Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - суббота, 18 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Митр. Антоній Храповицкій († 1936 г.)
Слово въ день Святителя Николая и тезоименитства Государя Императора, произнесенное въ Казанскомъ каѳедральномъ соборѣ 6 декабря 1895 года
[1].

Входяй дверми пастырь есть овцамъ. Сему дверникъ отверзаетъ и овцы гласъ его слышатъ (Іоан. 10, 2-3).

Этими и дальнѣйшими словами Господь нашъ опредѣляетъ свойства не только истиннаго пастыря, но и добрыхъ овецъ, ибо не всѣ овцы слѣдуютъ за добрымъ пастыремъ, какъ и за Христомъ пошли дадеко не всѣ іудеи. Вы не вѣрите, говорилъ имъ Господь: ибо вы не изъ овецъ Моихъ, какъ Я сказалъ вамъ (Іоан. 10, 26). Добрыхъ пастырей Христовыхъ, къ которымъ св. церковь относитъ слова сей притчи, было, и есть, и будетъ очень много, но не много овецъ слѣдовали за большинствомъ изъ нихъ, такъ-что подвигъ пастырскій, подвигъ святителей Божіихъ по большей части былъ подвигомъ сиротства, терпѣнія, изгнанія. Такая участь постигала многихъ великихъ учителей вселенной, замѣняя ихъ кратковременную (при жизни ихъ) славу, напримѣръ, св. Григорія Богослова, Іоанна Златоуста, Максима Исповѣдника, Филиппа Московскаго, Германа Казанскаго. Ихъ современники въ лицѣ знатнѣйшихъ и сильнѣйшихъ были «не отъ овецъ Христовыхъ» и потому не шли за посланными отъ Него пастырями.

Въ нашъ маловѣрный вѣкъ еще неохотнѣе идутъ словесныя овцы къ своимъ пастырямъ, хотя и не святымъ, но все же искренно преданнымъ вѣрѣ евангельской, — осуждая послѣднихъ за присущія человѣкамъ слабости. Не радятъ онѣ и о почитаніи пастырей святыхъ, хотя и усопшихъ, но молитвенно пребывающихъ съ живущими на землѣ. Развѣ только простолюдины, да уцѣломудренныя скорбями женщины и старцы прилѣпляются душою къ памяти святыхъ, а обычный человѣкъ нашего времени почти разорвалъ уже свою духовную связь съ исторіей св. церкви, такъ что и весь мѣсяцесловъ святыхъ, содержавшійся цѣликомъ и безошибочно въ памяти нашихъ предковъ, для сыновъ истекающаго столѣтія теряетъ свое возвышающее значеніе.

Но вотъ настаетъ день Святителя Николая. Какая-то непонятная сила вливаетъ въ сердца жажду молитвы; пустѣющіе храмы съ избыткомъ наполняются богомольцами; всѣ чувствуютъ въ душѣ своей христіанскій праздникъ, т. е. торжество вѣры, любви, примиренія и прощенія. Исчезаетъ обычная сухость настроенія; сынъ западническаго просвѣшенія перестаетъ чуждаться молящагося простолюдина; онъ даже ощущаетъ внутреннее желаніе побыть истинно православнымъ, русскимъ; усваиваетъ въ сей день давно покинутые имъ обычаи отеческаго благочестія: подаетъ бѣдному, поставитъ свѣчу, приложится къ образу, не съ брезгливостью, не съ видомъ снисхожденія, но съ оттѣнкомъ сердечнаго умиленія, смутно чуя, какое величіе любви и святости содержится въ жизни пренебрегаемой имъ церкви. — Что чувствуютъ въ сей день простолюдины, эти постоянные гости Божественной вечери, собираемые Его слугами на распутіяхъ и стогнахъ и халугахъ (Лук. 14, 23)? Вмѣсто отвѣта довольно будетъ предложить вопрошателю стать около иконы Св. Николая въ храмѣ, чтобы видѣть море слезъ и цѣлую бурю молитвенныхъ воздыханій, увидѣть проявленіе той силы, которая хранила и будетъ хранить святую Русь незыбленную въ ея нуждахъ, скорбяхъ, искушеніяхъ и паденіяхъ.

