Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 18 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Архіеп. Амвросій Протасовъ († 1831 г.)
Слово въ день Воскресенія Христова, говоренное 1831-го года, въ Тверскомъ каѳедральномъ соборѣ.

Поминай Господа Іисуса Христа воставшаго отъ мертвыхъ (2 Тим. 2, 8).

Итакъ еще единою [1] сподобилъ насъ воскресшій Господь воспоминать въ сей странѣ смерти славное Его воскресеніе! Любезные братія! Какое чудесное событіе празднуемъ мы нынѣ! Христосъ воскресе, — и гробъ, въ которомъ ничего не примѣчали мы доселѣ, кромѣ смерти и тлѣнія, возсіяваетъ намъ жизнь и нетлѣніе, — камень, лежавшій на немъ, отваленъ, и поразилъ главу древняго змія — человѣкоубійцы; печать, подъ которою злоба хотѣла навсегда сокрытъ чаяніе всея твари (Рим. 8, 19), сокрушена, и печать отверженія, лежавшая на челѣ преступныхъ чадъ преступнаго праотца, изглажена. Явилось на землѣ Божество тѣлеснѣ (Кол. 2, 9), — и земля, проклятая въ дѣлѣхъ руку человѣка, исполнилась благословеній небесныхъ. Сошли на землю вѣстники небесные возвѣстити земнороднымъ воскресеніе Сына человѣческаго, — и небо, заключенное доселѣ грѣхомъ, содѣлалось храминою вѣчною, нерукотворенною для земнородныхъ (2 Кор. 5, 1).

Итакъ поминайте, Христіане, — да реку вамъ со Апостоломъ, — Господа Іисуса Христа воставшаго отъ мертвыхъ, и положите день сей, яко въ началѣ веселія вашего (Псал. 136, 6). Онъ будетъ для васъ источникомъ утѣшеній сладостныхъ, всегда полный, никогда неоскудѣвающій въ сей юдоли плачевной, на которой скорби и искушенія растутъ въ изобиліи, на которой и самыя сладости жизни растворены еще горестію. Посему, искушается ли вѣра ваша во Христа и ослабѣваетъ? Поминайте тогда Господа Іисуса Христа воставшаго отъ мертвыхъ: воспоминаніе сіе поставитъ васъ на камени твердомъ, на которомъ и врата адова не одолѣютъ васъ (Матѳ. 16, 18). Скорбятъ ли души ваши подъ тяжестію креста, съ которымъ должны вы итти во слѣдъ подвигоположника вашего, крестоносца Іисуса? Оно содѣлаетъ для васъ благимъ иго сіе и легкимъ бремя сіе (Матѳ. 11, 30). Исчезаетъ ли лучъ надеждъ вѣчныхъ среди мраковъ жизни сея? Оно породитъ васъ во упованіе живо, въ наслѣдіе (вѣчно) нетлѣнно, уготованное вамъ на небесѣхъ (1 Петр. 1, 3-4). Раскроемъ истины сіи подробнѣе.

Какъ смерть Богочеловѣка Іисуса была камнемъ претыканія и соблазна для учениковъ Его: такъ воскресеніе Его содѣлалось для нихъ источникомъ вѣры, радости, надежды, дерзновенія, побѣды, торжества. Посмотрите, на нихъ въ саду Геѳсиманскомъ, когда князи людстіи собрашася на Господа и на Христа Его (Псал. 2, 2); когда народъ многъ со оружіемъ и дрекольми пришелъ яти Его (Матѳ. 26, 47): ахъ! они оставляютъ Его, и разбѣгаются. Токмо одинъ Петръ дерзаетъ слѣдовать за Нимъ издалеча до двора Архіереова (Матѳ. 26, 58): но и сей Петръ, который за нѣсколько часовъ обѣщалъ Ему ити съ Нимъ и въ темницу и на смерть (Лук. 22, 33), который клятвенно увѣрялъ Его, что не соблазнится о Немъ, когда бы и всѣ соблазнились (Матѳ. 26, 33), трепещетъ отъ единаго слова рабыни, и отрицается Его (Лук. 22, 70. 72. 74). Посмотрите на нихъ, когда Учитель ихъ былъ преданъ, пропятъ, убіенъ: они всѣ скрываются страха ради іудейска (Іоан. 20, 19); они сомнѣваются даже въ обѣтованіяхъ Его, что воскреснетъ Онъ въ третій день. Мы же надѣяхомся, говорятъ они, яко сей есть хотяй избавити Израиля: но и надъ всѣми сими, третій сей день есть, отнелѣ же сія быша (Лук. 24, 21). Жены, бывшія рано у гроба Его, возвѣщаютъ имъ, плачущимся и рыдающимъ, что воскресе Господь: и они не вѣруютъ имъ (Марк. 16, 10-13). И явишася предъ ними яко лжа глаголы ихъ, говоритъ Писаніе, и не вѣроваху имъ (Лук. 24, 11).

