Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 30 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Антоній Храповицкій († 1936 г.)
Слово на день восшествія на престолъ Государя Императора
[1].

Молю прежде всѣхъ творити молитвы, прошенія, моленія, благодаренія за вся человѣки, за царя и за вся, яже во власти суть, да тихое и безмолвное житіе поживемъ во всякомъ благочестіи и чистотѣ (1 Тим. 2, 1-3).

Эти слова Св. Писанія, которыя собрали насъ сегодня на общую молитву за возлюбленнѣйшаго Государя нашего, научаютъ насъ, братіе, той истинѣ, что общественное благоустройство и общенародный, для всѣхъ вожделѣнный миръ находится въ тѣснѣйшей зависимости не отъ одной только гражданской доблести облеченныхъ властью лицъ, но и отъ свойствъ ихъ нравственной, внутренней жизни, отъ ихъ моленій, прошеній, благодареній.

Строй государства языческаго рѣзко раздѣлялъ внутреннюю жизнь каждаго гражданина отъ его общественныхъ обязанностей и вполнѣ довольствовался, если въ этихъ послѣднихъ граждане руководятся началомъ внѣшней видимой законности, нисколько не стараясь о томъ, чтобы различать добро и зло по существу, чтобы воздавать людямъ кромѣ справедливости еще и любовь и состраданіе. Единственнымъ сильнымъ побужденіемъ или точнѣе понужденіемъ къ исполненію своихъ обязанностей всѣми служило тогда начало отвѣтственности или напротивъ поощренія; а естественнымъ послѣдствіемъ такого порядка явилось то, что даже внѣшняя-то справедливость сохранялась лишь постольку, поскольку была связана съ такою отвѣтственностью. Всѣ дѣла государственныя, особенно-же дѣла судебныя, разсматривались правителями не съ той стороны, чтобы усмотрѣть въ нихъ сущую правду или общую пользу, а съ той, какимъ образомъ такое или иное рѣшеніе отзовется на участи, на благополучіи самаго правителя или судіи: похвалитъ-ли его за такое рѣшеніе его начальникъ, понравится-ли оно толпѣ народной, которая тоже имѣла вліяніе на участь государственныхъ лицъ. Интересовались и тѣмъ, чтобы иногда показать въ дѣлахъ свой произволъ и безнаказанность, дабы устрашить всѣхъ силою своей власти; иногда мудрили, чтобы представить себя хитрыми и потому опасными для своихъ враговъ людьми. Однимъ словомъ, сообразно съ устройствомъ всего государственнаго порядка, всѣ правительственныя лица сосредоточивали заботы только надъ собою, только о томъ и старались, чтобы избѣжать отвѣтственности предъ начальствомъ и предъ толпою, чтобы получить отъ того и отъ другой какъ можно больше поощреній, такъ что всѣ ихъ слова и дѣла, предпринимаемыя ими, имѣли только эту себялюбивую цѣль, а ихъ должность и вообще всѣ народныя нужды, къ нимъ обращенныя, являлись только средствомъ для такой цѣли. Подобное положеніе вещей въ противовѣсъ съ порядкомъ жизни христіанской съ поразительною живостью изложено въ книгѣ Дѣяній Апостольскихъ, при описаніи допросовъ Св. Апостола Павла римскими правителями Феликсомъ, Фестомъ и царемъ Агриппой. Всѣ они говорятъ пышныя слова о справедливости, всѣ хвалятся другъ другу своими заботами о благѣ народномъ, о защитѣ угнетенныхъ, а на самомъ дѣлѣ стараются нажить неправедную мзду, угодить толпѣ народной, выслужиться предъ правительствомъ своею ложью и потому оставляютъ въ позорныхъ узахъ того, котораго недостоинъ былъ ни ихъ горделивый, безбожный Римъ, ни даже весь міръ. Клевеща на святаго, и восхваляя другъ друга, они влачили изъ города въ городъ этого свѣтильника вселенной, какъ бы творя судъ во имя законности и справедливости, а на самомъ дѣлѣ повергая самихъ себя вѣчному осужденію, какъ враговъ истины, враговъ Божіихъ.