Но почему-же эта сила такъ мощно проявляется въ день Святителя Николая? Почему этотъ угодникъ Христовъ и именно въ русской землѣ прославился паче причастникъ своихъ? Въ чемъ заключается тайна его воздѣйствія даже на маловѣрныя души, сокрушаемыя умиленіемъ предъ его памятью, какъ ледянныя глыбы подъ лучами весенняго солнца? Что это за великій пастырь, которому готовы повиноваться даже тѣ овцы, что не суть отъ двора Христова? Понять эту тайну можно чрезъ разсмотрѣніе свойствъ житія Святителя по сравненію его съ житіями другихъ угодниковъ. То были по большей части мужи скорбей, мужи подвига мученическаго или отшельническаго, или же мученики человѣческой неблагодарности и ненависти. Имъ давно сказалъ Господь, что будутъ они ненавидимы всѣми за имя Его; да и самую память о нихъ Онъ намъ оставилъ для совершенствованія въ терпѣніи, въ крестоношеніи, да и мы толикъ имуще облежащъ насъ облакъ свидѣтелей,... терпѣніемъ да течемъ на предлежащій намъ подвигъ (Евр. 12, 1). Не было чуждо скорбей и житіе Святителя Николая; не было оно исполнено роскоши или веселья; напротивъ исторія сохранила намъ повѣствованіе о его постѣ, бдѣніяхъ, трудахъ и вообще суровомъ образѣ жизни. Но все-же эта жизнь пребывала подвигомъ побѣды; побѣждающая любовь вотъ отличительное свойство сего, исполненнаго чудотвореній, приснопамятнаго житія. Законы природы уступали силѣ его любви; буря морская стихала по его слову; пространственныя ограниченіи исчезли по его желанію, и что всего непонятнѣе — человѣческая ожесточенеость смягчалась подъ вліяніемъ его заочнаго чудодейственнаго внушенія. Однимъ словомъ, всякій подвигъ любви, который принималъ на себя Святитель, приводился къ желаемому завершенію вопреки законамъ общественной жизни и даже самой природы. Очевидно, что Господь, прославляющійся въ скорбяхъ другихъ святыхъ угодниковъ, благоволилъ прославить Себя во святомъ Николаѣ радостью побѣждающей любви. Раскрывая намъ Свой законъ, какъ ученіе креста и лишеній, Господь открываетъ намъ чрезъ сего Святителя, что этотъ путь креста и лишеній, есть въ то-же время путь духовныхъ радостей, путь побѣды, путь торжествующаго братолюбія и прощенія. Премудрое попеченіе Божіе о спасеніи нашемъ не замедлило оправдаться, ибо вотъ всѣ мы видимъ и подтверждаемъ, что это прославленіе побѣды Его во святомъ угодникѣ покорило даже холодныя сердца современниковъ нашихъ и всѣхъ объединило не только въ его прославленіи, но и въ нѣкоторомъ усвоеніи его духа, что особенно цѣнно въ нашъ грѣховный вѣкъ. Во времена прошедшія сердца всѣхъ христіанъ привлекались и къ подвигамъ отшельниковъ и къ мученичеству страстотерпцевъ; нынѣшнимъ христіанамъ эти кресты кажутся слишкомъ суровыми и страшными; лишенные всякой ревности къ Богу, многіе изъ насъ не рѣшаются и приблизиться къ памяти мучениковъ и преподобныхъ. Знаютъ они, что милость и прощеніе обрѣтетъ всякій кающійся, но на самое покаяніе нѣтъ у нихъ рѣшимости, а входить въ храмъ «съ двоящимися мыслями» (Іак. 1, 8), они не дерзаютъ, и потому замыкаются въ собственномъ своемъ ожесточеніи, не надѣясь на побѣду въ себѣ добрыхъ чувствъ надъ злыми. И какъ часто случается, что пренебрежительное кощунство русскаго человѣка надъ вѣрой и молитвой есть лишь прикрытіе глубокаго презрѣнія къ себѣ, къ своему нравственному безсилію, къ своимъ паденіямъ! Пусть спасаются люди подвига и самоотреченія, а мы преданные честолюбію и чувственности, какіе богомольцы? такъ думаютъ о себѣ эти люди. Но вотъ приходитъ сегодняшній день, когда Господь и для нихъ находитъ средство надежды и умиленія, день торжествующаго милосердія. Конечно люди эти, называющіе себя образованными, по большей части и не знаютъ ни житія, ни свойствъ духа Святителя Николая, но видъ торжествующаго народа воскрешаетъ въ ихъ сознаніи цѣлостный обликъ православнаго благочестія, прощающаго, смиреннаго, надѣющагося. Они видятъ, какъ грѣшнѣйшіе изъ сыновъ народа русскаго въ сей день озаряются надеждой, что св. Николай, столь дерзновенный предстатель нашъ у небеснаго престола, не пренебрежетъ и малымъ вздохомъ нашей покаянной молитвы, не отринетъ и скудной милости, приносимой хотя бы и не совсѣмъ чистыми руками. Всякая скудость наша восполняется духовнымъ богатствомъ Святителя, всякая борьба, обращенная къ его помощи, почерпаетъ отъ него силы къ побѣдѣ. Вѣра въ эту побѣду такъ сильно проявляется въ сей день въ сознаніи народномъ, что невольно охватываетъ собою и сыновъ западническаго воспитанія, соединяя ихъ въ общей молитвѣ. Радуются нынѣ сугубо люди благочестивые, проходящіе подвигъ борьбы и поста; утѣшаются скорбные душою меньшіе братья Христовы; ликуютъ вмѣстѣ съ ангелами ревнители славы Его на землѣ, убѣждаясь, что не всегда и не вездѣ святая любовь будетъ встрѣчаема ненавистью, милосердіе покрываться неблагодарностью, неправда торжествовать, порокъ оставаться необличеннымъ. Потому такъ и любятъ русскіе люди икону Святителя Николая съ мечемъ и церковью въ рукахъ, что въ ней изображается ихъ надежда на торжество истины, вѣры, любви и прощенія. Это не торжество силы, не казнь еретиковъ, не избіеніе враговъ, чего всегда домогались латины, но торжество правды прощающей и чрезъ то побѣждающей. Поэтому неправы неразумные ругатели русскаго народа, вышедшіе изъ ложеснъ его, но не бывшіе отъ него (1 Іоан. 2, 19), когда они утверждаютъ, будто русскіе люди понимаютъ вѣру Христову лишь какъ тупое терпѣніе, да ожиданіе загробнаго возмездія, а на настоящую жизнь смотрятъ чрезвычайно мрачно, какъ на царство сплошнаго зла.

