Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Антоній Храповицкій († 1936 г.)
Слово на заупокойномъ служеніи по адмиралу Стефану Макарову и православнымъ воинамъ, на брани животъ свой положившимъ, сказанное въ Житомірскомъ каѳедральномъ соборѣ 5 апрѣля 1904 года.

Когда, входя въ какой либо святой храмъ, мы слышимъ заупокойное пѣніе, то бываемъ заранѣе увѣрены, что только нѣсколько человѣкъ, преимущественно женщинъ гдѣ нибудь въ уголкѣ, возносятъ свои скорбныя молитвы въ предстояніи одного священника. И это потому, что усопшихъ поминаютъ только самые близкіе ихъ родные. А если храмъ, вопреки нашему ожиданію, оказывается наполненнымъ значительнымъ количествомъ народа, то навѣрное, среди его мы найдемъ богато убранный гробъ со всѣми признаками высокаго общественнаго или имущественнаго положенія покойника, — но и здѣсь, среди всей нышности погребенія, взглядъ опытнаго наблюдателя быстро замѣтитъ, сколь холодно и неохотно участвуетъ въ печальномъ торжествѣ значительная часть молящихся, и что число ихъ, какъ бы оно ни казалось большимъ, многимъ однако меньше нежели число тѣхъ, которые при жизни умершаго имѣли съ нимъ общеніе.

Только въ очень рѣдкихъ случаяхъ можно видѣть стеченіе въ храмъ богомольцевъ для поминовенія уже погребеннаго человѣка. И тогда знай, что человѣкъ этотъ былъ особенный, — онъ былъ одинъ изъ немногихъ мудрецовъ, исполнявшихъ божественное слово: Не скрывайте себѣ сокровищъ на земли, идѣже червь и тля тлитъ, и идѣже татіе подкапываютъ и крадутъ: скрывайте же себѣ сокровище на небеси, идѣже ни червь, ни тля тлитъ, и идѣже татіе не подкапываютъ, ни крадутъ (Матѳ. 6, 19-20). Завидна жизнь и кончина такого человѣка: онъ живетъ еще и по смерти, тогда какъ богатство и знатность и все прочее, чѣмъ дорожатъ люди, оканчивается вмѣстѣ съ ихъ погребеніемъ, и души ихъ, оставленныя одинокими, оплакиваютъ свое легкомысліе во время земной жизни.

Нынѣ мы тоже совершаемъ заупокойную службу въ этомъ переполненномъ молящимися, обширномъ храмѣ, — но среди его не увидимъ мы пышнаго гроба, ни окружающихъ его суетныхъ отличій знатности и богатства. Напротивъ, тѣ, за которыхъ мы молимся теперь, лишены были даже самаго бѣднѣйшаго гроба.

Да, по мірскому разсужденію кончина самая бѣдственная, такъ какъ и самый послѣдній нищій покидаетъ этотъ міръ, будучи положенъ въ какой нибудь, хотя бы и убогій гробъ, устроенный усердіемъ его присныхъ, а если и тѣхъ у него нѣтъ, то объ этомъ позаботятся блюстители общественнаго порядка; наши же безстрашные воины полегли тѣлами своими на глубинѣ морского дна, придавленные обломками корабля, между которыми пробираются къ ихъ останкамъ морскіе раки и другія страшныя животныя истребители. Итакъ, къ ихъ тѣламъ не прикоснется любящая рука родныхъ или товарищей, но зато смотрите, какую огромную родню пріобрѣли они заочно! Ни глубина моря, ни десятитысячное количество верстъ, отдѣляющее насъ отъ мѣста ихъ кончины, не препятствуютъ намъ считать ихъ для себя столь присными, какъ самыхъ кровныхъ родныхъ, и молиться объ упокоеніи душъ ихъ, не ради соблюденія общественнаго приличія, но отъ всего сердца, о чемъ свидѣтельствуютъ лица ваши, орошенныя слезами, которыя болѣе цѣнны для усопшихъ, чѣмъ всякіе алмазы, украшающіе нышные праздники вельможъ.

