Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 12 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Арсеній Москвинъ († 1876 г.)
Слово въ недѣлю святыхъ праотецъ.

Мнози суть звани, мало же избранныхъ (Лук. 14, 24).

Страшно изреченіе сіе, слушатели! но истинно: ибо изрекла оное сама Истина. Много званныхъ на вечерю Божію, но мало избранныхъ: ибо мало внемлющихъ сему призыванію Божію, а еще менѣе — послѣдующихъ ему. Что же такое удерживаетъ людей отъ послѣдованія сему вожделѣнному гласу? Что отторгаетъ ихъ отъ собственнаго ихъ назначенія, истиннаго, совершеннаго — безконечнаго блага?

Спаситель въ чтенномъ нынѣ Евангеліи ясно показалъ сему причины: ибо когда званнымъ на вечерю сказано было: грядите, яко вся уже готова суть, тогда начаша вкупѣ отрицатися вси. Первый рече: село купихъ, и имамъ нужду изыти, и видѣти е: молю тя, имѣй мя отречена. Вотъ гордость житейская, первая причина непокорности гласу Божію. И другій рече: супругъ воловъ купихъ пять, и гряду искусити ихъ; молю тя, имѣй мя отречена. Вотъ похоть очесъ — любостяжаніе, вторая причина удаленія отъ Бога. Третій рече: жену пояхъ, и сего ради не могу пріити. Вотъ похоть плотская — третія причина неповиновенія Богу. Итакъ три сіи причины: гордость житейская, похоть очесъ и похоть плоти, держа людей, какбы въ оковахъ, не попускаютъ имъ пріити на гласъ Божій, и образуютъ собою тотъ широкій путь, который многихъ вводитъ въ пагубу.

Сіи же самыя причины первоначально отторгнули праотцевъ нашихъ отъ Бога, и тлетворнымъ ядомъ своимъ заразили весь родъ человѣческій. Сіи самыя порожденія ехиднова дѣйствуютъ даже донынѣ, поколику сѣмя зміино не совсѣмъ еще истреблено. Сіи же самыя причины, если не будутъ устранены, повлекутъ за собою вѣчное осужденіе и наказаніе для всякаго. Глаголю бо вамъ, говоритъ Спаситель, яко ни единъ тѣхъ мужей званныхъ вкуситъ Моея вечери.

Христіане! Что мы находимся въ числѣ званныхъ, въ томъ нѣтъ никакого сомнѣнія; но достойны ли мы быть въ числѣ избранныхъ? — Глаголъ Божій возвѣщенъ намъ и возвѣщается непрестанно; но внимаемъ ли мы ему, послѣдуемъ ли мы ему, — не касается ли онъ токмо ушей нашихъ, а сердце наше не остается ли при семъ безплодно? Не обдержитъ ли и насъ гордость житейская, похоть очесъ и похоть плотская? Ахъ, слушатели! Не вси сущіи отъ Израиля, сіи Израиль (Рим. 9, 6). Но земля, пившая сходящій на ню множщею дождь, и за всѣмъ тѣмъ износящая тернія и волчецъ, непотребна есть и клятвы близъ, еяже кончина въ пожженіе (Евр. 6, 7). Дабы содѣлаться достойными быть въ числѣ избранныхъ Божіихъ, возлежать на вечери Отца небеснаго въ безконечномъ Его царствіи, надлежитъ гласу и призванію Божію внимать всѣмъ сердцемъ, послѣдовать ему со всею покорностію; надлежитъ очистить себя отъ гордости житейскія, похоти очесъ и похоти плотскія; совершенно — безъ остатка сокрушить сихъ идоловъ, удаляющихъ насъ отъ Бога. Какими же наипаче средствами можно сего достигнуть, разсмотримъ сіе въ слѣдующемъ словѣ.