Таковы были самовидцы и слуги Слова, доколѣ не увѣровали они, что воистинну воста Господь (Лук. 24, 34), — робки, малодушны, косны сердцемъ, еже вѣровати Писанію (Лук. 24, 25). Но какъ измѣняются они Его воскресеніемъ! Это уже не тѣ малодушные, которые оставляютъ Его въ день скорбей Его; они веліею силою воздаютъ свидѣтельство воскресенію Его, и въ Церкви и въ домѣхъ (Дѣян. 4, 33; 5, 42), и на стогнахъ Іерусалима предъ народомъ, и на соборѣ предъ книжниками и старѣйшинами іудейскими. Ихъ ведутъ на сонмы, — и они глаголютъ слово Господне со всякимъ дерзновеніемъ (Дѣян. 4, 29. 31). Имъ воспрещаютъ учить о имени Іисуса распятаго, — и они отвѣщаваютъ: аще праведно есть предъ Богомъ, васъ послушати паче, нежели Бога, судите. Не можемъ бо мы не глаголати, яже видѣхомъ и слышахомъ (Дѣян. 5, 19-20). Ихъ біютъ за имя Христово на соборищѣ, — и они исходятъ отъ лица собора радующеся, яко за имя Господа Іисуса сподобишася безчестіе пріяти (Дѣян. 5, 40-41).

Откуда же таковая сила въ слабыхъ, таковое величіе духа въ малодушныхъ, таковая вѣра въ маловѣрныхъ? Откуда столь дерзновенная мысль, съ которою исходятъ они въ міръ весь проповѣдати Евангеліе всей твари (Марк. 16, 15)? Кто они? буяя міра (1 Кор. 1, 27), человѣки не книжные и простые (Дѣян. 4, 13), — и препираютъ премудрыхъ и разумныхъ вѣка (Дѣян. 18, 4); отребіе міру, всѣмъ въ попраніе, позоръ Ангеломъ и человѣкомъ (1 Кор. 4, 9. 13), — и возвышаютъ гласъ свой предъ цари и владыки земли (Матѳ. 10, 18). Они не имѣютъ другаго оружія для покоренія міра подъ державу Владыки своего Христа, кромѣ терпѣнія, — другаго краснорѣчія, кромѣ слова крестнаго (1 Кор. 1, 18), которое однимъ кажется соблазномъ, другими вмѣняется въ безуміе (1 Кор. 1, 23); не ожидаютъ другой участи на землѣ, кромѣ гоненій и злостраданія (2 Тим. 2, 3): и вся возмогаютъ о укрѣпляющемъ ихъ Христѣ (Ефес. 6, 10; 2 Тим. 2, 1). Они страждутъ Христа ради (Флп. 1, 29), и радуются во страданіяхъ своихъ (Кол. 1, 21); ведутся на мѣста лобныя, — и вопіютъ: Господь намъ помощникъ, и не убоимся, что сотворитъ намъ человѣкъ (Псал. 117, 6); предаются смерти, и исповѣдуютъ: намъ еже жити, Христосъ, и еже умрети, пріобрѣтеніе (Флп. 1, 22). Такъ преобразовало учениковъ Христовыхъ увѣреніе, что воскресъ Учитель ихъ! Съ воскресеніемъ Его воскресла, можно сказать, умершая вмѣстѣ съ смертію Его вѣра ихъ, такъ-что ни смерть, ни животъ, ни Ангели, ни Начала, ниже Силы, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая невозмогли разлучити ихъ отъ любве Божія, яже о Христѣ Іисусѣ (Рим. 8, 38-39).