И такое же одушевленное чувство, такая же усердная молитва за нихъ въ настоящіе дни наполняютъ сердца всѣхъ русскихъ людей, да и не русскихъ только, но и грековъ, и заграничныхъ славянъ, — словомъ, всѣхъ сыновъ Христовой Церкви, которой далъ Господь дерзновеніе умолять Его благоутробіе за преставшихся братьевъ. Его Пречистыя уста сказали: паки, аминь, глаголю вамъ, яко аще два отъ васъ совѣщаета на земли о всякой вещи, ея же аще просита, будетъ има отъ Отца Моего, Иже на небесѣхъ (Матѳ. 18, 19). Онъ ли не услышитъ умиленныя молитвы милліоновъ, и могутъ ли быть грѣхи, превозмогающіе этотъ могучій молитвенный вопль, отверзающій душамъ умершихъ врата небеснаго рая.

Итакъ, не плачевна, а достоблаженна ихъ кончина въ глубокихъ водахъ холоднаго моря, — ибо если бы они почили мирно каждый въ своемъ домѣ въ старости своей, то остались бы чужды живущимъ, исключая немногихъ родныхъ, иногда неумѣющихъ или даже нежелающихъ молиться, а теперь они — родные для всей молящейся вселенной. И то, что они разстались съ жизнью не отъ руки враговъ, а непосредственно отъ руки Божіей, это обстоятельство, умаляя ихъ суетную славу, умножило сочувствіе къ нимъ живущихъ и увеличило теплоту заупокойныхъ молитвъ за нихъ.

Пусть же скажетъ за нихъ Русская земля, какъ древній Іовъ: Господь даде, Господь отъятъ; яко Господеви изволися, тако бысть; буди имя Господне благословенно во вѣки (Іов. 1, 21).

Сказавъ искренно такое слово, русская земля пойметъ, что, лишившись храбрыхъ сыновъ своихъ, она не оставлена отъ Бога обездоленной: взамѣнъ живыхъ сыновъ своихъ она обогатилась теперь живымъ духомъ взаимнаго общенія. Когда многіе любятъ одного или нѣсколькихъ, то они и другъ другу бываютъ не чужды: даже враги, имѣющіе общихъ друзей, стараются примириться, узнавъ объ этомъ: а въ нынѣшней драгоцѣнной потерѣ, когда разставался уже съ жизнью, и спасся только молитвами присныхъ молодой Царевичъ, и потонули въ водахъ океана знаменитые военачальники, и дѣти вельможъ, и дѣти смиренныхъ земледѣльцевъ, — въ эти дни общей печали и усердной молитвы съ сугубой силой почувствовали свое братство во Христѣ — и Царствующій Домъ, и великіе міра сего, и простой черный народъ. Правда, тяжкими уроками и ударами возстановилъ Господь утраченное единство русской жизни, но видно, что не было другихъ, болѣе мягкихъ средствъ къ достиженію этой высокой цѣли, а потому скажемъ еще разъ отъ лица земли русской: буди имя Господне благословенно во вѣки.

Но повторятъ ли эти слова осиротѣвшія семьи умершихъ? вѣдь между ними есть конечно и такія, которыя жили ихъ помощью, жили надеждой на возвращеніе со службы своихъ бодрыхъ сыновъ... Трудно было бы отвѣтить на такой вопросъ, если бы рѣчь шла не о тебѣ, о народъ нашъ, великій въ своемъ долготерпѣніи, несокрушимый въ покорности божественной волѣ! не о тебѣ, народъ нашъ, взирающій на смерть, какъ на переселеніе въ лучшій міръ, а на жизнь, какъ на приготовленіе къ смерти!

