Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 23 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Амвросій (Ключаревъ), архіеп. Харьковскій и Ахтырскій († 1901 г.)

Амвросій (Ключаревъ), архіепископъ. — Сынъ священника Владимірской епархіи, въ мірѣ Алексѣй Іосифовичъ, родился въ 1820 г., первоначальное образованіе получилъ въ Виѳанской духовной семинаріи, высшее — въ Московекой духовной академіи. По окончаніи академическаго курса назначенъ профессоромъ философскихъ наукъ въ Виѳанскую семинарію и въ непродолжительный періодъ своего профессорства оставилъ по себѣ память какъ отличный преподаватель своихъ предметовъ, серьезно и въ то же время современно ставившій дѣло преподаванія, съ живымъ, увлекательнымъ изложеніемъ уроковъ, гуманно и въ то же время съ достоинствомъ обращавшійся съ учениками. 17 ноября 1848 г. рукоположенъ во священника къ церкви Московскаго Рождественскаго дѣвичьяго монастыря, а въ мартѣ слѣдующаго года переведенъ на мѣсто своего тестя къ казанской церкви у калужскихъ воротъ. «Благодаря своему всестороннему образованію, стройному истинно-философскому направленію своего ума», молодой священникъ занялъ сразу выдающееся положеніе среди московскаго духовенства… далѣе>>

Слова и рѣчи

Архіеп. Амвросій Ключаревъ († 1901 г.)
Проповѣдь въ день Восшествія на Престолъ Благочестивѣйшаго Государя Императора Александра Николаевича. Объ обязанности каждаго гражданина содѣйствовать исполненію благихъ предначинаній Царя
[1].

Множество премудрыхъ спасеніе міру, и царь премудръ утвержденіе людемъ (Прем. 6, 26).

Благодареніе Господу: съ настоящаго дня мы вступаемъ въ девятое лѣто благополучнаго царствованія благочестивѣйшаго Государя нашего Императора Александра Николаевича. Всѣ мы, — Его подданные, отъ великаго до малаго, въ прошедшія восемь лѣтъ Его царствованія, успѣли уже увидѣть, убѣдиться и почувствовать на себѣ, что въ лицѣ Его надъ нами царствуютъ кротость, милосердіе, правдолюбіе, мудрая отеческая заботливостъ о благѣ каждаго изъ насъ и всего нашего обширнаго отечества.

Многое уже Имъ сдѣлано для блага подданныхъ, многое начато, и все, — не только сдѣланное, но и предначатое, — не скрывается въ недоступной тайнѣ, но на виду у всѣхъ насъ. Онъ милостиво позволяетъ намъ размышлять объ Его царственныхъ предначертаніяхъ, хочетъ, чтобы мы присматривались, привыкали къ нимъ и приготовлялись вмѣстѣ съ Нимъ трудиться, вмѣстѣ созидать великое дѣло общественнаго благосостоянія. Призывая такимъ образомъ на дѣло общественнаго благоустройства умы и руки цѣлаго народа, Онъ возлагаетъ на насъ великія обязанности. Онъ хочетъ, чтобы мы понимали истинныя цѣли Его дѣяній и предначертаній, отъ сердца имъ сочувствовали и содѣйствовали ихъ исполненію всѣми средствами, какія каждый изъ насъ имѣетъ въ своемъ кругу и на своемъ мѣстѣ. Онъ хочетъ имѣть во всѣхъ насъ помощниковъ Себѣ, желаетъ отъ насъ облегченія и утѣшенія въ Своихъ царственнмхъ заботахъ. Онъ ищетъ въ своемъ царствѣ, какъ говоритъ древній мудрецъ, множества премудрыхъ, чтобы ихъ совокупною дѣятельностію устроять спасеніе, благосостояніе міра, или обширнаго общества человѣческаго, предоставляя самому Себѣ быть утвержденіемъ для людей, то есть, распорядителемъ общихъ трудовъ, главою и верховнымъ руководителемъ всѣхъ, основаніемъ всякаго благотворнаго движенія, державнымъ защитникомъ порядка, мира и безопасности царства.