Христіане! не на семъ ли камени честномъ утверждается и ваша вѣра во Христа? Аще Христосъ не воста, тще убо проповѣданіе наше, тща же и вѣра ваша (1 Кор. 15, 14), говоритъ одинъ изъ ревностнѣйшихъ проповѣдниковъ воскресенія Его. Такъ! тогда бы чаяніе всея твари, воздыхающей о избавленіи своемъ отъ работы истлѣнія (Рим. 8, 19-22), лежало еще подъ гробовымъ камнемъ, тогда бы Свѣтъ во откровеніе языковъ (Лук. 2, 32), не возсіялъ еще изъ могильныхъ мраковъ; тогда бы Тотъ, о которомъ писали Моѵсей въ законѣ и Пророки (Іоан. 1, 45), не пришелъ еще; тогда не было бы ходатая между Богомъ и человѣками (1 Тим. 2, 5), ни Архіерея великаго, прошедшаго небеса (Евр. 4, 14), ни жертвы о грѣсѣхъ (Псал. 99, 7; Евр. 10, 12); тогда бы земля была точію юдолію слезною, на которой бѣдные труженики являются на краткое время, дабы сокрыться съ нея безвозвратно, неизвѣстно куда; тогда бы гробъ былъ та бездна, въ которую непрестанно падаютъ живущіе на землѣ, дабы никогда не изыти изъ нея; тогда бы вѣчность была для насъ страна, покрытая завѣсою непроницаемою.

Но Христосъ воскресе, — и мы уже со дерзновеніемъ можемъ рещи, что Онъ есть тотъ, котораго предвозвѣстили Пророки, котораго издалеча прозрѣвая Праотцы, играли радощами. До воскресенія былъ Онъ человѣкъ болѣзней, безъ вида, безъ добрóты (Ис. 53, 2), поношеніе человѣковъ и уничиженіе людей (Псал. 21, 7). По воскресеніи Онъ есть Богъ крѣпокъ, властитель, начальникъ мира, отецъ будущаго вѣка (Исх. 9, 6). До воскресенія, пріявъ зракъ раба, былъ умаленъ паче всѣхъ сыновъ человѣческихъ (Флп. 2, 3; Ис. 53, 3). По воскресеніи дадеся Ему всяка власть на небеси и на земли (Матѳ. 28, 18), и даровася имя паче всякаго имене: да о имени Его поклонится всяко колѣно небесныхъ и земныхъ и преисподнихъ: и всякъ языкъ исповѣсть, яко Господь Іисусъ Христосъ во славу Бога Отца (Флп. 2, 9-11). До воскресенія вмѣненъ Онъ былъ со беззаконными (Ис. 53, 12). По воскресеніи, Онъ есть правда наша, и освященіе, и избавленіе (1 Кор. 1, 30). До воскресенія Его непостижимо было для меня, какъ сіяніе славы Отчей и образъ ѵпостаси Его, носяй всяческая глаголомъ силы своея (Евр. 1, 3), является на землѣ во образѣ человѣка, мнѣ подобострастнаго, — какъ Царь вѣковъ, нетлѣнный и невидимый (Тим. 1, 17) становится послѣднимъ изъ рабовъ царя земнаго, — какъ рожденный отъ Отца безначальнаго прежде всѣхъ вѣковъ (Псал. 2, 7; Евр. 1, 5), раждается отъ дщери земнородныхъ, смиренной дѣвы (Лук. 1, 31; Матѳ. 1, 23); и вчинивый на Синаѣ законъ чрезъ Ангеловъ (Гал. 3, 19) Самъ бываетъ подъ закономъ (Гал. 4, 4). По воскресеніи ясно уразумѣваю я, что для того Сынъ Божій посланъ былъ въ подобіи плоти грѣха, да о грѣсѣ осудитъ грѣхъ во плоти (Рим. 8, 4); что пріялъ Онъ зракъ раба, да мы чада Божія наречемся о Немъ и будемъ (1 Іоан. 3, 1); что былъ Онъ подъ закономъ, да подзаконныя искупитъ, да всыновленіе воспріимемъ (Гал. 4, 5). До воскресенія было превыше понятія моего, чтобы страдалъ безстрастный, осужденъ былъ на смерть безсмертный, пригвожденъ къ кресту имѣяй престолъ небо и землю подножіе (Дѣян. 7, 49). По воскресеніи вижу я въ ясномъ свѣтѣ, что пострадалъ Онъ для того, да страданьми совершитъ въ себѣ начальника спасенія нашего (Евр. 2, 10), — осужденъ, яко злодѣй, да ни едино будетъ осужденіе сущимъ о Христѣ, не по плоти ходящимъ, но по духу (Рим. 8, 1), — преданъ на смерть, да смертію упразднитъ имущаго державу смерти, сирѣчь діавола (Евр. 2, 14).

