Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 27 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Архіеп. Анатолій Мартыновскій († 1872 г.)
Слова и бесѣды на праздничные и воскресные дни.

Бесѣда въ недѣлю двадцатую по Пятидесятницѣ.

И видѣвъ ю Господь, милосердова о ней, и рече ей: не плачи (Лук. 7, 13).

Извѣстно, что всѣ человѣческія утѣшенія безсильны и ничтожны къ облегченію столь лютой горести, какою терзалась Наинская вдовица, лишившаяся единственнаго сына. А Спаситель такъ-же легко утѣшилъ убитую горемъ матерь, какъ и пробудилъ отъ смертнаго сна умершаго сына ея; сказалъ матери: не плачи, сказалъ сыну ея: востани! И первая совершенно утѣшилась, а второй воскресъ изъ мертвыхъ. Изъ Евангелія не видио особенныхъ побужденій, по которымъ Іисусъ Христосъ оказалъ столь дивное благодѣяніе Наинской вдовицѣ. Конечно, Богъ ниспосылаетъ людямъ щедрые дары свои по одной благости своей; но благость Его всегда соразмѣряется правдою и премудростію. Посему должно заключать, что слезы Наинской вдовицы были проявленіемъ совершенной вѣры въ Бога, полной преданности волѣ Его и внутренней, пламенной молитвы, а вмѣстѣ съ тѣмъ свидѣтельствовали, что умершій сынъ ея, бывъ воспитанъ матерію въ страхѣ Божіемъ, оказывалъ ей полную, сыновнюю почтительность и послушаніе. Юноша строптивый, умершій душею для жизни сообразной съ волею Божіею и вѣчнаго блаженства, безъ сомнѣнія, не удостоился бы воскресенія Спасителемъ къ утѣшенію матери. А сколько такихъ юношей, которые, по своеволію и растлѣнію нравовъ, становятся несчастными на всю жизнь свою, отравляютъ жизнь родителей неутѣшною горестію и составляютъ язву человѣческихъ обществъ! Чѣмъ предотвратить такое горе? Чѣмъ предохранить юношей отъ временной и вѣчной ихъ пагубы? Развитіемъ въ нихъ изъ-дѣтства и сохраненіемъ истинно христіанской жизни. Это долгъ преимущественно матерей. По-крайней-мѣрѣ, ни отъ кого нельзя ожидать такого умѣнія и средствъ, содѣйствующихъ возрастанію и дѣятельности благодатной жизни въ юношахъ, какія истинно христіанская матерь находитъ и почерпаетъ въ материнской любви своей къ дѣтямъ.

Хотя каждый Христіанинъ еще въ купѣли св. крещенія раждается въ жизнь духовную; но какъ въ насъ и послѣ крещенія остается наслѣдованное съ рожденіемъ направленіе къ злу: то для возраста духовной жизни, для образованія возрожденнаго св. крещеніемъ въ новаго человѣка, созданнаго по Богу для вѣчной жизни, необходимо, чтобы въ сердцѣ нашемъ изъ-дѣтства глубоко были насаждаемы сѣмена душевнаго спасенія, или истины Христіанскаго вѣроученія. Посему, хотя воспитаніе и руководство вѣрующихъ въ жизнь вѣчную собственно есть дѣло духовныхъ пастырей, но въ этомъ отношеніи истинно христіанская матерь есть первоначальное орудіе и служительница св. Церкви: ибо и бракъ именуется великою тайною только по отношенію ко Христу и Церкви (Ефес. 5, 32). Въ семъ убѣжденіи истинно христіанская матерь, по принятіи отъ купѣли св. крещенія своего младенца, взираетъ на него, какъ на малую обитель благодати Христовой, которой храненіе и возрастаніе первоначально будетъ зависѣть отъ материнской ревности; взираетъ на младенца, какъ на новаго воина Христова, обученіе коего первымъ пріемамъ христіанскаго ратоборства возлагается на усердіе его матери, — взираетъ, какъ на нѣжное растеніе рая, вручаемое матернему смотрѣнію и заботливости, чтобы ростъ и цвѣтеніе его не увяли отъ зноя страстей и дыханія порока. И, сознавая свой долгъ, истинно христіанская матерь, прежде чѣмъ младенецъ ея начинаетъ понимать окружающіе его предметы, научаетъ его возводить взоръ на небо и св. иконы; прежде чѣмъ станетъ онъ называть роднаго отца и близкихъ къ себѣ, пріучаетъ произносить великое имя Отца небеснаго, Спасителя и пречистой Его Матери: вмѣстѣ съ тѣмъ, какъ учитъ младенца ставить на землѣ шаткія еще ноги, наставляетъ его ходить по стезямъ заповѣдей Божіихъ; прежде чѣмъ станетъ онъ пользоваться своими членами для естественныхъ нуждъ своихъ, научаетъ его слагать руки для молитвы, крестнаго знаменія и подаянія милостыни нищимъ. Не изъ устъ ли младенцевъ, такимъ образомъ воспитываемыхъ, устрояется хвала Господу (Псал. 8, 3)?

