Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 16 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово въ недѣлю Сырную (первое).

Нынѣ ближайшее намъ спасеніе, нежели егда вѣровахомъ. Нощь убо прейде, а день приближися. Отложимъ убо дѣла темная, и облечемся во оружіе свѣта. Яко во дни благообразно да ходимъ: не козлогласованіи и піянствы, не любодѣяніи и студодѣяніи, не рвеніемъ и завистію; но облецытеся Господемъ нашимъ Іисусъ Христомъ, и плотоугодія не творите въ похоти (Рим. 13, 11-14).

Это послѣдній предуготовительный къ подвигамъ приближающагося поста урокъ, который св. Церковь преподаетъ намъ устами Апостола; а за симъ она уже приступитъ къ практическому обученію и руководству насъ въ самомъ прохожденіи душеспасительнаго поприща поста. Само впрочемъ собою разумѣется, что Церковь предполагаетъ насъ хорошо изучившими и вѣрно понявшими и усвоившими себѣ ея прежніе уроки; ибо она уже цѣлыя три недѣли продолжаетъ обучать насъ. Иначе она не рѣшилась бы говорить съ нами такимъ возвышеннымъ и глубокознаменательнымъ языкомъ, какимъ говоритъ теперь, повелѣвая намъ разоблачиться отъ повседневной, измаранной, затасканной и обезображенной одежды нашей, и облещися въ новую, благолѣпную и торжественнѣйшую — небеснымъ и торжественнымъ свѣтомъ сіяющую, въ которой намъ нестыдно было бы явиться даже въ сонмѣ Ангеловъ и предъ лицемъ самого Бога, и которая состоитъ между прочимъ въ томъ, чтобы, оставивъ обычныя въ мірѣ козлогласованія и піянства, любодѣянія и студодѣянія, рвеніе и зависть, угожденія плоти не творили въ похоти, и чрезъ то облеклися въ самаго Господа иашею Іисуса Христа.

Не мѣшаетъ однакожь, для бóльшей полноты, ясности и удобопонятности настоящаго урока Церкви, повторить кратко прежніе ея уроки. Подобныя повторенія и для самыхъ тщательныхъ учениковъ бываютъ неизлишни, больше углубляя и утверждая предметъ изученія въ ихъ памяти, какъ это видно изъ слѣдующихъ словъ апостола Павла къ филиппійцамъ: таяжде писати вамъ, мнѣ убо нелѣностно, вамъ же твердо (Флп. 3, 1); а для нерадивыхъ, которыхъ впрочемъ далъ бы Богъ, чтобы между нами вовсе не было, и совершенно необходимы — для пробужденія вниманія, для возобовленія въ памяти забытаго и для уясненія въ сознаніи нехорошо выслушаннаго или недовольно понятаго.

Церковь въ прошедшія три недѣли занималась указаніемъ намъ способовъ, какъ освободиться отъ тройственной похоти, всѣмъ въ мірѣ обладающей и надъ всѣми болѣе или менѣе господствующей, яже есть, по словамъ Апостола и Богослова, похоть плоти, похоть очесъ, и гордость житейская (1 Іоан. 2, 16), или иначе: любостяжательность, обидами ближнихъ питающаяся, славолюбіе, неразлучное съ гордостію, и плотоугодіе или любострастіе, все, что есть въ человѣкѣ и у человѣка наилучшаго и благороднѣйшаго, похищающее, разрушающее или по крайней мѣрѣ оскверняющее.

Первое показала она въ примѣрѣ нѣкоего Закхея, который, бывъ обрадованъ неожиданнымъ снисхожденіемъ къ нему Господа, едва только сказалъ: се полъ имѣнія моего, Господи, дамъ нищимъ, и аще кого чимъ обидѣхъ, возвращу четверицею, какъ тотчасъ услышалъ отъ Него утѣшительное не только для себя, но и для всего дома своего слово спасенія: днесь спасеніе дому сему бысть, зане и сей сынъ Авраамль есть (Лук. 19, 8-9).

Второе она раскрыла, объяснила и утвердила евангельскою притчею о мытарѣ и фарисеѣ, которые, по сказанію небеснаго Учителя, оба въ одно и то же время, въ одну и ту же церковь пришли на молитву, одинъ до того обремененный грѣхами своими, что не хотяше ни очію своею возвести на небо, и, не смѣя приблизиться къ святилищу, остановился при прагѣ церковномъ, и отсюда съ глубокимъ чувствомъ самоуничиженія и горькимъ плачемъ возносилъ смиренную молитву свою: Боже, милостивъ буди мнѣ грѣшнику; а другой до того надменный своею мнимою праведностію, что въ цѣломъ человѣческомъ родѣ не находилъ себѣ подобнаго, и, дерзновенно ставъ предъ самымъ олтаремъ, не поколебался изрещи безумные глаголы: Боже, хвалу Тебѣ воздаю, яко нѣсмь якоже прочіи человѣцы, или якоже сей мытарь (Лук. 18, 13. 11); но вынесли изъ церкви первый оправданіе, а послѣдній осужденіе, — отъ того, что первый прикрылъ свои грѣхи смиреннымъ покаяніемъ, а послѣдній осквернилъ и потерялъ свои добродѣтели тщеславіемъ и гордостію.