Мы сказали, что этотъ строй жизни былъ противоположенъ строю христіанскому. Въ какомъ отношеніи? О, эта противоположность поражаетъ насъ на первыхъ же строкахъ повѣствованія Дѣеписателя. Насколько лживы, льстивы и напыщены слова и дѣла римлянъ, настолько прямы и дерзновенны отвѣты и поступки блаженнаго Апостола. Онъ далекъ отъ самой мысли добиться свободы чрезъ подарокъ или льстивое слово, онъ бодро идетъ въ заключеніе неправедное и спокойно пускается въ далекое плаваніе на новый судъ къ нечестивому царю.

Но это все еще не столько поражаетъ насъ, братіе, сколько то слово его, которое начертываетъ онъ послѣ всѣхъ этихъ истязаній къ своему любезному ученику и духовному сыну Тимоѳею: молю прежде всѣхъ творите молитвы, прошенія, моленія, благодаренія за вся человѣки, за царя и за вся, иже во власти суть. Дивное завѣщаешь ты, божественный Павелъ! тамъ нечестіе, а здѣсь молитва, тамъ хищеніе, а здѣсь благодареніе, тамъ лесть, а здѣсь благочестіе и чистота, тамъ завистливая и злостная борьба за власть, за преобладаніе, а здѣсь тихое и безмолвное житіе.

Поистинѣ, не знаемъ, чему болѣе удивляться, высотѣ-ли жизни христіанъ того времени или тому, какъ эта святая жизнь могла умѣщаться въ развращенномъ, безбожномъ царствѣ римскомъ, да притомъ не только умѣщаться, но даже не враждовать противъ послѣдняго, даже пользоваться нѣкоторыми его условіями, чтобы укрѣпляться въ благочестіи и чистотѣ. Это тѣмъ непонятнѣе для насъ, братіе, что мы постоянно оправдываемъ свое нерадивое, нехристіанское отношеніе къ ближнимъ ссылками на житейскую неправду; мы указываемъ со злорадствомъ нѣсколько извѣстныхъ намъ случаевъ, когда боровшіеся за правду и добро дѣятели терпѣли отъ своихъ начальниковъ; мы съ злобною горечью припоминаемъ и такія явленія, когда люди недостойные и нечестные были награждаемы властью и получали высшія полномочія. «Такія явленія должны насъ научить, говоримъ мы обыкновенно, должны научить относиться къ нашему служебному долгу чисто внѣшнимъ образомъ, соблюдая въ немъ лишь внѣшнюю законность, дабы никто не могъ къ намъ придраться и обвинить насъ. Не можемъ мы не руководиться и мыслію объ условной отвѣтственности предъ начальникомъ, взамѣнъ даже дѣйствительной пользы дѣла, потому что всѣ, слишкомъ прямо служившіе истинѣ, наживали только огорченія и служебныя непріятности». Вотъ въ виду такого-то самооправданія мы и вспомнили порядки древняго Рима и подвиги св. Апостола. Пусть и въ наше время остается много неправды въ устроеніи земнаго, гражданскаго общежитія: но вѣдь какъ бы далеко ни заходили мы въ печальной русской привычкѣ клеймить укоризнами очечественные порядки, все-же ни одинъ, сколько-нибудь правдивый и разумный человѣкъ не станетъ опровергать той истины, что строй царства римскаго былъ безъ сравненія грѣховнѣе, порочнѣе, лживѣе всякаго христіанскаго государства. И вотъ смотрите: съ тѣмъ строемъ входитъ въ соприкосновеніе общество святыхъ и святѣйшій Апостолъ; обличаютъ они лживыхъ судей, но повинуются суду; скорбятъ о недостойныхъ правителяхъ, но молятся за всѣхъ, кто во власти, дабы жить безмятежно, благочестиво, чисто.

Изъ этого сопоставленія нельзя не убѣдиться, братіе, въ томъ, что оправдывающіе свое нерадѣніе къ общественному благу ссылкою на неправые порядки прежде всего виноваты сами въ холодности къ участи ближнихъ своихъ и своего отечества; въ этомъ убѣдимся мы еще непоколебимѣе, если присмотримся поближе къ нимъ и вообще къ современнымъ обличителямъ общественнаго строя. Дѣйствительно, пусть бы они такъ извиняли свое равнодушное отношеніе къ дѣламъ служебнымъ, но вѣдь они тѣ-же извиненія приводятъ и въ тѣхъ случаяхъ, когда ихъ призываютъ къ какому-либо доброму начинанію, не касающемуся ни ихъ службы, ни ихъ служебныхъ отношеній. Приводить такія извиненія любятъ и тѣ современные люди, которые совершенно независимы отъ какого-либо казеннаго учрежденія, люди совершенно свободные и по званію своему, и по имущественному состоянію. «Да развѣ можно что-нибудь доброе устроить при нашихъ старинныхъ порядкахъ», кричатъ они, нетерпѣливо отмахиваясь отъ благихъ предпріятій и стараясь воспользоваться случаемъ, чтобы перейти къ трескучимъ толкамъ о нашемъ якобы неблагоустройствѣ.