Поэтому долгъ справедливости требуетъ, чтобы мы, радуясь благодѣтельнымъ преобразованіямъ, которыя Государь нашъ совершаетъ во всѣхъ частяхъ государственнаго управленія и общественной жизни, въ то же время обращались къ самимъ себѣ, спрашивали себя: какіе мы даемъ Ему залоги благонадежнаго исполненія Его велѣній, начинаній и намѣреній? Утѣшаясь Его отеческою заботливостію о благѣ нашемъ, мы обязаны и съ своей стороны съ заботливостію подумать о томъ, есть ли и Ему чѣмъ утѣшиться, есть ли чему порадоваться, смотря на насъ.

Пройдемъ мысленно нѣкоторыя преобразованія, совершенныя или начатыя Государемъ нашимъ для блага нашего, и посмотримъ, — какъ мы относимся къ нимъ. Испытаемъ нашу совѣсть въ отношеніи къ Царю земному здѣсь, въ храмѣ, — предъ лицемъ Царя небеснаго. Отсюда многое можно видѣть яснѣе, потому что здѣсь взоръ нашъ просвѣтляется ученіемъ божественнымъ. Здѣсь о многомъ можно судить безпристрастнѣе, потому что сюда не проникаютъ одностороннія воззрѣнія людей, чуждыхъ вѣры; сюда не достигаетъ голосъ страстей человѣческихъ.

Первое великое дѣло, совершенное Государемъ нашимъ, есть освобожденіе двадцати милліоновъ подданныхъ изъ крѣпостной зависимости. Оно было сопряжено съ величайшими затрудненіями, оно встрѣтило множество недоразумѣній и опасеній, но, благодареніе Господу, державная воля уже благополучно приводитъ его къ окончанію. Это вѣчно-живой памятникъ Александру II-му! Но тамъ, гдѣ оканчиваетъ власть свои распоряженія, еще только открывается поприще для нашей дѣятельности. Мы знаемъ, что въ этихъ милліонахъ новыхъ свободныхъ людей вѣками укоренились скрытность, недовѣрчивость, робость, нерѣшительность, — связывающія ихъ внутреннія и внѣшнія силы; мы знаемъ, что ихъ (да и не ихъ однихъ) облегаетъ глубокая тьма умственнаго и нравственнаго невѣжества. На комъ лежитъ обязанность освобождать ихъ изъ этого внутренняго, духовнаго рабства? На всѣхъ насъ. Пусть пастырь Церкви обратитъ на нихъ свою заботу, свою безкорыстную любовь, свое просвѣщающее вліяніе. Пусть начальникъ и судія пріобрѣтаютъ ихъ довѣріе привѣтливостію и справедливостію; купецъ и наемщикъ — честностію; домохозяинъ и фабрикантъ — заботливостію о нихъ. Пусть чиновникъ безъ торга подѣлится съ ними знаніемъ законовъ, грамотникъ — своею грамотностію, зажиточный поселянинъ — своимъ избыткомъ. Кто не сдѣлаетъ для этихъ новыхъ согражданъ ничего подобнаго, тотъ не приметъ участія въ великомъ дѣлѣ Царя своего, тотъ не принесетъ Ему своей доли благодарности. Кто будетъ спѣшить, прежде здраваго умственнаго и нравственнаго развитія этихъ поселянъ, знакомить ихъ съ прихотями современной роскоши; кто будетъ разслаблять ихъ твердыя души лишними привычками, которыя насъ разслабили; кто изъ видовъ корысти будетъ пользоваться ихъ неопытностію и слабостями и развивать ихъ пороки: тотъ, смѣемъ думать, поступитъ противъ мысли и намѣренія Царя, ихъ освободителя.