Наконецъ третіе представила она намъ въ разительномъ образѣ блуднаго сына, котораго своевольная и распутная жизнь съ любодѣйцами довела до состоянія скотоподобнаго, а постъ, хотя и невольный, и раскаяніе искреннее — возвратили любви отеческой съ правомъ на сыновство и наслѣдіе, которыя были утрачены.

Теперь же она, соединивъ всѣ сіи предметы вмѣстѣ, призываетъ насъ въ наступающую недѣлю довершить очистительное приготовленіе къ посту исторженіемъ, такъ сказать, самаго корня сихъ трехъ видовъ преобладающей въ насъ похоти мірской. И для того она напоминаетъ намъ объ обязанности всемѣрно удаляться, во первыхъ, срамныхъ игрищъ и пѣсней, которыя Апостолъ называетъ козлогласованіями, и пьянства, въ немже, по Апостолу, есть блудъ (Ефес. 5, 18), какъ возбуждающихъ, питающихъ и поддерживающихъ похоть плотскуго; во вторыхъ — рвенія, или что тоже, всякихъ споровъ и распрей о превосходствѣ одного предъ другимъ, какъ обыкновенно вытекающихъ изъ славолюбія и гордости житейской, и взаимно ихъ усиливающихъ и продолжающихъ; и въ третьихъ — зависти, какъ начала и источника похоти очесъ, никогда не насыщаемой: ибо око завистливаго, по свидѣтельству Премудраго, не наситится богатства (Еккл. 4, 8). Или иначе и вообще говоря, напоминаетъ объ обязанности не исполнять прихотливыхъ желаній плоти, то есть, ни въ чемъ не поблажать ей, но по возможности во всемъ ограничивать и воздерживать ее, дабы своею тяжестію не подавила и своимъ разливомъ не потопила нашего духа, и безъ того довольно слабаго и немощнаго.

Отсюда видите, возлюбленные, какъ осторожно, какъ мудро и послѣдовательно ведетъ насъ Церковь къ совершенству духовному, не все вдругъ отнимая отъ насъ, — дабы не устрашить и не поколебать нашего малодушія предстоящими подвигами поста, — но постепенно и благовременно пріучая насъ къ понесенію спасительнаго его бремени. Посему-то въ настоящую недѣлю, какъ въ ряду предуготовительныхъ окончательную, уже многое кое-что у плоти нашей снято, но другое для подкрѣпленія и ободренія ея еще оставлено. Отнята пища мясная, но оставлена рыбная и молочная; запрещены непотребныя пѣсни и студныя зрѣлища, равно какъ пресыщеніе и пьянство, но удовольствія скромныя и наслажденія умѣренныя еще дозволены. Съ половины недѣли допущены даже и нѣкоторые, какбы въ видѣ опыта, начатки поста, какъ-то земные поклоны и особенный не столь торжественный видъ богослуженія, но въ такой малой мѣрѣ, что и самые лѣнивые и немощные, если бы только захотѣли быть и искренними и безпристрастными, не могли бы конечно пожаловаться на обремененіе. Словомъ, Церковь съ своей стороны все сдѣлала для насъ, чтобы только будущіе подвиги поста сдѣлать для насъ доступными, и удобными, и спасительными.

Теперь остается только спросить намъ самихъ себя: все ли сдѣлали или дѣлаемъ мы съ своей стороны, чтобы оправдать ея матернія о насъ попеченія и воспользоваться ея святыми уроками? Вѣрно ли слѣдуемъ ея указанію? Охотно ли пріемлемъ ея руководство? Спѣшимъ ли исполнить ея завѣтъ и увѣщаніе въ точности? — Къ стыду и несчастію нашему, намъ должно сознаться, что мы, если не всѣ, то по крайней мѣрѣ бóльшая часть изъ насъ, поступаемъ совершенно противоположно ея мудрымъ и вдохновеннымъ свыше распоряженіямъ.