Такъ измѣнило для насъ Христа воскресеніе Его! — Но сіе же воскресеніе измѣнило и насъ съ Нимъ и все окрестъ насъ.

Что были человѣки до воскресенія Христова? Рабы неключимые, осужденные на тьму кромѣшную, — должники неоплатные, немогущіе воздать Владыкѣ своему ни единаго кодранта, — человѣки плотскіе, тлѣющіе въ похотѣхъ прелестныхъ (Ефес. 4, 22), — невольники, проданные подъ грѣхъ (Рим. 7, 14), — сыны противленія, ходившіе по вѣку міра сего, по князю власти воздушныя (Ефес. 2, 2), — живые мертвецы, неспособные творить ничего, кромѣ мертвыхъ дѣлъ (Евр. 9, 14). И что стали, совоскреснувши Христу? Родъ избранъ, языкъ святъ, царское священіе, люди обновленія (1 Петр. 2, 9). Рабство грѣху перемѣнилось въ свободу (славы) чадъ Божіихъ (Рим. 8, 21); долги ихъ оставлены, совѣсть очищена отъ мертвыхъ дѣлъ, во еже служити Богу живу и истинну (Евр. 9, 14).

Что стала и земля, на которой воскресъ Христосъ? Это уже не страна проклятія, на которую произгнанъ человѣкъ преслушанія ради; съ того времени, какъ Христосъ омылъ клятву ея Своею кровію, ставъ по насъ клятва (Гал. 3, 13), она есть благословенная нива, на которой спѣетъ пшеница Христова — избранные Его, доколѣ соберется она въ житницу небесную. Это уже не юдоль безотрадная, въ которой все трудъ и болѣзнь: это только училище, въ которомъ воспитываются и пріуготовляются сущіи о Христѣ Іисусѣ въ жизнь вѣчную. Это уже не мѣсто отверженія, заключающее въ себѣ рабовъ и невольниковъ; но предградіе града небеснаго, въ которомъ сыны и наслѣдники царствія подвизаются во упованіи наслѣдія [царствія] вѣчнаго, уготованнаго имъ отъ сложенія міра. Самыя страданія, коими искушаются они на ней, освятились страданіями Богочеловѣка, и вмѣсто вѣстниковъ гнѣва небеснаго, содѣлались для насъ залогами славы вѣчныя: еже бо легкое печали нынѣшнія, тяготу вѣчныя славы содѣловаетъ намъ, несмотряющимъ видимыхъ, но невидимыхъ (2 Кор. 4, 17-18), говоритъ языковъ учитель, а изъ того заключаетъ, что недостойны страсти нынѣшняго времени къ хотящей славѣ явитися въ насъ (Рим. 8, 18). Изъ самыхъ терній, которыя произрастилъ на ней грѣхъ, соплетается вѣнецъ славы для любящихъ Бога, съ того часа, какъ уязвилась глава Начальника спасенія нашего вѣнцемъ отъ тернія. Самая чаша злостраданій, столь горькая для плоти и крови, становится чашею спасенія, когда жаждущіе правды раздѣляютъ ее со Спасителемъ своимъ. Самые кресты, на которыхъ долженъ быть распятъ въ насъ ветхій Адамъ со страстьми и похотьми (Гал. 5, 24), сколь ни болѣзненны они для внѣшняго человѣка, содѣлываются путемъ новымъ и живымъ къ небесамъ для хотящихъ наслѣдовать спасеніе, съ той краты времени, въ которую освятилъ ихъ крестомъ Своимъ предавшій на крестѣ духъ Свой въ руки Бога Отца.

