Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 17 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово во вторую недѣлю Великаго поста (второе).

Вниде Іисусъ паки въ Капернаумъ, и слышано бысть, яко въ дому есть, и абіе собрашася мнози, якоже ктому не вмѣщатися ни при дверехъ: и глаголаше имъ слово (Марк. 2, 1-2).

Капернаумъ, какъ извѣстно всякому, сколько нибудь занимавшемуся Писаніемъ, не отличался особеннымъ благочестіемъ: это былъ городъ приморскій, торговый, богатый, роскошный, населенный разнородными жителями, то есть, природными евреями и иноземными язычниками. Могло ли даже въ такой смѣси разноязычнаго народонаселенія, при такомъ довольствѣ и изобиліи во всемъ, среди такой пышности и великолѣпія, могло ли и сохраниться благочестіе въ надлежащемъ своемъ видѣ и силѣ? Іисусъ Христосъ, конечно не напрасно превознесши его, по его внѣшнему благосостоянію, до небесъ, осудилъ его за нечестіе до ада: и ты Капернауме, иже до небесъ вознесыйся, глаголетъ Онъ, до ада снидеши (Матѳ. 11, 23).

Однакожь посмотрите, какая въ жителяхъ его удивительная ревность, какая жажда къ слушанію слова Божія! Едва небесный Учитель въ другой только разъ появился въ стѣнахъ его, едва только отверзъ уста свои, какъ толпы народа разнаго пола и возраста со всѣхъ сторонъ быстро стеклись къ Нему, и окружили Его съ жаждущимъ слухомъ и отверстымъ сердцемъ, такъ что и домъ, въ которомъ остановился Онъ, и преддверіе даже — не могли вмѣщать всего множества пришедшихъ на Его проповѣдь: вниде Іисусъ паки въ Капернаумъ, повѣствуетъ Евангелистъ, и абіе собрашася къ Нему мнози, якоже ктому не вмѣщатися ни при дверехъ дома, гдѣ Онъ былъ, и глаголаше имъ слово. Много ли найдется и среди христіанскихъ городовъ и весей такихъ, которые могли бы въ любви и ревности своей къ Христову слову, не скажу, превзойти Капернаумъ, но по крайней мѣрѣ поспорить и сравниться съ нимъ? Думаю, немного. А между тѣмъ Капернаумъ, не смотря на то, за преобладающее нечестіе остальныхъ своихъ жителей, по суду Христову, съ высоты внѣшняго своего величія низвергся во адъ. Какая же горькая и безотрадная участь ожидаетъ насъ, братія, столь холодныхъ и невнимательныхъ къ Христову слову!

Посмотрите также, какая искренняя, непритворная, могущественная, никакими препятствіями непобѣждаемая любовь къ ближнему открывается въ капернаумскихъ жителяхъ! Въ то время, какъ въ Іерусалимѣ, при овчей чудодѣйственной купѣли, для одного разслабленнаго, въ теченіи тридцати восьми лѣтъ не нашлось ни одного сострадательнаго человѣка, который бы помогъ ему во время достигнуть купѣли и прежде другихъ погрузиться въ ней, — здѣсь, въ Капернаумѣ, для одного и не столь долголѣтняго, разслабленнаго нашлось сердобольныхъ четыре человѣка, которые, взявъ больнаго и съ одромъ его, принесли его къ исцѣляющему всякъ недугъ и всяку язю въ людехъ Господу Іисусу (Матѳ. 4, 23), и не могши дойти до Него за множествомъ народа, взошли на кровлю дома, гдѣ Онъ находился, и проломавъ оную, спустили предъ Нимъ одръ, на которомъ лежалъ разслабленный: и пріидоша къ Нему, сказуетъ Евангелистъ, носяще разслабленна жилами, носима четырми, и не могущимъ приближитися имъ народа ради, открыша покровъ, идѣже бѣ, и прокопавше свѣсиша одръ, на немже разслабленный лежаше (ст. 3-4).