Благочестивѣйшій Государь, въ справедливомъ убѣжденіи, что только просвѣщеніе можетъ пробудить дремлющія духовныя силы многихъ милліоновъ простого русскаго народа, озаботился дѣломъ народнаго образованія. Съ восторгомъ встрѣчена была эта забота Царя просвѣщенными классами нашего общества. Но восторженныя, откровенныя рѣчи большинства нашихъ ученыхъ и просвѣщенныхъ людей скоро показали, какъ мало мы готовы на дѣло народнаго образованія, несмотря на то, что давно уже хвалимся успѣхами просвѣщенія. Поборники науки большею частію отнеслись холодно, безучастно, или даже враждебно къ дѣлу вѣры и Церкви православной. Отъ чего? — Отъ того что, преслѣдуя съ жаромъ интересы науки, они прошли мимо ученія вѣры и Церкви, и остались почти въ совершенномъ невѣдѣніи касательно той и другой. Въ этой тьмѣ невѣдѣнія имъ показалось, что вѣра и наука непримиримы, что успѣвать въ наукахъ можно не иначе, какъ съ ущербомъ для вѣры, и отъ сердца вѣровать можно не иначе, какъ съ ущербомъ для знанія. И прямымъ послѣдствіемъ этого ложнаго взгляда на взаимныя отношенія вѣры и науки — было печальное раздѣленіе духовныхъ силъ, которыхъ согласное и единодушное дѣйствованіе столь нужно и было бы столь благотворно для народнаго образованія. Одни требуютъ просвѣщенной вѣры въ Бога и Его святое откровеніе, другіе — безусловной вѣры въ разумъ человѣческій; одни началомъ дѣятельности поставляютъ страхъ Божій, другіе раздражительное чувство человѣческой чести и самолюбіе; одни огражденіе доброй нравственности находятъ въ заповѣдяхъ закона Божія и уставахъ Церкви, другіе — въ такъ называемыхъ благородныхъ влеченіяхъ природы человѣческой, — въ любви къ искусствамъ, къ зрѣлищамъ, увеселеніямъ; одни внушаютъ благоговѣніе къ священной власти родительской, другіе видятъ въ ней стѣсненіе для свободнаго развитія юныхъ силъ; одни проповѣдуютъ святость брачныхъ союзовъ и цѣломудріе, другіе — свободу чувства и сердечныхъ влеченій, оправдывающую преступленія; одни внушаютъ уваженіе къ законной власти, другіе требуютъ права суда надъ всякимъ движеніемъ власти; одни хотятъ проповѣдывать христіанство, другіе — новѣйшее язычество. Многія тысячи проповѣдниковъ послѣдняго уже разсѣялись по лицу русской земли. Возможенъ ли миръ между этими двумя враждебными сторонами? Нѣтъ! — Въ несчастной срединѣ между ними стоитъ та часть нашего образованнаго общества, которая, безъ яснаго сознанія непримиримости этихъ двухъ враждебныхъ началъ, по временамъ подчиняется вліянію то той, то другой, смутно чувствуя безпокойство и опасенія, и — то жалѣетъ разстаться съ вѣрою, которая еще живетъ въ сердцѣ, то боится прямо возстать противъ духа невѣрія, прикрываемаго почтеннымъ именемъ науки и просвѣщенія. Такое состояніе нашего образованнаго общества можетъ ли ручаться за успѣшный ходъ народнаго образованія? Нѣтъ! И смѣло можемъ сказать, что это не можетъ не огорчать Царя русскаго, Царя православнаго, который такъ недавно наставникамъ одного изъ высшихъ училищъ вѣры выразилъ желаніе, чтобы «юношество было воспитываемо въ чистой истинѣ православія» [2]. Полтораста лѣтъ росло просвѣщеніе въ нашемъ отечествѣ подъ постояннымъ покровительствомъ царей, которые не щадили для него ни трудовъ, ни жертвъ, и — вотъ, когда настало время сдѣлаться ему достояніемъ всего народа русскаго, оно въ большинствѣ своихъ представителей предлагаетъ народу столько ему чуждаго, столько ложнаго, столько опаснаго...

