Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - пятница, 22 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Антоній Вадковскій († 1912 г.)
Слово въ Великій пятокъ, произнесенное предъ Плащаницею въ Свято-Троицкомъ соборѣ Александро-Невской лавры въ С.-Петербургѣ, 3 апрѣля 1887 года.

Въ настоящій день мы совершаемъ, братіе, воспоминаніе единственнаго и безпримѣрнаго въ исторіи человѣчества событія, воспоминаніе тайны искупительной за грѣхи людскіе смерти Богочеловѣка. Предъ величіемъ этого таинства мысль человѣческая немощствуетъ и слово изнемогаетъ. И, дѣйствительно, можетъ ли бѣдная, мелкая мысль человѣческая измѣрить всю глубину богатства и премудрости, и благости Божіей (Рим. 11, 33), сказавшихся въ Божественномъ домостроительствѣ о спасеніи нашемъ крестною смертію Сына Божія? И какое слово человѣческое довольно будетъ къ изъясненію этого чуда чудесъ, чуда искупленія нашего кровію непорочнаго и пречистаго Агнца-Христа? Поэтому-то при созерцаніи этого премірнаго таинства душа наша невольно испытываетъ особенный, священный трепетъ. Да и невозможно не испытывать его. Если даже силы небесныя ужасались неизглаголанному долготерпѣнію Божію, зряще Христа, яко прелестника, отъ беззаконныхъ оклеветаема (Стих. на стих. въ Вел. Пят. веч.), если и тварь вся, видя Его на крестѣ висима, измѣняшеся страхомъ, солнце омрачашеся и земли основанія сотрясахуся, ибо вся сострадаху Создавшему вся (Стихира на Госп. воззв. въ Вел. Пят. веч.), то можетъ ли не вострепетать тѣмъ болѣе грѣшная душа человѣческая, будучи сама повинна своей грѣховностію въ вознесеніи Праведника на крестъ, въ умерщвленіи Начальника жизни (Дѣян. 3, 14-15)? Да, братіе, не можетъ она не трепетать и не смущаться, ибо никогда и нигдѣ еще, ни прежде, ни послѣ, не обнаружились такъ явственно, какъ на Голгоѳѣ, неизмѣримая пучина милосердія, любви и благости Божіей, съ одной стороны, и страшно глубокая бездна полнаго нравственнаго растлѣнія, злобы и неблагодарности человѣческой — съ другой.

Но какъ бы мы ни чувствовали себя, братіе, въ своей совѣсти смущенными отъ этого противоположенія дѣлъ Божескихъ и человѣческихъ, изыдемъ мысленно на это великое историческое позорище Голгоѳское и присмотримся къ совершающемуся здѣсь, чтобы проникнуть потомъ по мѣрѣ силъ своею мыслію во внутреннее, искупительное значеніе принесенной здѣсь жертвы. Путеводителями нашими будутъ Слово Божіе и церковныя пѣснопѣнія.