И одиночество и бѣдность перенесетъ русская семья и русская беззащитная вдова-старушка, если она лишилась своей опоры, не за злое дѣло, а за вѣру, Царя и отечество, за борьбу съ нечестивыми язычниками, при молитвенномъ участіи къ ней всего православнаго люда. Да, не ропотъ, не уныніе будетъ испытывать она, когда въ длинное поминаніе ея ко многимъ именамъ безвѣстныхъ тружениковъ, въ терпѣніи воздѣлывавшихъ родную землю, припишется не очень грамотной рукой какой нибудь: «воинъ Іоаннъ утопшій»; а когда это имя будетъ возглашаться священникомъ въ дни поминовенья, то умиленная слеза осиротѣвшей матери будетъ всегда сопровождаться утѣшительною мыслью о томъ, что она принесла на свѣтъ христолюбиваго воина и вѣрнаго слугу Царю русскому.

Гораздо тяжеле перенесутъ нашу потерю тѣ знатныя и вообще просвѣщенныя семьи, у которыхъ въ продолженіи послѣдней войны Господь отнялъ цвѣтущихъ, прекрасныхъ и добрыхъ юношей, едва перешедшихъ изъ отроческаго возраста и подававшихъ родителямъ надежды на блестящіе въ мірскомъ смыслѣ успѣхи. Имъ придется теперь только съ болью сердца уразумѣвать то высокое, христіанское ученіе о жизни и смерти, которому простой народъ наученъ такъ давно. Но минетъ время горькаго наученія, грустная картина окружающей жизни другихъ юношей научитъ ихъ постепенно находить утѣшеніе въ томъ, о чемъ они теперь безутѣшно скорбятъ, — и вотъ, когда младшія, подростающія дѣти, перелистывая семейный альбомъ, будутъ останавливаться на незнакомомъ лицѣ и спрашивать: кто онъ такой? то старшіе родственники будутъ имъ разсказывать объ умершемъ на войнѣ братѣ или дядѣ, какъ о святомъ — съ умиленіемъ и важностью. «Зачѣмъ же онъ уѣзжалъ туда, такъ далеко?» спроситъ подростающій младенецъ: «зачѣмъ онъ не оставался служить здѣсь въ столицѣ? или его туда сослали? такъ за что»? — «Нѣтъ, отвѣтитъ ему мать или бабушка: онъ могъ и здѣсь оставаться и служить среди придворныхъ, но самъ пожелалъ защищать Россію отъ враговъ и теперь онъ предстоитъ Царю Небесному и велитъ тебѣ жить не для своего удовольствія и пользы, а для правды, для защиты ближнихъ и помощи бѣднымъ. Вотъ его письма, которыя онъ намъ писалъ оттуда незадолго до смерти, а вотъ старыя газеты, гдѣ напечатано, какъ во всѣхъ городахъ молились за него и за его товарищей».

Благословенна же та семья, которая можетъ похвалиться самоотверженной смертью своего героя, и такую семью составляютъ не только ближайшіе родственники убитыхъ, но и вся православная Русь, соединенная нынѣ въ одно крѣпкое братство сочувствіемъ къ осиротѣвшимъ семействамъ и молитвой объ усопшихъ воинахъ. Тѣ назиданія, которыя они оставили въ сердцахъ и устахъ матерей къ своимъ младшимъ братьямъ да воспріимутъ въ себя и наши сердца, да начертаютъ они на себѣ божественную заповѣдь — жить не для себя, а для ближнихъ своихъ, любить не себя, а свое отечество, служить не себѣ, а Богу на небѣ и Царю на землѣ.

Въ васъ же, православные воины, здѣсь предстоящіе на молитвѣ, да исчезнетъ послѣдняя тѣнь смертнаго страха, если Царь позоветъ васъ защищать отечество, — а въ васъ, предстоящіе граждане, да сіяетъ свѣтъ русскаго патріотизма и беззавѣтной готовности всѣмъ пожертвовать для родины. Аминь.

Источникъ: Архіепископъ Антоній. Полное собраніе сочиненій. Томъ 4 (съ 1900 по 1906 г.). — Почаевъ: Типографія Почаево-Успенской Лавры, 1906. — С. 86-90.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0