Первая причина удаленія отъ Бога, какъ мы видѣли, есть гордость. Сколь ужасно сіе преступленіе, оскорбляющее Бога и человѣковъ, видно изъ самаго свойства сего порока. Гордость въ самомъ основаніи своемъ есть расторженіе союза съ Богомъ, отступленіе твари отъ Творца, беззаконное желаніе — сосредоточиться въ самой себѣ, и потому похищеніе славы, единому Богу принадлежащей. Посему нѣтъ ничего ненавистнѣе предъ лицемъ Божіимъ сего гнуснаго порока. Между тѣмъ однакожь справедливо, что онъ сильнѣе всѣхъ другихъ владычествуетъ надъ умомъ и сердцемъ человѣческимъ.

Это происходитъ отъ того, что гордость, скрываясь отъ насъ самихъ, нерѣдко ускользаетъ отъ взора нашего, и такъ иногда утончается, что вмѣшивается въ самыя благочестивыя, по видимому, дѣла. Фарисей въ самомъ храмѣ, предъ лицемъ самого Бога, не стыдится превозносить себя своими дѣлами. Боже! хвалу Тебѣ воздаю, яко нѣсмь, якоже прочіи человѣцы, хищници, неправедницы, прелюбодѣе. — Пощуся два краты въ субботу, десятину даю всего, елико притяжу (Лук. 18, 11-12). Если мы вникнемъ во внутреннія движенія наши; обнажимъ, такъ сказать, самихъ себя предъ самими же собою, раскроемъ самые потаенные изгибы сердецъ нашихъ: тогда усмотримъ, что нѣтъ ни мысли, ни желанія, ни намѣренія собственно человѣческаго, которое не отравлено бы было симъ порокомъ. Вси своихъ си ищутъ, а не яже Іисуса Христа (Флп. 2, 21). Посему, дабы гордость исторгнуть изъ самаго корня, надлежитъ непрестанно размышлять, сколько человѣкъ самъ въ себѣ бѣденъ, и предъ Богомъ ничтоженъ. Слабъ и немощенъ по тѣлу, слѣпъ и обремененъ грѣхами по душѣ, тысячи подверженъ опасностямъ, непрерывнымъ заблужденіямъ, склоненъ ко злу, неспособенъ къ доброму; все, что ни имѣетъ добраго, не есть его собственность, но даръ Божій — бытіе, сохраненіе бытія, сила, здравіе, красота, богатство, каждое дыханіе, и каждое біеніе сердца, не есть человѣческое, но даръ Божій. Собственность человѣка есть одинъ грѣхъ, одно растлѣніе и по душѣ и по тѣлу. Итакъ, чѣмъ же можетъ превозноситься прахъ и пепелъ — ничтожество и беззаконіе?