Что гробъ нашъ? Это уже не та безотрадная обитель истлѣнія, въ которой содѣлаются тѣлеса наши пищею червей, горстію праха, вѣтромъ возметаемаго: это только вечернее ложе, на которомъ будутъ покоиться мертвенные остатки наши до радостнаго утра воскресенія до того часа, когда взыдетъ надъ ними незаходимое солнце правды. Тогда-то востанутъ они изъ праха своего, яко послѣ сна продолжительнаго. Тако возлегъ во гробъ свой Подвигоположникъ нашъ, уснувъ плотію, и возсталъ изъ него рано по утру да будетъ намъ образъ того воскресенія въ послѣдній день, егда мертвіи услышатъ гласъ Его, и услышавше оживутъ, и изыдутъ сотворшіи благая въ воскрешеніе живота, а сотворшіи злая въ воскрешеніе суда (Іоан. 5, 25-29).

Что наконецъ для насъ и самая вѣчность? До воскресенія Христова она была для насъ область недовѣдомая, море, поглощающее все, несущееся на волнахъ времени, бездна, въ которой терялось смертное око. Нынѣ, когда воскресъ Христосъ и возшелъ въ славу Свою (Лук. 21, 26), она есть царство славы для избранныхъ Его. Во вратахъ ея отложимъ мы земное тѣло наше, яко одежду обветшавшую, и воспріявъ тѣло небесное, просвѣтимся, яко солнце въ царствіи Отца нашего (Матѳ. 13, 43), во свѣтлости святыхъ Его. Завѣса, сокрывавшая отъ насъ невидимая Божія, подымется, и мы будемъ зрѣть Его уже не якоже нынѣ зерцаломъ въ гаданіи, но лицемъ къ лицу (1 Кор. 13, 12). Агнецъ, закланный отъ сложенія міра, предстанетъ намъ не подъ покрываломъ таинствъ вѣры, не въ образахъ и начертаніяхъ, но явится во всемъ сіяніи славы Своея. Мы будемъ вкушать на вечери Его уже вѣчную Пасху, которой сія привременная есть токмо образъ и указаніе, и преобразуясь отъ славы въ славу (2 Кор. 3, 18), обрящемъ въ Немъ и жизнь и безсмертіе, и радость и блаженство, и торжество не кончаемое и субботу вѣчную.

Видишь ли, христіанинъ, какія чудеса открываетъ тебѣ воскресеніе Христово? И не возрадуется ли душа твоя о Господѣ, и не рекутъ ли тебѣ вся кости твоя: Господи, Господи, кто подобенъ Тебѣ (Псал. 34, 10)?