Не къ нимъ конечно простирается и сіе слово наученія, ибо ихъ никогда и въ храмѣ Божіемъ не бываетъ, да и чувства ихъ настолько чужды всякаго благожелательства, настолько пріучены къ тому только, чтобы возбуждаться раздраженіемъ и осужденіемъ, что, если бы они и прикоснулись къ доброму дѣлу, то развѣ напортили бы только, внеся въ него самолюбіе, ссору, недоброжелательство. Не къ нимъ, братіе, а къ намъ, вѣрнымъ слугамъ престола, сіе предостереженіе. Будемъ помнить, что примѣръ древнихъ христіанъ воспрещаетъ намъ всякое извиненіе своей холодности къ общественному благу ссылками на несовершенство правленія или правителей, отъ коихъ зависимъ мы. Будемъ помнить и то, что лишь тогда можемъ мы подняться на совершенное исполненіе своего долга, взамѣнъ только видимой правоты, если не будемъ раздѣлять жизни служебной отъ жизни внутренней, отъ христіанской совѣсти, исполняя дѣло свое съ молитвами, моленіями и благодареніями, не страшась преслѣдованія за правду, не ища похвалы отъ людей, но хвалясь крестомъ Христовымъ, т. е. радуясь о всякомъ страданіи, переносимымъ за Его правду. Будемъ помнить, что грѣшный человѣкъ, поставленный во главѣ учрежденія или дѣла общественнаго, лишь въ томъ случаѣ можетъ вносить въ жизнь умиротворяющій, тихій свѣтъ состраданія и надежды, если къ внѣшней законности своихъ поступковъ прибавить сердечное, самоотверженное участіе къ тѣмъ, кто отъ него зависитъ, если будетъ работать не надъ бумагами только, но и надъ своимъ нечистымъ сердцемъ, очищая его воздержаніемъ, молитвой и мыслью о будущемъ судѣ, всѣми тѣми средствами, о которыхъ Павелъ говорилъ судьѣ Феликсу, но тотъ пришелъ въ страхъ и отвѣчалъ: теперь пойди, а когда найду время, позову тебя (Дѣян. 24, 25).

Но, если и на все сіе не хватаеть еще у насъ достаточнаго усердія и мужества, то начнемъ хотя-бы съ меньшаго и вспомнимъ, о, вспомнимъ о томъ, что помимо служебной области есть область другихъ общественныхъ отношеній, то тихое и безмолвное житіе, которое было привнесено въ міръ христіанствомъ, какъ царство не отъ міра сего, та область благочестія и чистоты, гдѣ за добрыя дѣла никто не укоритъ и не остановитъ. Вотъ что говоритъ блаженный Апостолъ объ этихъ отношеніяхъ: умоляемъ также васъ, братія, вразумляйте безчинныхъ, утѣшайте малодушныхъ, поддерживайте слабыхъ, будьте долготерпѣливы ко всѣмъ. Смотрите, чтобы кто кому не воздавалъ зломъ за зло, но всегда ищите добра и другъ другу, и всѣмъ. Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о васъ воля Божія во Христѣ Іисусѣ. Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошаго держитесь. Удерживайтесь отъ всякаго рода зла (1 Сол. 5, 14-22).

Видите, сколько даровъ можемъ мы приносить Богу и ближнимъ. Вступимъ въ эту область новыхъ отношеній, Новаго Завѣта. Тогда новую жизнь будемъ мы вносить и въ строй отношеній служебныхъ, тогда къ сегодняшнему благодаренію и моленію за Царя нашего приложимъ и истинную жертву любви къ нему. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено 21 октября 1896 г. въ Казанскомъ Каѳедральномъ соборѣ на литургіи; въ первый разъ было напечатано въ журналѣ «Дѣятель» 1896 г. № 11-й.

Источникъ: Епископъ Антоній. Полное собраніе сочиненій. Томъ 1. — Казань: Типо-литографія   И м п е р а т о р с к а г о   Университета, 1900. — С. 374-379.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0