Время окончательнаго приготовленія къ посту въ рукахъ нашихъ сдѣлалось для насъ временемъ окончательнаго разстройства душевнаго и тѣлеснаго. Злобный князь тьмы, непрестанно и всюду посредѣ насъ и вокругъ насъ ходящій, искій кого поглотити (1 Петр. 5, 8), въ это особенно время уловляетъ насъ въ свои сѣти. И, Боже мой! Чего мы не дѣлаемъ, по его внушенію коварному и своему злому произволенію, чтобы тѣмъ удобнѣе сдѣлаться его добычею и тѣмъ вѣрнѣе погубить себя? Въ иное время порокъ, по крайней мѣрѣ стыдится самого себя и старается укрыться отъ взоровъ людскихъ въ своихъ мрачныхъ убѣжищахъ; теперь же онъ увольняетъ себя отъ этой предосторожности, не находя въ ней надобности, и смѣло съ открытою главою исходитъ на стогны и торжища, и, собирая вокругъ себя толпы народа обезумѣвшаго, предается всѣмъ неистовствамъ, извѣстнымъ только въ мірѣ языческомъ, но которыхъ и одного имени должно бы было стыдиться племя христіанское. Врываясь же въ домы, не менѣе онъ также подъ кровомъ ихъ свирѣпствуетъ, внося въ оные безумные смѣхи и клики, игры и пляски, празднословіе и срамословіе, объяденіе и піянство, и многая иная симъ подобная, о нихъ же срамно есть и глаголати (Ефес. 5, 12), и чтó всего страннѣе и жалчѣе, въ это время и самые степенные люди и добрые отцы и матери принуждены бываютъ или почитаютъ себя какбы обязанными — уступить напору страстей и требованіямъ беззаконнаго обычая, называя это закономъ необходимости, приличіемъ свѣта и правилами общежитія.

Можно ли безъ смѣха, — если бы только позволительно было надъ подобными вещами смѣяться, а не плакать, — можно ли, говорю, безъ смѣха и негодованія слушать такія нелѣпыя сужденія людей, въ другомъ отношеніи, достойныхъ уваженія? Какъ! Церковь, яже есть, по Апостолу, столпъ и утвержденіе истины (1 Тим. 3, 15), и которой преслушаніе даже единократное, по свидѣтельству самого Христа Спасителя, подвергаетъ ослушника изверженію изъ сонма избранныхъ Божіихъ: ибо Господь сказалъ о таковомъ: аще и Церковь преслушаетъ, буди тебѣ, якоже язычникъ и мытарь (Матѳ. 18, 17), — эта Церковь предписываетъ вамъ, въ извѣстное время поступать такъ, а не иначе, и вы легко и беззаботно позволяете себѣ, уклоняться отъ ея предписаній, нимало не думая о послѣдствіяхъ, и нисколько не тревожась ими; а когда свѣтъ, покрытый тьмою, даетъ вамъ свои правила, налагаетъ на васъ свои обычаи, вы не смѣете отступить отъ нихъ ни на шагъ, раболѣпно держитесь ихъ даже и тогда, когда они въ матеріальномъ отношеніи становятся для васъ и убыточны, и тягостны! Гдѣ же тутъ разсудокъ? Гдѣ страхъ и совѣсть?

За первое — угрожаетъ вамъ самъ Богъ и Судія геенною: ибо такова судьба отверженныхъ, и вы не боитесь и даже не смущаетесь, но смѣло и упорно идете на перекоръ; а за послѣднее — существо невидимое и неуловимое, именуемое свѣтомъ, лживое по природѣ и непотребное по навыку, непрестанно свой ликъ мѣняющее и рѣдко на себя похожее, готовится осыпать васъ насмѣшками и пересудами, упреками и укоризнами толпы безсмысленной, и вы того пугаетесь, какъ робкія серны, трепещете, какъ осиновый листъ, смиренно преклоняетесь долу и дѣлаете все угодное ему, хотя иногда внутренно сами того гнушаетесь!

Что можетъ быть сего постыднѣе? Возможно ли еще ниспасть глубже, еще болѣе унизиться существу разумному и богоподобному, каковъ человѣкъ? Повиноваться тѣни, и противиться истинѣ? Бояться призрака, и не только не страшиться, но и вступать безразсудно въ борьбу съ грознымь всемогуществомъ, котораго и единаго гнѣвнаго взора не могла бы снести вся вселенная, но, поколебавшись въ своихъ основаніяхъ, низверглась бы въ прахъ! Но да не возглаголютъ уста моя дѣлъ человѣческихъ (Псал. 6, 4).

Други мои, доколѣ мы носимъ на себѣ имя христіанъ, нельзя намъ ненаказанно пренебрегать никакими предписаніями Церкви. Будемъ паче внимать и покорствовать ей. Се она нынѣ гласомъ Апостола призываетъ насъ — отвергнуть дѣла темныя и облещись во всеоружіе свѣта, какъ днемъ, ходить чинно и благообразно, не предаваясь пированіямъ и піянству, сладострастію и распутству, зависти и распрямъ; облещися въ Господа нашего Іисуса Христа, и прихотливыхъ желаній плоти не исполнять. Отзовемся же на гласъ нашей матери единодушнымъ словомъ послушанія. Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть II. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 139-146.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0