Что еще остается творить Богу твоему, чего Онъ не сотворилъ для тебя въ воскресшемъ Господѣ, дабы или утвердить вѣру твою, или воскресить надежды твои, или усладить скорби земнаго странствованія твоего, — сіи горькіе плоды, кои произрастилъ для тебя грѣхъ? Оскудѣваетъ ли убо вѣра твоя, когда невѣріе въ препрѣтельныхъ человѣческія мудрости словесахъ совопрошается съ тобою, — аще Христосъ, есть Сынъ Благословеннаго? Скажи ему краткое: Христосъ воскресе. Тогда расточатся врази твои (Псал. 67, 2), и стрѣлы ихъ будутъ для тебя стрѣлы младенцевъ (Псал. 63, 8). Петръ, отвергшійся Христа при гласѣ рабыни слабыя, исповѣдуетъ Его Господомъ своимъ предъ сильными земли, когда услышалъ изъ устъ воскресшаго Господа сладостный глаголъ: паси овцы Моя (Іоан. 21, 15-17). Ѳома, недуговавшій невѣріемъ — доколѣ не осязалъ язвы гвоздинныя, и не вложилъ перста своего въ ребра Его, вопіетъ Ему: Господь мой и Богъ мой (Іоан. 20, 25-28), когда поставилъ Онъ себя предъ нимъ жива по страданіяхъ своихъ. Ахъ, братія моя! не всѣ ли и мы свидѣтели воскресенія Его? Что дѣлаемъ мы, повторяя въ сіи святые дни отъ утра до вечера: Христосъ воскресе, какъ не воздаемъ свидѣтельство славному Его воскресенію? Не утвердится ли посему сердце наше о воскресшемъ Господѣ, и не возрадуется ли духъ нашъ о Бозѣ Спасѣ нашемъ (1 Цар. 2, 1; Лук. 1, 47)? Ужасаетъ ли тебя узкій и прискорбный путь, по которому обѣщалъ ты шествовать за Нимъ въ небесное отечество твое, и не проливаются ли стопы твои, миръ грѣшниковъ зря (Псал. 72, 2-3)? Воспоминай, что воскресшій Господь твой симъ же путемъ возшелъ въ славу Свою (Лук. 24, 26). Аще убо съ Нимъ страждешь, съ Нимъ и прославишься, и аще съ Нимъ терпишь, съ Нимъ и воцаришься (Рим. 8, 17; 2 Тим. 2, 12). Устрашаетъ ли тебя праведный судъ Божій, когда зришь неправды твои, и нѣсть мира въ костѣхъ твоихъ отъ лица грѣхъ твоихъ (Псал. 37, 4)? Скажи себѣ: Христосъ воскресе! съ Нимъ кто поемлетъ на избранныя Божія? Богъ оправдаяй. Кто осуждаяй? Іисусъ Христосъ умерый, паче же и воскресый, Иже есть одесную Бога, Иже и ходатайствуетъ о насъ (Рим. 8, 33-34). Прискорбна ли душа твоя до смерти? Но Христосъ воста отъ мертвыхъ начатокъ умершимъ бысть (1 Кор. 15, 20). Онъ, поправъ смертію смерть, начерталъ уже на челѣ смерти, — сего страшилища смертныхъ, и на твердыняхъ ада — сего чудовища, поглощавшаго отъ вѣка умершія, сію побѣдную пѣснь: гдѣ ти, смерте, жало? гдѣ ти, аде, побѣда (1 Кор. 15, 55)? Онъ извелъ ихъ въ позоръ съ дерзновеніемъ, совлекши пачала и власти, и побѣдивъ ихъ въ себѣ (Кол. 2, 25).

О, Пасха велія и священнѣйшая, Христе! подавай намъ истѣе Тебе причащатися, да уразумѣемъ и силу воскресенія Твоего, и общеніе страстей Твоихъ (Флп. 3, 10), и тако празднуя въ пустынѣ жизни сея привременную Пасху нашу — не въ квасѣ ветсѣ, ни въ квасѣ злобы и лукавства, но въ безквасіи чистоты и истины (1 Кор. 5, 8), сподобимся праздновать съ Тобою и вѣчную Пасху въ странѣ обѣтованія, въ небесномъ Іерусалимѣ — градѣ покоя, въ невечернемъ дни царствія Твоего. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Единою. Это слово, само по себѣ выразительное, можно почесть какъ-бы предсказательнымъ въ отношеніи къ смерти знаменитаго проповѣдника, Преосвященнаго Амвросія Архіепископа Тверскаго: въ другой разъ онъ уже не праздновалъ на землѣ воскресенія Христова, но въ томъ-же 1831-мъ году Іюля 1-го дня поутру скончался отъ холеры, поразившей его 24 Іюня, и потомъ перешедшей въ нервическую горячку. Онъ погребенъ въ Желтиковѣ Монастырѣ (близъ города Твери) по правую сторону олтаря холодной Церкви Успенія Пресвятыя Богородицы.

Источникъ: Слово въ день Воскресенія Христова, говоренное Преосвященнымъ Амвросіемъ, архіепископомъ Тверскимъ и Кашинскимъ, 1831-го года, въ Тверскомъ каѳедральномъ соборѣ. // Журналъ «Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи». — СПб.: Въ Типографiи К. Жернакова, 1844. — Часть II. — С. 130-146.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0