Сколько было въ этомъ дѣлѣ благотворенія трудовъ и усилій, препятствій и затрудненій, недоумѣній и опасеній, — однакожь ничто не поколебало и не остановило благотворителей, ничто не устрашило и не отвлекло ихъ отъ человѣколюбиваго предпріятія: рѣшившись на доброе дѣло однажды, они не отступили отъ своего намѣренія до тѣхъ поръ, пока не привели его въ исполненіе. Много ли, опять вопрошаю васъ, найдется между нами самими столь же ревностныхъ, столь же постоянныхъ, неутомимыхъ и неустрашимыхъ въ исполненіи обязанностей, требуемыхъ сострадательностію къ страждущимъ ближнимъ нашимъ? Не больше ли окажется такихъ, которые, быть можетъ, и не замѣтили бы несчастнаго сосѣда, безъ движенія рукъ и ногъ лежащаго на одрѣ болѣзни, а другіе, хотя и замѣтили бы и даже рѣшились бы принять участіе въ злополучной судьбѣ его, но при первомъ представившемся къ тому препятствіи, тотчасъ бы отступились отъ него? Еще иные, сдѣлавъ для него кое-что, но не сдѣлавъ всего, и чрезъ то растравивъ раны его больше прежняго, почитали бы себя весь долгъ свой исполнившими, и, переставъ объ немъ болѣе заботиться, стали бы выставлять свой поступокъ на показъ цѣлаго міра? Въ капернаумлянахъ же непримѣтно ничего подобнаго; въ нихъ видны только любовь къ ближнему, искренно ему состраждущая и спѣшащая къ нему на помощь, твердость и постоянство въ сей любви и всеусильное стремленіе къ довершенію добра начатаго. Не стыдно ли же намъ, христіане, въ добродѣтели, по преимуществу христіанской, — такъ что самъ Основатель христіанства ее особенно поставилъ отличительнымъ признакомъ для учениковъ своихъ, сказавъ имъ: о семъ разумѣютъ вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Іоан. 13, 35), — въ этой, говорю, добродѣтели, такъ далеко оставаться позади людей подзаконныхъ?

Посмотрите, наконецъ, какая въ этихъ капернаумлянахъ чистая, твердая и непоколебимая вѣра! Высокое свидѣтельство сей вѣрѣ далъ самъ Начальникъ вѣры и Совершитель Іисусъ, Судія неложный и верховный, своимъ благоволительнымъ взоромъ и вниманіемъ къ ней: видѣвъ же Іисусъ, повѣствуется въ Евангеліи, вѣру ихъ, глагола разслабленному: чадо, отпущаются тебѣ грѣси твои, и потомъ вскорѣ: востани, и возми одръ твой, и ходи (ст. 5. 9). Если капернаумляне сіи были столько счастливы, что Сердцевѣдецъ увидѣлъ вѣру ихъ и по вѣрѣ сотворилъ имъ просимое, исцѣливъ разслабленнаго отъ болѣзни, и въ то же время разрѣшивъ его отъ грѣховъ; то значитъ, что эта вѣра была полная и совершенная: ибо если бы она не была таковою, то Іисусъ Христосъ и не совершилъ бы столь великаго чуда, каково исцѣленіе однимъ словомъ всецѣло разслабленнаго, такъ какъ Онъ дѣйствительно, по свидѣтельству Евангелія, въ самомъ отечественномъ градѣ своемъ не можаше ни единыя силы сотворити — за невѣрствіе жителей его (Марк. 6, 5-6).

Притомъ вѣра есть единственно-способное орудіе, коимъ извлекается чудодѣйственная сила Христова, какъ это между прочимъ видно изъ исторіи исцѣленія жены кровоточивой. Прикоснуся Мнѣ нѣкто, объявляетѣ всенародно Чудотворецъ Христосъ Іисусъ: Азъ бо чухъ силу изшедшую изъ Мене (Лук. 8, 46), отъ которой у несчастной женщины абіе ста токъ крове ея (ст. 44). На повѣрку оказывается, что орудіе, коимъ извлечена была сія цѣлебная сила, даже безъ спроса Цѣлителя, была вѣра кровоточивой: дерзай дщи, сказалъ Онъ ей, послѣ откровенной ея исповѣди, вѣра твоя спасе тя (ст. 48). Вѣрные сыны Церкви новозавѣтной! Не ужели и въ вѣрѣ, которая одна столько украшаетъ и возвышаетъ насъ, захотите уступить предъ собою первенство чадамъ ветхаго Израиля, обладатели благодати и истины — служителямъ сѣней и гаданій?

Вопросъ, конечно, нѣсколько оскорбителенъ и почти неумѣстенъ. Кому изъ насъ, повидимому, можетъ придти въ голову не вѣрить во Христа Господа Бога и Спасителя нашего, или менѣе вѣрить, нежели эти капернаумляне, которые безъ сомнѣнія смотрѣли на Него, и не могли еще смотрѣть иначе, какъ только на человѣка высокой мудрости и необычайной святости, обладавшаго даромъ пророчества и силою творить знаменія и чудеса? Такъ бы подлинно надлежало сему быть; но будемъ, возлюбленные, справедливы, — отвергнемъ хотя на время наше самолюбіе и сравнимъ безпристрастно нашу вѣру съ ихъ вѣрою: что жь оказывается? Вотъ ихъ вѣра чудодѣйствуетъ, вызывая Чудотворца Христа Спасителя на разрѣшеніе грѣховъ, разслабленнаго и на исцѣленіе недуга неизлѣчимаго; а наша вѣра какъ часто бездѣйствуетъ, не имѣя силы уврачевать своего внутренняго разслабленія, остановить, или покрайней мѣрѣ умѣрить порывы страстей, обуздать языкъ, воздержать чрево, укротить похоть, низложить возношеніе ума? Вотъ ихъ вѣра, отъ избытка благодати, не вмѣщаясь въ нихъ однихъ, благотворно проливается и на другихъ, возбуждая въ страждущемъ ближнемъ тотъ же духъ надежды и упованія на Бога жива, возставляющаго немощныхъ и воскрешающаго мертвыхъ (1 Тим. 6, 17; 2 Кор. 1, 9); а наша вѣра, бывъ скудною сама въ себѣ, какъ часто оказывается скудною и недостаточною въ своемъ дѣйствіи и на насъ однихъ, тѣмъ болѣе на другихъ!