Страшно, слушатели, и помыслить, когда сей прахъ воздымаетъ главу свою и восхищаетъ славу Божію. Богъ есть ревнитель, и славы своея никому иному не даетъ (Ис. 42, 8). Онъ гордымъ противится, смиреннымъ же даетъ благодать (Іак. 4, 6). И ногама поперется всякій вѣнецъ гордыни, и падется всяка высота человѣча, и вознесется Господь единъ въ день судный (Ис. 28, 3; 2, 17). Блажени нищіи духомъ, яко тѣхъ есть царствіе небесное (Матѳ. 5, 8), вопіетъ вѣчная Истина. Если есть что либо вожделѣнное Богу въ человѣкѣ, то это есть сознаніе человѣкомъ своей бѣдности и ничтожества: одно только смиреніе привлекаетъ на себя взоръ Божій, и открываетъ сосудъ сердца нашего для дѣйствія благодати. Кто не сознаетъ своихъ болѣзней, своихъ ранъ, — не можетъ исцѣлиться; кто ищетъ во всемъ самого себя, тотъ найдетъ себя, но къ своей погибели. Если мы хоть малѣйшее что либо прибавляемъ къ нашему ничтожеству; если хотя единое доброе желаніе выказываемъ, какъ свою собственность: тогда себе прельщаемъ, и истины нѣсть въ насъ (1 Іоан. 1, 8); тогда духъ гордости и самолюбія преобладаетъ нами; тогда мы похищаемъ славу, единому Богу принадлежащую. Не довольни бо есмы и помыслити что либо благое отъ себе, яко отъ себе, но довольство наше отъ Бога (2 Кор. 3, 5). О, человѣкъ! Если бы ты размышлялъ всегда о семъ; если бы, предначертывая въ душѣ своей образъ Искупителя твоего, ты былъ чуждъ гнуснаго порока гордости, — возведи умственный взоръ твой и виждь: — Творецъ всея твари, Тотъ, коего единое слово приводитъ въ бытіе вселенную, самъ Богъ смирилъ Себе, послушливъ былъ даже до смерти (Флп. 2, 8), да сокрушитъ вознесенную твою гордыню, — и ты ли, прахъ и пепелъ, ничтожный и грѣшный, воздымаешь главу твою? Познай же, что всяка плоть яко сѣно, и всяка слава человѣка яко цвѣтъ травный (Ис. 40, 6). Истинная почесть есть — быть другомъ Божіимъ; но Богъ, по слову Его у пророка Исаіи, призираетъ только на кроткаго и молчаливаго (Ис. 66, 2). Итакъ кротость, покорность, смиреніе, уничтоженіе въ себѣ самого себя и преданіе въ волю Божію есть единственное средство къ сокрушенію гордости и соединенію съ Богомъ.

Вторая причина, удаляющая насъ отъ Бога, есть похоть очесъ, или привязанность къ богатству, любостяжаніе. Сколь ненавистенъ сей порокъ предъ Богомъ, это видно также изъ самаго свойства сего порока. Ибо онъ нечто иное есть, какъ въ отношеніи къ Богу идолослуженіе, въ отношеніи же къ ближнимъ — похищеніе и разграбленіе ихъ имѣнія. Посему-то слово Божіе говоритъ: горе лихоимствующымъ лихоиманіе злое дому своему (Авв. 2, 9)! У, лютѣ созидающему градъ кровми (Авв. 2, 12). Пріидите богатіи, плачитеся и рыдайте о лютыхъ скорбехъ вашихъ, грядущихъ на вы! Богатство ваше изгни, и ризы вашя моліе поядоша; злато ваше и сребро изоржавѣ, и ржа ихъ въ послушество на васъ будетъ, и снѣсть плоти вашя, аки огнь, егоже снискасте въ послѣднія дни (Іак. 5, 1-3). Вотъ страшный и вмѣстѣ праведный приговоръ уповающимъ на богатство скоро погибающее, а не на Бога жива (1 Тим. 6, 17)!