Конечно русскіе люди, какъ истинные послѣдователи евангельскаго ученія, чужды тѣхъ неразумныхъ надеждъ своихъ ложно-просвѣшенныхъ руководителей, въ силу которыхъ послѣдніе думаютъ, будто нѣкогда на землѣ будетъ рай, исчезнетъ грѣхъ и останется только счастье и добродѣтель. Справедливо и то, что народъ нашъ, согласно съ дѣйствительностію и словомъ Божіимъ, помнитъ, что міръ лежитъ во злѣ, но онъ знаетъ, что зло, постоянно возникая въ сей жизни, постоянно же бываетъ и побѣждаемо, обличаемо, казнимо. И онъ никогда зла не называетъ добромъ, не поклоняется ему, не хвалитъ его, какъ это часто дѣлаютъ люди образованные; но вѣруя въ увѣнчаніе добра и истины, поклоняется мученикамъ истины Христовой, благоговѣетъ предъ ея крестоносцами, жадно отыскиваетъ добровольныхъ страдальцевъ-подвижниковъ, и утѣшается духовнымъ обликомъ Святителя Николая, вѣруя твердо, что его побѣдоносная мощь призывается въ молитвахъ, и понынѣ является рѣшительницею борьбы добра со зломъ, одолѣвая послѣднее и прославляя первое.

