Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Архіеп. Анатолій Мартыновскій († 1872 г.)
Слово въ недѣлю предъ Рождествомъ Христовымъ, — святыхъ отецъ.

Вѣрою, зовомъ Авраамъ послуша изыти на мѣсто еже хотяше пріяти въ наслѣдіе, и изыде не вѣдый, камо грядетъ. Вѣрою, пріиде Авраамъ на землю обѣтованія, якоже на чужду, въ кровы вселися со Исаакомъ и Іаковомъ снаслѣдникома обѣтованія тогожде (Евр. 11, 8-9).

Чего сіи люди искали? Чего искалъ этотъ собесѣдникъ Божій — Авраамъ, который, повинуясь Божественному призыванію, оставилъ земное отечество свое, шелъ самъ не зная куда, и, поселившись на землѣ, данной ему въ наслѣдіе самимъ Богомъ, жилъ на ней, какъ на чужой? Чего искалъ сынъ его Исаакъ и внукъ его Іаковъ, этотъ таиственный Богоборецъ? Чего искали они съ такою заботливостію, что и не думали завестись постоянными жилищами, но, переходя съ мѣста на мѣсто, обитали въ подвижныхъ кущахъ, и въ теченіи цѣлой жизни были столь равнодушны къ благамъ міра сего, что не помышляли о другихъ пріобрѣтеніяхъ, какъ только о стяжаніи для себя гроба?

Ветхозавѣтные праведники ожидали съ такимъ томленіемъ исполненія данныхъ имъ Богомъ обѣтованій, взирали на нихъ издали очами столь твердой вѣры, что, называя себя странниками и пришельцами, искали на землѣ единственно небеснаго отечества. Если же съ такимъ усиліемъ искали его ветхозавѣтные праведники, которымъ Богъ только въ прообразованіяхъ и гаданіяхъ указывалъ на блаженство, уготованное въ вѣчности для благоугождающихъ Ему: то мы, коимъ Богъ въ самыхъ событіяхъ открылъ сокровенную отъ вѣчности премудрость своего домостроительства о спасеніи рода человѣческаго, посредствомъ Евангелія возвѣстилъ, сколь богато славное наслѣдіе царства небеснаго для святыхъ, — мы не будемъ ли вѣчно терзаться безплоднымъ раскаяніемъ въ гееннѣ огненной, если не будемъ всеусильно стремиться къ царству небесному?

Желаніе пріобрѣсть столь вожделѣнное благо погасило всѣ другія желанія въ сердцахъ благоугодившихъ Богу, и содѣлало ихъ наслѣдниками небеснаго отечества. О, какъ бы мы были счастливы, если бы могли достигнуть столь высокаго предназначеиія! Для воспламененія въ себѣ сего спасительнаго желанія требуется частое размышленіе о царствіи небесномъ, а для пріобрѣтенія его всеусильное къ нему стремленіе.