И о! если бы только симъ дѣло оканчивалось; если бы наша скудость и въ соприкосновеніи съ другими оставалась только скудостію; но напротивъ, не часто ли случается, что наше маловѣріе отзывается въ другихъ, близкихъ къ намъ, не маловѣріемъ только, но настоящимъ невѣріемъ, которое въ свою чреду производитъ и разсѣеваетъ сѣмена по роду и по подобію своему, въ избыткѣ изумительномъ и ужасающемъ? Вотъ вѣра ихъ обнаруживается любовію къ ближнему, не на словахъ только и не вдалекѣ обѣщающею помощь, но дѣйствительно и немедленно помогающею ему: а наша вѣра такова ли, или покрйней мѣрѣ, всегда ли такова же?

Правда, благотворительность, вообще говоря, нечужда нашему сердцу и особенно нашему племени, а многіе изъ насъ даже преимущественно ею отличаются: мы не забыли еще этой добродѣтели, наслѣдованной отъ предковъ нашихъ; мы не жестоки по природѣ и любимъ помогать, чѣмъ и какъ можемъ. Но сказать ли вамъ, возлюбленные? Въ благотворительности есть одна особенно важная черта, которая должна быть господствующею надъ всѣми прочими, и безъ которой всякая самая обильная и доброхотная благотворительность теряетъ предъ очами Божіими свой вѣсъ и силу, свою цѣну и достоинство. Черта эта есть вѣра во Христа, заповѣдавшаго намъ благотворить нуждающимся въ нашей помощи, благоволившаго назвать ихъ своею меньшею братіею, и въ лицѣ ихъ Себѣ самому пріемлющаго благотвореніе наше (Матѳ. 25, 40): ибо апостолъ Павелъ прямо и рѣшительно говоритъ, что безъ вѣры не возможно угодити Богу (Евр. 11, 1), и что всяко, еже не отъ вѣры, грѣхъ есть (Рим. 14, 23). Вѣра должна возбуждать и управлять, одушевлять и украшать нашу благотворительность: должно благотворить ближнимъ нашимъ не по страсти, не по склонности, не по одному естественному расположенію и даже не по одной врожденной сострадательности къ нимъ, но въ лицѣ ихъ для Христа, о Христѣ и Христу; имя Христово должно быть началомъ, концемъ и вѣнцемъ благотворительности нашей.

Но эту-то высокую черту собственно христіанской благотворительности, которая одна имѣетъ право ожидать себѣ въ день судный праведнаго мздовоздаянія, многіе изъ насъ, къ несчастію, изъ своей благотворительности утратили до такой степени, что имя Христово ни въ устахъ просящихъ нынѣ не слышится, ни въ дѣлѣ дающихъ не показывается. Научившись отъ предковъ нашихъ благотворительности, мы къ сожалѣнію не научились отъ нихъ способу ихъ благотворенія, а къ довершенію бѣдствія, научились отъ мудрецевъ иноземныхъ, если не явно, то тайно пренебрегать и стыдиться имени Христова, то есть, мы сохранили тѣло, а потеряли душу благотворительности. Что же затѣмъ осталось? Мертвая буква, писмя убивающее; а духа животворящаго (2 Кор. 3, 6) — вовсе нѣтъ, или слишкомъ мало. Такъ благотворительность наша выдохлась и умерла, прежде нежели успѣла родиться, или вскорѣ по рожденіи, и добродѣтель чуть чуть не превратилась въ порокъ. Превращеніе жалкое! Но откуда возникло это превращеніе? — Главнымъ образомъ изъ пренебреженія ученія Христова предъ ученіемъ міра.