Не удивительно, что язычники, неимущіе никакой надежды на небеси, ищутъ благъ на земли; но христіанинъ, который сокровище, жизнь, богатство полагаетъ на небеси, и между тѣмъ прилѣпляется къ землѣ, кому подобенъ? — Подобенъ мужу двоедушному, храмлющему на оба колѣна, который въ самой вѣрѣ христіанской ищетъ самого себя и хочетъ, чтобы вѣра позволяла ему и утопать въ мірскихъ удовольствіяхъ, и спасла бы его въ жизни будущей, а потому совершенно забываетъ, что свѣтъ и тьма, истина и ложь никакъ не совмѣстны, и что всякъ, кто восхощетъ другъ быти міру, врагъ Божій бываетъ (Іак. 4, 4). Поистинѣ таковый совсѣмъ не размышляетъ о томъ, что онъ, воспріемля благая въ животѣ своемъ (Лук. 16, 25), уготовляетъ себѣ вѣчную погибель съ богачемъ евангельскимъ; что рано или поздо потребуютъ его, воздати отвѣтъ о приставленіи домовнѣмъ (Лук. 16, 2); что нынѣ или завтра онъ долженъ, хотябы и не хотѣлъ, разстаться съ тлѣнными своими сокровищами. Истина сія не подвержена сомнѣнію, и кто ее не знаетъ? Между тѣмъ, однакожь многіе живутъ такъ, бы вѣчно хотѣли жить на землѣ. Безумне! въ сію нощь душу твою истяжутъ отъ тебе; а яже уготовалъ еси, кому будутъ? сказалъ Спаситель одному изъ таковыхъ. Однакожь за всѣмъ тѣмъ не престаютъ говорить многіе: душе! имаиш многа блага, лежаща на лѣта многа: почивай, яждь, пій, веселися. О! человѣкъ! Если бы ты помыслилъ, сколь симъ оскорбляешь Бога; если бы ты зналъ, какихъ лишаешься ты благъ за столь суетныя и ничтожныя вещи; если бы ты зналъ всю цѣну и достоинство души твоей; если бы ты зналъ, что цѣлый міръ не доволенъ для насыщенія ея, что ты сотворенъ для любви и наслажденія безконечнымъ, Божественнымъ: по истинѣ ты бы устыдился самого себя, что въ себл, а не въ Бога богатѣешь (Лук. 12, 19-33); что, забывая Творца своего, прилѣпляешь сердце твое къ вещамъ низкимъ и суетнымъ: самый міръ отрекся бы отъ своихъ удовольствій, если бы зналъ сладость жизни духовной, жизни въ Богѣ, единомъ истинномъ и вѣчномъ благѣ.

Христіанинъ! Если ты не напрасно носишь сіе имя, если ты въ самомъ дѣлѣ послѣдователь Христовъ: подражай Ему: ибо Христосъ, богатъ сый, насъ ради обнища, да мы нищетою Его обогатимся (2 Кор. 8, 9); не упускай никогда изъ вида сего спасительнаго примѣра, исполняй духъ твой духомъ Христовымъ: и тогда въ полной мѣрѣ ощутишь, коль благъ Господь, а вкусивши Его, не будешь себѣ скрывать сокровищъ на земли, но на небеси, идѣже животъ твой сокровенъ есть со Христомъ въ Бозѣ (Кол. 3, 3). Прикрывай наготу наготующихъ братій твоихъ, но паче всего не оставляй обнаженнымъ самого Христа Господа, въ таинственныхъ видахъ тѣла и крови предлежащаго во храмахъ своихъ. «Велія добродѣтель», говоритъ святитель Димитрій, Ростовскій чудотворецъ, «нагихъ одѣвати, нищихъ насыщати; коль же неизреченная добродѣтель одѣти самаго Христа Господа. Но речетъ кто: како Одѣвающаго небо облаки, землю травою, и все созданіе Украшающаго одѣти возможно? Сице возможно», отвѣщаетъ онъ: «аще домы во имя Его строящіяся, въ нихъ же самъ Христосъ почиваетъ подъ видомъ хлѣба и вина, видяще обнажены, въ совершеніе ихъ приводимъ или покрываемъ; за сіе дѣло паче прочіихъ воздастъ Господь селеніе вѣчное на небеси» (Соч. св. Димитрія Рост., т. 3, стр. 363).