Съ возрастомъ младенца благочестивая матерь бодрствуетъ надъ его поведеніемъ. Она первая насаждаетъ въ сердцѣ своего отрока тотъ страхъ Божій, по которому онъ въ-послѣдствіи, какъ величайшаго бѣдствія, боится оскорблять Бога дурными поступками. Сообщивъ ближайшія понятія о всеблагомъ Промыслителѣ вселенныя, христіанская матерь первая побуждаетъ своего сына постоянно возносить мысли и сердце къ Подателю всѣхъ благъ. Подчиняя исподоволь отрока уставамъ св. Церкви, благочестивая матерь пріучаетъ его благодушно переносить по временамъ лишенія пріятной пищи. Устрояя для него къ годичнымъ праздникамъ обновки, вмѣстѣ съ тѣмъ, простыми повѣствованіями о значеніи праздниковъ, сообщаетъ ему начала Христіанскаго вѣроученія; для сей-же цѣли охотнѣе водитъ его въ храмы Божіи, чѣмъ дозволяегъ забавы. Первая пріуготовляетъ его къ принятію св. таинъ Христовыхъ, и, научая его отечественному языку, вмѣстѣ съ тѣмъ учитъ и церковному, повторяя съ нимъ въ опредѣленные часы преподанныя св. Церковію для ежедневнаго употребленія Христіанами молитвы, чтобы насажденныя въ сердцѣ отрока сѣмена благочестія удобнѣе въ-послѣдствіи могли возрасти, бывъ орошаемы ученіемъ пастырей Церкви.

Убѣжденная многими примѣрами, что для человѣка драгоцѣннѣйшее, прочнѣйшее всякихъ сокровищъ, достояніе состоитъ въ благочестіи, Богобоязненная матерь не о томъ заботится, чтобы дѣти ея блистали въ мірѣ талантами, славились обширными свѣдѣніями, умѣли въ свое время нажить богатство; но прилагаетъ всѣ усилія къ тому, чтобы они были цѣломудренными, непорочными, истинными чадами Церкви Христовой; не то имѣетъ въ виду, чтобы дѣти ея заслужили почести, награды, отличія; но, зная, что въ мірѣ все непрочно, непостоянно, — благовременно пріучаетъ дѣтей благодушно переносить скорби, лишенія, нужду, какъ посѣщенія любви Божіей, за все благодарить и прославлять Бога въ душахъ и тѣлахъ своихъ. Посему истинно христіанская матерь не столько радуется, что дѣти ея оказываютъ успѣхи въ наукахъ, сколько тому, что они имѣютъ должныя понятія о предметахъ Христіанскаго вѣроученія; сердце ея не столько веселятъ хорошія способности и остроуміе дѣтей, сколько то, что они проникнуты страхомъ Божіимъ, благопокорны, почтительны ко всякому старшему, послушны руководству св. Церкви. Въ заботахъ о семъ материнская любовь дѣйствуетъ на дѣтей своихъ съ неизъяснимымъ, одной матери свойственнымъ, искусствомъ и предусмотрительностію: то милуетъ она ихъ, то претитъ имъ, то ободряетъ ихъ за покорность ея волѣ обѣщаніемъ какой-либо награды; то выказываетъ имъ свое негодованіе; то снисходнтъ къ ихъ юношеской рѣзвости, то со всею строгостію взыскиваетъ за малѣйшее уклоненіе отъ пути заповѣдей Божіихъ, отъ общественнаго Богослуженія и уставовъ св. Церкви; то привлекаетъ дѣтей къ добродѣтели кроткими увѣщаніями, то стращаетъ гнѣвомъ своимъ за малѣйшую строптивость, или отклоняетъ отъ порока невинными забавами. Не должно ли надѣяться, что воспитываемые такою матерію юноши, при малѣйшемъ съ своей стороны усиліи, будутъ возрастать въ благодатной жнзни; и не явно ли, что ревностнымъ христіанскимъ воспитаніемъ мать Христіанка вѣрнѣе привлекаетъ на себя и на дѣтей своихъ благословеніе Божіе, нежели если бы имѣла власть воскрешать мертвыхъ?