Испытывая непостоянство всего окружающаго насъ, и размышляя о скоротечности нашей жизни, мы сами, братія, чувствуемъ и сознаемъ, что настоящая жизнь точно есть родъ нѣкоего странничества на землѣ, — есть какбы скитаніе въ странѣ изгнанія. Это самое Священное Писаніе утверждаетъ со всею рѣшительностію, удостовѣряя, что истинная наша жизнь на небеси (Флп. 2, 20), потому-что и жизнь и блаженство небесное нескончаемы. Но мысль о вѣчности не должна ли понудить насъ благовременно ознакомиться, по-крайней-мѣрѣ, съ тою страною, которая предназначена Богомъ любящимъ Его еще прежде сложенія міра (Матѳ. 25, 34)? Если есть люди, посвящающіе всю жизнь на то, чтобы узнать свойства земнаго шара, и для сей цѣли переплываютъ цѣлые океаны, совершаютъ отдаленнѣйшія путешествія, проникаютъ въ области постояннаго хлада, взбираются на высочайшія горы, роются въ глубочайшихъ пропастяхъ, измѣряютъ пядію и вѣсомъ все, находящееся въ нѣдрахъ и на поверхности земли, не смотря на то, что человѣкъ въ настоящемъ мірѣ не болѣе какъ гость: то не паче ли должно стараться пріобрѣсть познаніе вѣчнаго отечества благоугождающихъ Богу? Не туда ли стремятся и воздыханія нашего сердца, когда оно, томимое изнурительными горестями настоящаго суетнаго міра, часто предпочитаетъ смерть настоящей жизни? Самая любовь къ земному отечеству не есть ли только слабое выраженіе непреодолимаго влеченія къ тому безвѣстному отечеству, къ которому стремиться побуждаетъ насъ неизъяснимое чувство какой-то непонятной тоски, преслѣдующей насъ съ той минуты, въ которую мы въ первый разъ ощутили сознаніе бытія нашего? Не слѣдуетъ ли изъ сего, что пристратіемъ къ суетнымъ благамъ подавлять въ себѣ врожденное влеченіе къ высокому нашему предназначенію — значитъ то-же, что дѣйствовать вопреки нашей природѣ и удаляться отъ вѣчнаго своего блаженства?

Въ чемъ же состоитъ уготованное въ царствіи небесномъ блаженство? Разумъ, при всемъ напряженіи своемъ, не въ состояніи разрѣшить подобнаго вопроса. Самое Откровеніе не сообщаетъ намъ понятія о вѣчной жизни, во всѣхъ отношеніяхъ сообразнаго съ своею дѣйствительностію: потому-что (какъ свидѣтельствуетъ одинъ изъ восхищенныхъ до третьяго неба еще во время земнаго бытія своего) на всѣхъ человѣческихъ языкахъ нѣтъ словъ для сообщенія людямъ точнаго понятія о восхитительности предметовъ, коими исполнены небесныя селенія. Да и можно ли словами, приспособленными къ слуху, составленному изъ плоти и крови, выразить блаженство лицезрѣнія Божія, услажденіе непрестанными пѣснопѣніями Ангеловъ, восхитительное чувство общенія со святыми? По этому, даже при свѣтѣ Откровенія, удобнѣе сказать, чего не заключаетъ въ себѣ небесное отечество, нежели сказать, въ чемъ состоитъ его блаженство. Такъ, въ немъ нѣтъ ни болѣзни, ни глада, ни жажды, ни зноя, ни мраза, ни горести, ни смерти, ни мрака, ни печали, ни скорби, ни воздыханія; но въ немъ царствуетъ вѣчное веселіе, немерцающее сіяніе славы Божіей, ненарушимый миръ, непрерывное ощущеніе блаженства, постоянное сознаніе радостной жизни; словомъ: небесныя селенія преисполнены такими благами, что блага настоящаго міра, въ сравненіи съ вѣчнымъ блаженствомъ, суть то-же, чтó сонныя мечты въ сравненіи съ дѣйствительностію! Размысли о красотѣ видимой природы, совокупи все услаждающее и восхищающее тебя въ одно цѣлое: при всемъ томъ, все, чтó приводитъ въ восторгъ твои чувства, чтó только можешь ты представить въ воображеніи, не въ состояніи сравниться съ восхитительнымъ видомъ тѣхъ благъ, которыя уготовалъ Богъ любящимъ Его (1 Кор. 2, 9). Если бы предъ тобою, хотя на одно мгновеніе открылось царство небесное; если бы ты могъ узнать, въ чемъ состоитъ высокая надежда призыванія Божія, и какъ богато славное наслѣдіе, уготованное для святыхъ (Ефес. 1, 12); если бы ты, посредствомъ молитвенныхъ воздыханій, пріобрѣлъ по-крайней-мѣрѣ мгновенное предощущеніе вѣчнаго блаженства: то бы и ты, подобно праведникамъ, страстостерпцамъ и подвижникамъ, благоугодившимъ Богу своею жизнію, возненавидѣлъ грѣховную жизнь, сдѣлался равнодушнымъ ко всѣмъ благамъ видимаго міра, и согласился бы перенесть всякія напасти, болѣзни и всѣ страданія настоящаго вѣка, только бы не лишиться вѣчнаго блаженства, уготованнаго любящимъ Бога въ небесныхъ селеніяхъ.