Представимъ же себѣ, братіе, что мы всѣ теперь сами присутствуемъ на Голгоѳѣ. Предъ нами высятся три креста. На одномъ изъ нихъ, посредѣ двою разбойнику, мы зримъ висима превѣчнаго Агнца, Сына Человѣческаго, истерзаннаго, изъязвленнаго, окровавленнаго, измученнаго, всѣми оставленнаго. Какой языкъ человѣческій можетъ изобразить и какая мысль — измѣрить всю неизмѣримость Его мукъ!? Кійждо удъ святыя Твоея плоти, Господи, взываетъ церковная пѣснь, безчестіе насъ ради претерпѣ: глава терніе, лице оплеваніе, ланиты заушенія, уста въ оцтѣ растворенную желчь, ушеса хуленія злочестивая, плещи біенія и рука трость, все тѣло протяженіе на крестѣ, членове гвоздія и ребра копіе (Стих. хвалитн. въ Вел. Пят. утр.). Когда жалкая людская толпа думала, что Христосъ будетъ царемъ земнымъ и устроитъ ихъ земное благополучіе, она съ торжествомъ встрѣчала Его и оглашала воздухъ громкими возгласами привѣтствія: осанна Сыну Давидову, благословенъ грядый во имя Господне! осанна въ вышнихъ (Матѳ. 21, 9)! А теперь, когда Онъ, объявившій Себя вѣчнымъ царемъ духовнаго царства, царства не отъ міра сего (Іоан. 18, 36), находился въ рукахъ враговъ Своихъ и мучителей, Его всѣ оставили, и не просто оставили, но превратились почти всѣ въ враговъ же Его и соединились съ Его мучителями. Оставили Его и собственные даже ученики, кромѣ возлюбленнаго Имъ. Одинъ изъ нихъ продалъ Его за жалкіе сребренники, другой — изъ избраннѣйшихъ — трикраты отрекся отъ Него. Его, зримыя для насъ, мученія начались еще со вчерашняго вечера. Внутренняя скорбь и томленіе духа отъ тяжести подъемлемаго Имъ искупительнаго бремени въ воспринятомъ Имъ подобіи плоти грѣха о грѣсѣ осудить грѣхъ во плоти (Рим. 8, 3) вызвали въ Немъ въ Геѳсиманскомъ саду капли кроваваго пота. Затѣмъ гнусное лобзаніе предателя, отреченіе Петра; цѣлый рядъ душевныхъ и тѣлесныхъ страданій, испытанныхъ Имъ на допросахъ и судѣ у Анны и Каіафы, у Ирода и Пилата: наглое издѣвательство и жестокія поруганія; оплеванія и заушенія, бичеванія и пытки, терновый вѣнецъ и багряница и, наконецъ, скорбный путь со крестомъ до Голгоѳы, — всѣ эти муки довели Божественнаго Страдальца до полнаго изнеможенія. Поэтому Онъ все время на крестѣ безмолвствуетъ, открывая уста Свои только для молитвы за Своихъ мучителей (Лук. 23, 34), для отвѣта благоразумному разбойнику (Лук. 23, 43), для выраженія послѣдней сыновней заботливости о матери (Іоан. 19, 26) и, наконецъ, предсмертнаго возгласа (Матѳ. 27, 46. 50; Марк. 15, 34. 37; Лук. 23, 46; Іоан. 19, 30). Онъ безмолвствуетъ, но за то собравшаяся на это всемірно-историческое позорище толпа неистовствуетъ. Здѣсь слышатся угрожающіе крики и насмѣшливые возгласы, среди нея происходитъ страшный шумъ и необыкновенное смятеніе: мимоходящіи же хуляху Его, покивающе главами своими и глаголюще: разоряяй церковь и треми деньми созидаяй, спасися Самъ, аще Сынъ еси Божій, сниди со креста. Такожде же и архіерее ругающеся съ книжники и старцы и фарисеи, глаголаху: иныя спасе, Себе ли не можетъ спасти? Аще царь Израилевъ есть, да снидетъ нынѣ со креста, и вѣруемъ въ Него. Упова на Бога: да избавитъ нынѣ Его, аще хощетъ Ему: рече бо, яко Божій есмь Сынъ (Матѳ. 27, 39-42). Что же Господь? Онъ, кроткій, смиренный и милосердый, еще до начала всѣхъ этихъ возмутительныхъ ругательствъ, только что пригвожденный ко кресту, зная, что здѣсь злоба человѣческая обнаружится во всей своей отвратительной гнусности, впередъ испрашиваетъ Своимъ мучителямъ прощенія у Отца Небеснаго. Отче, отпусти имъ: не вѣдятъ бо, что творятъ (Лук. 23, 34). Церковныя же пѣснопѣнія еще дополняютъ эту картину, влагая въ уста Господа слѣдующія трогательныя укоризны человѣческой неблагодарности. Людіе Мои, что сотворихъ вамъ, или чимъ вамъ стужихъ? Слѣпцы ваша просвѣтихъ, прокаженныя очистихъ, мужа, суща на одрѣ, возставихъ. Людіе Мои, что сотворихъ вамъ и что Ми воздасте? За манну желчь, за воду оцетъ, за еже любити Мя — ко кресту Мя пригвоздисте (Антиф. 12-й въ Вел. Пят. утр.).

Какое неизмѣримое богатство милости, всепрощенія и любви Божественной и какая бездна жестокости и неблагодарности людской! Здѣсь, на Голгоѳскомъ позорищѣ, злоба человѣческая достигла крайнихъ своихъ предѣловъ, и разрушительныя силы грѣха въ распятіи Господа вынаружились въ такихъ ужасающе нестерпимыхъ размѣрахъ, что страшнаго этого зрѣлища не вынесла вселенная и заколебалась. Дрогнули небо и адъ, солнце и земля. Бѣ же часъ яко шестый, повѣствуютъ евангелисты, и тма бысть по всей земли до часа девятаго. И померче солнце, и завѣса церковная раздрася на двое съ вышняго края до нижняго; и земля потрясеся; и каменіе распадеся; и гроби отверзошася; и многа тѣлеса усопшихъ святыхъ восташа (Лук. 23, 44-45; Матѳ. 27, 51-52). И только такія страшныя знаменія неба и земли остановили, наконецъ, всѣ неистовства грубой толпы, и зрители необыкновеннаго событія, молча, въ великомъ смущеніи, стали расходиться по домамъ. И вси пришедшіи народи на позоръ сей, видяще бывающая, біюще перси своя, возвращахуся (Лук. 23, 48). А сотникъ и бывшая съ нимъ стража исповѣдали въ распятомъ Праведникѣ Сына Божія (Матѳ. 27, 54).