Пренебреженіе къ ученію Христову въ мірѣ христіанскомъ почти невѣроятно! Однакожь не спѣшите съ заключеніемъ, и всмотритесь въ предметъ внимательнѣе. Капернаумляне, и не бывъ христіанами, спѣшили тысящами слышать слово Христово; отъ чего же это не такъ бываетъ у насъ? — Отъ того, подумаютъ, вѣроятно, если не скажутъ иные, что у насъ нѣтъ такого проповѣдника, какой былъ у нихъ, Проповѣдникъ въ мірѣ единственный, небесный, Божественный, самъ Христосъ Богочеловѣкъ. Правда, такого Проповѣдника у насъ нѣтъ и быть не можетъ; но проповѣдь Его доселѣ еще жива, и не только та самая, которую слышали отъ Него капернаумляне, но и та, которою Онъ въ разное время и въ разныхъ мѣстахъ поучалъ другихъ. Отъ чего же она нынѣ не столько же привлекаетъ къ себѣ насъ, сколько привлекала прежде капернаумлянъ и всѣхъ другихъ подобныхъ имъ? Отъ чего нынѣ охотнѣе берутся за какой нибудь пустословный романъ, — который въ рамѣ занимательныхъ описаній и картинъ блестящихъ выставляя порокъ подъ привлекательною наружностію добродѣтели, обыкновенно вливаетъ тонкій ядъ въ сердца незлобивыхъ, и такимъ образомъ отравляетъ ихъ въ самомъ основаніи, — или за такія мнимо-назидательныя и нравственно-благочестивыя книги, которыя, бывъ написаны людьми, знакомыми съ благочестіемъ только по имени и по наукѣ, а не на самомъ дѣлѣ и опытѣ, представляютъ намъ мечтательную систему благочестія, по своему образцу, а не по образцу, указанному и показанному самимъ Подвигоположникомъ спасенія нашего, Господомъ Іисусомъ, и чрезъ то произведя въ умѣ читателей смѣшеніе понятій истины и лжи, добродѣтели и порока, вносятъ въ сердца ихъ вмѣсто назиданія мятежъ и тревогу, въ совѣсть — смущеніе и безпокойство, а страсти то разнуздываютъ, то снова обуздываютъ, но такими узами, которыя легко и на каждомъ шагу рвутся? Отъ чего, говорю, охотнѣе берутся за такія книги, столь далекія отъ чистой истины и столь чуждыя духу ученія Христова, нежели за Евангеліе, несомнѣнно содержащее глаголы живота вѣчнаго (Іоан. 6, 68), нежели за писанія подлинно святыхъ мужей, имѣвшихъ чувствія обучена долгимъ ученіемъ въ разсужденіе добра же и зла (Евр. 5,14), прошедшихъ опытно весь путь благочестія отъ начала до конца, и самимъ Богомъ сердцевѣдцемъ въ томъ засвидѣтельствованныхъ, свыше данною имъ отъ Него многоразличною благодатію чудотвореній и исцѣленій?

Отвѣта на сіе, кажется, нельзя искать, или но крайней мѣрѣ нельзя найти въ качествѣ проповѣдниковъ: потому что они проповѣдь Христову передаютъ безъ измѣненія; а вѣрно онъ найдется въ сознаніи каждаго изъ такъ разсуждающихъ. Притомъ же проповѣдникъ въ дѣлѣ проповѣди, особенно христіанской есть лице не слишкомъ важное, а великая и существенная важность состоитъ въ самой проповѣди. Первые проповѣдники ученія Христова, непосредственно самимъ небеснымъ Учителемъ избранные, были простые рыбари; однакожь и высокоумная мудрость языческая, не смотря на свое высокомѣріе, послѣ долгаго, правда, состязанія и сопротивленія, наконецъ оцѣнила ихъ проповѣдь, и добровольно покорилась въ послушаніе вѣры (Рим. 1, 5), ими проповѣдуемой. И Апостолъ представляетъ на то уважительную причину: зане, говоритъ онъ, буее Божіе, премудрѣе человѣкъ есть; и немощное Божіе, крѣпчае человѣкъ есть. Сего ради буяя міра избра Богъ, да премудрыя посрамитъ; и немощная міра избра Богъ, да посрамитъ крѣпкая (1 Кор. 1, 25. 27).

Итакъ перестанемъ, возлюбленные, уклонять сердце наше въ словеса, или помышленія лукавствія, во еже непщевати вины о грѣсѣхъ нашихъ (Псал. 140, 4). Поревнуемъ лучше этимъ добрымъ капернаумлянамъ, которыхъ нынѣ чтенное Евангеліе выставляетъ намъ, безъ сомнѣнія не для свѣдѣнія только, но и для подражанія нашего; поревнуемъ имъ и въ ревности ихъ къ слушанію слова Христова, ничѣмъ невоспящаемой и ничѣмъ нестѣсняемой, и въ любви къ ближнимъ нашимъ, никакими препятствіями неостанавливаемой и неудерживаемой, и вся уповающей (1 Кор. 13, 7), и въ ихъ вѣрѣ, на вся благонадежно дерзающей и вся по молитвѣ пріемлющей (Марк. 11, 24). Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть II. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 336-345.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0