Третія наконецъ причина удаленія нашего отъ Бога есть похоть плотская. Сколь ненавистенъ сей порокъ Богу всесвятому и чистѣйшему, сего не нужно и доказывать. Слово Божіе людей, предающихся похоти плотской, уподобляетъ свиніямъ и другимъ нечистымъ животнымъ. Въ самомъ дѣлѣ человѣкъ, водимый одною чувственностію, нимало не различествуетъ отъ безсловесныхъ животныхъ, поколику чувственность есть общая человѣку съ животными. Посему, казалось бы одного разсудка довольно для избѣжанія гнуснаго сего порока. Но мы видимъ, что самый здравый разсудокъ нерѣдко помрачается порывами страстей: ибо онѣ такъ глубоко внѣдрились въ насъ, что сдѣлались закономъ, воюющимъ противу ума нашего (Рим. 7, 23), и поколику плоть наша всегда съ нами, никогда не престаетъ вооружаться противу насъ. Посему-то, по словамъ Спасителя, сей родъ ничимже можетъ изыти, токмо молитвою и постомъ (Марк. 9, 29). Бдите и молитеся (Матѳ. 26, 41). Непрестанно молитеся (1 Сол. 5, 17), заповѣдуетъ Спаситель: ибо врагъ нашъ непрестанно воюетъ, непрестанно бдитъ, хотя мы и дремлемъ иногда. Воскриленіе души къ Богу, источнику чистоты и святости, и воздержаніе отъ всего того, что возбуждаетъ плотскія пожеланія, суть единственныя средства, противъ сего порока: молитва очищаетъ и возвышаетъ умъ и сердце, а постъ обуздываетъ страсти.

Но кто употребляетъ сіи средства надлежащимъ образомъ? Не составляетъ ли часто и у многихъ молитва одинъ обрядъ, а постъ одно лицемѣріе? Ахъ, слушатели! Если бы мы чаще размышляли, что тѣлеса наши суть, по Апостолу, храмъ Духа Святаго, живущаго въ насъ (1 Кор. 6, 19); если бы, говорю, размышляли, что сіе тлѣнное должно облещися въ нетлѣніе (1 Кор. 15, 53), что пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага, или зла (2 Кор. 5, 10): по истинѣ бы тогда не царствовалъ грѣхъ въ мертвеннѣмъ тѣлѣ нашемъ (Рим. 6, 12); мы тогда устрашились бы уды Христовы, воспріятые нами во святомъ крещеніи, содѣлать уди блудничи. Вземъ ли убо уди Христовы, съ ужасомъ вопрошаетъ Апостолъ, сотворю уды блудничи? И потомъ отвѣтствуетъ: да не будетъ! Или не вѣсте, продолжаетъ онъ, яко прилѣпляяйся сквернодѣйцѣ, едино тѣло есть съ блудодѣйцею? Бѣгайте блудодѣянія, заключаетъ онъ: куплени бо есте цѣною: прославите убо Бога въ тѣлесѣхъ вашихъ, и душахъ вашихъ, яже суть Божія (1 Кор. 6, 15-20).

Христіанинъ! Ты уже призванъ къ царству благодати, и непрестанно руководствуешься къ царству славы. Если какимъ либо образомъ уклонился ты опять на сторону далече, и тамъ расточилъ дарованія Божіи: пріиди паки на гласъ зовущаго тебя Господа, поспѣши немедленно въ объятія Отца небеснаго, срѣтающаго тебя издалеча, поспѣши, нимало не озираясь вспять: ибо доколѣ ты будешь останавливаться на самомъ себѣ, дотолѣ будешь истаявать гладомъ; доколѣ не сокрушишь гордости твоей смиреніемъ, будешь искать славы и почестей суетныхъ, дотолѣ не можешь взирать на славу Божію; доколѣ будешь уповать на богатство скорогиблющее, дотолѣ не можешь обрѣсти Бога, источника жизни; доколѣ будутъ въ тебѣ царствовать плоть и кровь со страстьми и похотьми, дотолѣ не явится тебѣ Отецъ небесный, не удостоишься ты съ избранными Его возлежать на вѣчной Его вечери.

О! блаженъ рабъ, егоже обрящетъ Господь бдяща въ день онъ (Лук. 12, 37. 43). Аминь.

Источникъ: Собраніе словъ, бесѣдъ и рѣчей Сѵнодальнаго Члена Высокопреосвященнѣйшаго Арсенія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Часть II. — СПб.: Въ типографіи духовнаго журнала «Странникъ», 1874. — С. 1-9.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0