Впрочемъ и помимо этого и прочихъ небесныхъ утѣшеній при видѣ зла, часто торжествующаго въ жизни, народъ русскій имѣетъ утѣшеніе и на землѣ. Окружая благоговѣйнымъ чествованіемъ подвижниковъ и страдальцевъ, а также и носителей благодати Божіей и церковныхъ подномочій, народъ русскій чтитъ и любитъ еще одного человѣка, въ которомъ всегда олицетворяетъ торжествующую правду, торжествующую любовь и милосердіе, соединенное уже не съ нравственною только, но кромѣ того и съ внѣшнею силою и величіемъ. Этотъ человѣкъ есть бѣлый, православный царь, день Ангела котораго мы нынѣ празднуемъ вмѣстѣ съ памятью Святителя Николая. Совпаденіе это поистинѣ знаменательное, ибо какое мѣсто Св. Николай занимаетъ въ духовной жизни народа и общества, такое-же занимаетъ у нихъ представленіе о царѣ русскомъ въ жизни общественной, гражданской — представленіе о милости и правдѣ и ихъ побѣдѣ. Здѣсь опять общество сходится съ народомъ въ единодушіи и единомысліи.

Благодаря Создателю, русскіе государи, являя себя отцами русскаго народа, даже въ нашъ вѣкъ раздвоенія русской жизни; всегда помнятъ о томъ священномъ жребіи торжествующей правды и милосердія; который данъ имъ рукою Промысла, который удѣляется имъ сознаніемъ народа. Когда этотъ вѣнецъ добра и правды 15 лѣтъ тому назадъ соединился со столь драгоцѣннымъ вѣнцомъ мученичества, то любовь народа къ царямъ своимъ достигла еще высшей, дотолѣ небывалой силы. Всякая общественная бѣда или неправда находитъ въ сердцѣ народномъ примирительный откликъ при одной мысли, что если царь узнаетъ объ этомъ, то неправда истребится, и правда снова восторжествуетъ. Усилившееся просвѣщеніе и гражданственность, вопреки надеждамъ республиканцевъ, вопреки растлѣвающему вліянію разныхъ преступныхъ радѣтелей гибели нашего отечества — явились только средствомъ къ большей и большей преданности къ престолу, такъ-что и самыя убогія жилища простолюдиновъ украшаются хоть незатѣйливыми, но глубоко трогательными картинами, изображающими, то царя, то всю царственную семью, то прежнихъ монарховъ, почивающихъ во гробѣ съ иконой на груди.

Новое царствованіе, подобно прежнимъ, спѣшитъ на встрѣчу любви народной и призываетъ знатныхъ бояръ и просто достаточныхъ представителей его идти на помощь къ бѣднымъ труженикамъ. Учреждаемые нынѣ Царемъ и Царицей Дома Трудолюбія, начало которымъ положено было раньше любимѣйшимъ духовнымъ пастыремъ народа, призываютъ и насъ братіе присоединиться къ этому дѣлу правды и любви, дѣлу, которое при правильной постановкѣ будетъ лучшимъ, чѣмъ милостыня отцевъ нашихъ, хотя святая по своимъ побужденіямь, но нерѣдко напрасно питавшая тунеядцевъ. Поистинѣ это будетъ дѣло торжествующей любви, той любви, которою прославился въ народѣ нашемъ Святитель Николай, нынѣ озарившій наши сердца молитвеннымъ умиленіемъ. Это будетъ одно изъ тѣхъ многочисленныхъ дѣлъ, коимъ посвятивъ себя, русскіе образованные и богатые люди могли бы найти себѣ объединительный мостъ съ народомъ, отъ котораго они оторвались, могли бы найти оправданіе своимъ пока еще празднымъ заявленіямъ о томъ, что евангельская вѣра требуетъ не молитвы только, но и дѣлъ любви, — могли бы найти наконецъ миръ и истинное святое счастье, котораго они такъ много и тщетно ищутъ, и которое для нихъ-то именно, одаренныхъ вліяніемъ и богатствомъ, такъ доступно въ дѣлахъ милосердія, соединеннаго съ любовью.

И если слабы наши увѣщанія ихъ къ такому подвигу, то да поможетъ имъ нашъ всеобщій объединитель сердецъ въ любви и вѣрѣ, Святой Николай чудотворецъ, отъ небесныхъ круговъ назирающій наше молитвенное собраніе.

Примѣчаніе:
[1] Сказано въ 1 Казанск. Каѳедр. Соборѣ 6 декабря 1895 г. Въ первый разъ была напечатана въ «Извѣстіяхъ по Казанской Епархіи» 1895 г.

Источникъ: Епископъ Антоній. Полное собраніе сочиненій. Томъ 1. — Казань: Типо-литографія   И м п е р а т о р с к а г о   Университета, 1900. — С. 94-101.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0