Оставимъ и мы, братіе, мѣсто зрителей на Голгоѳѣ и поразмыслимъ о совершившейся здѣсь тайнѣ. Господь не произнесъ на крестѣ ни одного слова осужденія на Своихъ мучителей, а, напротивъ, молился за нихъ, потому что Онъ пришелъ въ міръ не затѣмъ, чтобы судить людей, но затѣмъ, чтобы спасти ихъ (Іоан. 3, 17). Онъ есть жизнь (Іоан. 11, 25), и вѣруюшій въ Него не погибнетъ, но также имѣетъ жизнь вѣчную (Іоан. 3, 16), потому что получаетъ во Христѣ Іисусѣ законъ духа жизни, освобождающій его отъ закона духа и смерти. Христосъ умеръ на крестѣ не за Себя, но за насъ; грѣховное начало нашей падшей природы, нашъ ветхій человѣкъ былъ съ Нимъ распятъ и былъ виною Его смерти.

Но Христосъ, воскресши изъ мертвыхъ, уже не умираетъ, смерть уже не имѣетъ надъ Нимъ власти. Слѣдовательно, смерть и въ смерти царствовавшій грѣхъ побѣждены Христомъ, и потому уже не имѣютъ болѣе власти, и не надъ Нимъ только однимъ, но и надъ нами, вѣрующими въ Него, ибо и мы спогребаемся Ему крещеніемъ въ смерть, чтобы, умерши со Христомъ для грѣха, съ Нимъ и жить для Бога (Рим. гл. 5-8). Въ этомъ-то освобожденіи отъ власти грѣха и смерти и въ примиреніи съ Богомъ и состоитъ тайна искупленія нашего, совершившагося на Голгоѳѣ. Христосъ Самъ воскресъ и для насъ Онъ есть воскрешеніе и животъ (Іоан. 11, 25), Христосъ живъ и не умираетъ болѣе, значитъ, испраздненъ послѣдній врагъ — смерть (1 Кор. 15, 26). А если бы этого не было, то что же бы это было за искупленіе? Вотъ почему апостолъ и говоритъ съ настойчивостью: аще Христосъ не воста, тще убо проповѣданіе наше, тща же и вѣра ваша (1 Кор. 15, 14).

Но чтобы намъ сдѣлаться дѣйствительными участниками искупленія, мы должны такъ увѣровать въ свое спасеніе, чтобы почитать себя мертвыми для грѣха, живыми же для Бога во Христѣ Іисусѣ Господѣ нашемъ (Рим. 8, 11), должны жить не по плоти, а по духу, потому что «помышленія плотскія суть смерть, а помышленія духовныя — жизнь и миръ» (Рим. 8, 6. 9), — словомъ должны стремиться всѣми силами къ тому, чтобы Духъ Божій жилъ въ насъ, потому что если кто Духа Христова не имѣетъ, тотъ и не Его (Рим. 8, 9). Если же мы безпечно пребываемъ во грѣхахъ, то этимъ опять распинаемъ Господа нашего и уготовляемъ Ему еще горшую Голгоѳу. Если судить по человѣку, то для насъ наитягчайшія страданія приноситъ безпутство тѣхъ дѣтей, которыхъ мы особенно горячо любимъ и на которыхъ больше всего излили своей любви. Но что значитъ наша любовь сравнительно съ безконечною Божественною любовію! И какъ, поэтому, болѣзненны должны быть для Этой Любви раны, наносимыя Ей чрезъ грѣхи нами, искупленными и столько Ею облагодѣтельствованными! Поистинѣ, живя во грѣхахъ, мы уготовляемъ Христу горшую Голгоѳу! Тогдашніе мучители не знали Его; а если бы знали, то, по апостолу, не распяли бы Его, Господа славы (1 Кор. 2, 8), а мы и знаемъ, и все же постоянно грѣхами своими распинаемъ и мучимъ Его!

Вотъ и теперь предлежитъ предъ нами Его страдальческій образъ. Видъ Его, по пророку, безчестенъ, не имѣющій ни славы, ни доброты, умаленъ паче всѣхъ сыновъ человѣческихъ, въ язвѣ и во озлобленіи. Той же язвенъ бысть за грѣха наша и мученъ бысть за беззаконія наша, язвою Его мы исцѣлѣхомъ (Ис. 53, 2-5). Мы будемъ лобызать эти язвы! Но наше лобзаніе можетъ дать намъ и исцѣленіе, но можетъ уподобиться и лобзанію Іудину!... Размысли же о семъ, всякая душа христіанская. Взгляни въ свою совѣсть, воздохни о грѣхахъ своихъ и очисти себя молитвою, чтобы лобзаніе твое послужило для тебя дѣйствительнымъ источникомъ исцѣленія, а не растравило бы еще болѣе твоимъ прикосновеніемъ этихъ язвъ гвоздиныхъ и не привлекло бы на тебя суда Господня!

Пострадавый за ны и отъ страстей свободивый насъ, снизшедый къ намъ человѣколюбіемъ и вознесый насъ, всесильне Спасе, помилуй насъ (Стих. хвал. въ Вел. Пят. утр.). Аминь.

Источникъ: Митрополитъ Антоній. Рѣчи, слова и поученія. — Изданіе третье. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1912. — С. 184-192.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0