Слыша, съ какими усиліями святые Божіи стремились къ небесному отечеству, жаждующій душевнаго спасенія можетъ судить о трудности пути, ведущаго въ царствіе небесное. Такъ, по изреченію самого Спасителя, оно берется силою, и только усильные искатели достигаютъ его (Матѳ. 11, 12). Одинъ изъ нихъ именуетъ небесное отечество горою, вопрошая какбы въ недоумѣніи: кто взыдетъ на гору Господню (Псал. 23, 3)? — потому, безъ-сомнѣнія, что удобнѣе взойти на недоступную вершину высочайшей горы, нежели достигнуть царства небеснаго. Первый шагъ, ведущій къ нему, есть самоотверженіе (Матѳ. 16, 21). Путнику какбы предстоитъ столь тѣсная дверь (Матѳ. 7, 13), что пройти въ нее иначе не возможно, какъ совлекшись ветхаго человѣка (Кол. 3, 10), — отрекшись всего вожделѣннаго для чувственности, всего любимаго сердцемъ до пристрастія. Отъ этого дверь, ведущая въ жизнь вѣчную, для естественнаго человѣка кажется преддверіемъ смерти, въ которомъ неминуемо разстаться съ жизнію, и дѣйствительно должно разстаться съ жизнію грѣховною. А для обремененнаго пристрастіемъ къ богатству, дверь самоотверженія представляется столь тѣсною, что, по-видимому, удобнѣе верблюду пройти сквозь ухо иглы, нежели богатому войти въ царствіе небесное; и дѣйствительно, отъ человѣкъ сіе не возможно, отъ Бога же вся возможна (Матѳ. 19, 24. 26). Посему, жаждущій спасенія, прибѣгни ко Господу, и всѣми силами, какъ испрошенными у Бога, такъ и твоими естественными, устремись въ ущеліе двери, ведущей въ горнее отечество. Если ты прошелъ ее, если ты твердо рѣшился ничего всѣмъ сердцемъ не любить кромѣ Бога, пользоваться міромъ, какбы не пользуясь имъ (1 Кор. 7, 31), — христіанскія обязанности своего званія предпочитать отцу и матери, женѣ и дѣтямъ и всѣмъ земнымъ благамъ (Матѳ. 10, 57): то благодари милосердіе Божіе — ты уже на пути душевнаго спасенія. Но путь твой только начинается. Онъ проложенъ Голгоѳскимъ Крестоносцемъ, который прошелъ по немъ, обремененный грѣхами всего міра. И хотя по слѣдамъ Спасителя прошли тысячи праведниковъ, мучениковъ и подвижниковъ: при всемъ томъ этотъ путь не сдѣлался отъ того ни глаже, ни пространнѣе. На немъ не одинъ тернъ горестей, скорби и разныхъ озлобленій уязвитъ тебя до глубины сердца. Это необходимо для испытанія любви твоей къ Богу; но благодать Христова вскорѣ утѣшитъ тебя и исцѣлитъ душевныя твои язвы. Надобно еще восходить на крутые утесы самыхъ изнурительныхъ подвиговъ, всѣмъ жертвовать своему долгу, переносить съ сею цѣлію всякаго рода лишенія и недостатки, восходить по указанію заповѣдей Божіихъ выше и выше, съ крайнимъ напряженіемъ, даже до истощанія силъ естественныхъ. Мужайся; а встрѣчая частыя преткновенія, не унывай, не отчаявайся въ спасеніи, хотя бы и случилось пасть на пути семъ! Паденія на немъ почти неизбѣжны, доколѣ будетъ въ тебѣ хотя малый остатокъ поврежденія Адамля, чтобы ты не полагался на свои силы, но въ чувствѣ своей немощи постоянно воздыхалъ о ниспосланіи помощи свыше. Падая, немедленно возставай и стремись впередъ, не оглядываясь вспять, чтобы удушливыя испаренія обычаевъ и растлѣнія мірскаго не захватили въ тебѣ дыханія благодатной жизни и не постигла тебя участь жены Лотовой, поразивъ сердце твое ожесточеніемъ въ беззаконіяхъ. Во избѣжаніе сего, опытные подвижники совѣтуютъ, не забывая своего безсилія, забывать прошедшее, забывать всѣ случаи жизни, забывать какъ добродѣтели, такъ и пороки (Флп. 3, 13), — первыя для того, чтобы не возмечтать о мнимыхъ совершенствахъ своихъ, а другіе съ тѣмъ, чтобы воспоминаніе содѣянныхъ грѣховъ не распалило воображенія преступными желаніями.