Къ прискорбію, нерѣдко случается, что юноши, получивъ въ домахъ родителей тщательное въ духѣ Христіанскаго благочестія воспитаніе, въ-послѣдствіи отъ своеволія и обращенія съ людьми испорченныхъ нравовъ, увлекаются превратнымъ образомъ мыслей, заражаются тлетворными для души мнѣніями нечестія, навѣваемаго на наше отечество тлетворными дыханіемъ нечестиваго Запада; и юноши, подававшіе о себѣ самыя утѣшительныя надежды родителямъ и ближнимъ своимъ, съ растлѣніемъ нравовъ своихъ, наживаютъ неисцѣльныя болѣзни, теряютъ хорошія свои способности, становятся равнодушными ко всему благородному, возвышенному, святому, и, поработившись страстямъ, дѣлаются мертвыми по духу, неспособными ни къ какому званію. По выраженію слова Божія, это мертвецы (Лук. 9, 60), — мертвецы для всего добраго, благороднаго, тѣмъ болѣе достойные оплакиванія, что обращеніе ихъ на путь покаянія часто бываетъ безнадежнѣе возможности воскресить умершаго тѣломъ для настоящей жизни. Нравственное состояніе такого юноши причиняетъ сердцу благочестивой матери стократъ мучитѣльнѣйшія терзанія, нежели похищеніе смертію, единороднаго, но благонравнаго сына. При всемъ томъ, преогорчеваемая дурнымъ поведеніемъ своего сына, матерь Христіанка, если изъ-дѣтства старалась воспитать его въ страхѣ Божіемъ, не только можетъ питать надежду, что онъ, рано или поздно, убѣдится въ своемъ заблужденіи и придетъ въ сознаніе пагубнаго своего состоянія, но даже находитъ въ сердцѣ своемъ то утѣшеніе, что она неповинна въ пагубѣ сына, къ воспитанію коего въ духѣ Христіанскаго благочестія прилагала въ свое время всѣ свои усилія. А опыты показываютъ, что въ сердцѣ мужа, воспитаннаго изъ-дѣтства въ страхѣ Божіемъ, столь глубоко западають сѣмена Христіанскаго вѣроученія, что хотя прозябеніе ихъ можетъ быть подавлено легкомысліемъ и развратомъ, но никогда не искореняется совершенно. Даже бываютъ, — благодареніе милосердію Божію, — утѣшительные примѣры, доказывающіе, что тотъ, кто въ отроческомъ и юношескомъ возрастѣ воспитанъ въ Христіанскомъ благочестіи, хотя, поработившись грѣху, сдѣлается игралищемъ страстей, пришедши въ зрѣлый возрастъ, испытавъ суетность мірскихъ надеждъ, разочарованный въ своихъ ожиданіяхъ, истощенный въ силахъ, съ горестію воспоминаетъ блаженные дни своей молодости, когда онъ, руководимый благочестивою матерію, въ простотѣ сердца вѣровалъ истинамъ Христіанскаго вѣроученія, — съ раскаяніемъ размышляетъ о своемъ уклоненіи на распутія порока, сокрушается о своемъ грѣховномъ состояніи, возводитъ взоръ свой на небо, и, по милосердію Божію, хотя на смертномъ одрѣ оживотворяется благодатію покаянія, и воскресаетъ душею для вѣчной жизни. А воскресеніе души для блаженной вѣчности не должно ли быть стократъ вожделѣннѣе воскресенія тѣломъ для настоящей жизни?

