нравственности, но которые съ искреннимъ расположеніемъ духа, при подножіи олтарей Господнихъ, исполняли въ виду народа, не опасаясь подозрѣній въ лицемѣріи, самыя обыкновенныя дѣла вѣры, — которые святыя движенія сердца кроткаго и благочестиваго предпочитали книгамъ, написаннымъ слогомъ возвышеннымъ. Вотъ что, слушатели, сохраняло ихъ въ благодатномъ состояніи, и вотъ какимъ образомъ можете и вы пріобрѣсть и сохранить благодать Божію въ здѣшней жизни, дабы потомъ съ нею блаженствовать вѣчно — въ будущей. Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть III. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 1-9.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0