Но трудность спасительнаго пути возрастаетъ еще отъ встрѣчающихся на немъ искушеній и опасностей. Путника безпрерывно преслѣдуютъ вопли коварнаго міра, который то превозноситъ его подвиги, то будто бы изъявляетъ сожалѣніе объ изнуреніи и лишеніяхъ, то привлекаетъ его къ суетнымъ удовольствіямъ: а самый путь такими окруженъ страшными безднами самопрельщенія, невѣрія, сомнѣній, что оступиться въ одну изъ нихъ, значитъ погибнуть на вѣки. Бодрствуй, и, совершая путь свой съ крайнею осмотрительностію, возводи очи твои на Начальника и Совершителя вѣры, Господа нашего Іисуса Христа, который не допуститъ тебя впасть въ искушеніе, превосходящее твои силы (1 Кор. 10, 13). Не забывай еще, что стремящихся къ царству небесному не оставляетъ въ покоѣ и вѣчный врагъ нашего спасенія. Духъ злобы, то рыкая яко левъ (1 Петр. 5, 8), старается поразить труженика страхомъ, угрожая рѣшительно невозможностію совершить предпринятое теченіе; то, пресмыкаясь подобно змію (2 Кор. 11, 3), не перестаетъ льстить чувственности, обѣщая за исполненіе воли его даровать царствіе міра и полное блаженство (Матѳ. 4, 8). Не бойся его рыканія: сила его разрушена крестомъ Спасителя! Не внимай, не вѣрь его обѣщаніямъ: онъ вѣчная ложь и въ истинѣ не стоитъ (Іоан. 8, 44).

Такъ совершается путь, ведущій въ небесное отечество. Требуются самыя тягостныя усилія для шествія по немъ; но за то безконечно великая награда вѣрно скончавшимъ теченіе свое. Требуются безпрерывные подвиги и изнуренія; но за то жизнь временная вѣнчается жизнію вѣчною. Требуется неутомимое мужество и бдительность; но въ воздаяніе за нихъ уготовано неизреченное блаженство. Пойдемъ, братія, потечемъ, устремимся по пути, ведущему въ царство небесное! Доколѣ будутъ прельщать насъ преогорчевающіе жизнь нашу мнимыя сладости настоящаго міра? Доколѣ испытывать намъ совершенную невозможность найти счастіе въ суетѣ и тлѣніи? Пора уже намъ, пора оставить пространные пути, ведущіе въ вѣчную пагубу!

Господи! даруй намъ благодать обращенія на путь покаянія; возжги въ насъ пламенное желаніе вѣчнаго блаженства, утверди въ благихъ произволеніяхъ, омый насъ слезами сердечнаго сокрушенія, дай силу творить волю Твою, содѣлай и насъ наслѣдниками небеснаго царствія Твоего. Аминь.

Источникъ: Слова и бесѣды Анатолія, Архіепископа Могилевскаго и Мстиславскаго. Часть III: Слова и бесѣды на праздничные и воскресные дни. — СПб.: Въ типографіи П. А. Кулиша, 1859. — С. 513-527.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0