Одушевляемыя такою надеждою благочестивыя матери, даже достовѣрно узнавъ, что ихъ дѣти, удалившись изъ дома родительскаго, увлеклись превратнымъ образомъ мыслей, предались своеволію, не должны еще отчаеваться въ душевномъ спасеніи дѣтей своихъ, но должны молиться и вѣровать, что силенъ Богъ воскресить для вѣчной жизни и мертваго душею. Питая такую вѣру и сокрушаясь о душевной пагубѣ дѣтей своихъ, матерь Христіанка должна только со слезами умолять благость Божію о ниспосланіи на дѣтей ея благодати обращенія на путь спасенія, о воскресеніи души ихъ для вѣчной жизни. Можетъ-быть такой матери доведется долго сокрушаться и плакать, пока молитвы ея будутъ услышаны, пока Богъ сокрушитъ своею благодатію окамененіе сердца дѣтей ея и вдунетъ въ души ихъ духъ вѣчной жизни. Но если матерь, въ упованіи на благость Божію, постоянно будетъ вопіять къ Богу изъ глубины души о помилованіи дѣтей ея: то пламенныя молитвы ея, рано или поздо, будутъ услышаны, увѣнчаются вожделѣннымъ успѣхомъ: потому-что сердце сладчайшаго Спасителя никогда не отвергаетъ молитвы матери, сокрушаемой такою скорбію. И сладчайшій Іисусъ, утѣшитель всѣхъ скорбящихъ, утѣшитъ всякую матерь Христіанку, сколько бы ни было безнадежно душевное состояніе дѣтей ея, воскреситъ мертвыя ихъ души для вѣчной жизни, измѣнитъ скорбь материнскаго сердца на радость, возглаголетъ и въ ея сердцѣ, какъ сказалъ Наинской вдовицѣ: не плачи, — возвратитъ матерней любви и приведетъ въ ея объятія дѣтей ея, одушевленныхъ вѣчною новою жизнію, какъ возвратилъ Наинской вдовицѣ воскресшимъ изъ мертвыхъ сына ея. Такимъ-образомъ христіанская матерь, давъ дѣтямъ своимъ временную жизнь естественнымъ ихъ рожденіемъ, можетъ своими слезами и молитвами возвращать имъ духовную жизнь, умерщвленную грѣхами и нечестіемъ, и содѣлаться какбы вдвойнѣ матерію дѣтей своихъ по тѣлу и душѣ, для времени и вѣчности. И нѣтъ сомнѣнія, что такая матерь, предстоя въ вѣчности престолу Божію, и, указывая въ чувствѣ неизреченнаго блаженства на дѣтей своихъ, можетъ съ дерзновеніемъ говорить: се азъ и дѣти мои, яже далъ еси мнѣ, Господи (Ис. 8, 18).

Отъ всей души желаю боящимся Бога матерямъ такого блаженства. Надѣюсь, что и внимавшія мнѣ матери приняли съ любовію настоящее слово. Что касается юношей: то самая естественная любовь должна побуждать ихъ поступать по указанію благочестивыхъ ихъ матерей, оказывать имъ сыновнюю почтительность и всеусильно стараться преуспѣвать въ благодатной жизни. Впрочемъ, такъ-какъ едва-ли кто изъ людей въ продолженіе цѣлой жизни своей достигъ въ мѣру возраста исполненія Христова, хотя достиженіе сей мѣры вмѣнено въ обязанность всякому Христіанину: то и каждому изъ насъ должно всеусильно стараться со дня на день болѣе и болѣе возрастать въ благодати, обновляться духомъ ума нашего и преуспѣвать въ духовной жизни, да сподобимся наслѣдовать вѣчную жизнь по милости и человѣколюбію Господа и Бога нашего Іисуса Христа, коему слава, честь и поклоненіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Слова и бесѣды Анатолія, Архіепископа Могилевскаго и Мстиславскаго. Часть III: Слова и бесѣды на праздничные и воскресные дни. — СПб.: Въ типографіи П. А. Кулиша, 1859. — С. 388-403.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0