Мы питаемъ твердое убѣжденіе, что Господь Іисусъ Христосъ побѣдитъ враговъ Своей Церкви, что Онъ найдетъ мужественныхъ борцовъ за истину, что оскорбленный духъ народа русскаго отвергнетъ посягательство лжеучителей на его святыя вѣрованія и завѣтныя стремленія сердца. Недалеко время, когда всѣ познаютъ новыхъ учителей по плодомъ ихъ, когда всѣ вкусятъ горечи ихъ заблужденій и сами обратятся ко Христу, какъ источнику истиннаго просвѣщенія, и къ православной Церкви, какъ хранительницѣ доброй нравственности народа, мира семейнаго, порядка общественнаго, благосостоянія внутренняго и внѣшняго. Надѣемся, это будетъ, съ Божіею помощію, — но теперь мы неправы предъ Богомъ, Царемъ и народомъ...

Благочестивѣйшій Государь съ первыхъ лѣтъ Своего царствованія расширилъ свободу печатнаго слова, ожидая отъ просвѣщенныхъ Своихъ подданныхъ добросовѣстнаго разъясненія нашихъ нуждъ, зрѣлаго обсужденія предначинаемыхъ преобразованій. И что прежде всего открыла намъ эта свобода? Тѣ умственные и нравственные недуги, о которыхъ мы говорили. Мы съ ужасомъ увидѣли, какъ тихо, но постоянно, и какъ давно уже разливался ядъ невѣрія въ нашихъ молодыхъ поколѣніяхъ, и сколько дарованій, сколько добрыхъ по природѣ душъ погибло для вѣры, для Церкви, для Бога и царствія Божія! Они не жалѣютъ объ этомъ, они смѣются надъ такими указаніями, но отъ нихъ и ожидать больше нечего. Такъ всегда выражается ожесточеніе въ невѣріи и упорное противленіе Богу и Его истинѣ. Надобно подумать и позаботиться о поколѣніяхъ послѣдующихъ. — Довольно было въ нашей литературѣ здравыхъ сужденій о вопросахъ гражданскихъ, много сообщено полезныхъ свѣдѣній изъ наукъ историческихъ и естественныхъ, но это не вознаграждаетъ нашего общества за то вредное вліяніе, какое имѣли на него ложныя мысли неустроенныхъ умовъ и страсти невоздѣланныхъ сердецъ. Крикливая молодость доселѣ нестройнымъ шумомъ заглушаетъ спокойные голоса зрѣлыхъ мужей — правдолюбцевъ; печатныя пренія доселѣ превращаются въ возмутительныя ссоры, наполненныя личными оскорбленіями; почтенныя имена подвергаются безнаказанному осмѣянію и униженію, и не разъ уже печатное слово покушалось распространять безнравственность и развращеніе, такъ что заботливые родители были вынуждаемы отводить своихъ дѣтей отъ этого мутнаго источника просвѣщенія. И здѣсь мало радости Царю, снисходительному и долготерпѣливому! Мы сами будемъ виновны въ томъ, если Онъ будетъ вынужденъ взять назадъ, или строго ограничить дарованную намъ свободу. Такъ мало мы понимаемъ, такъ мало цѣнимъ Его отеческія отношенія къ намъ! Кто долженъ упрочивать эту свободу за литературою? — Наше общество. Пусть оно само руководствуется чистымъ христіанскимъ ученіемъ, здравымъ смысломъ, строгимъ чувствомъ нравственнаго благоприличія; пусть оно съ негодованіемъ отворачивается отъ всякаго глумленія надъ предметами, достойными благоговѣнія и уваженія, отъ всего возмущающаго чистое сердце и совѣсть: тогда непризванные писатели будутъ писать другъ для друга и читать другъ друга; тогда они сами скроются съ литературнаго поприща. Мы сами поощряемъ ихъ своимъ вниманіемъ, потому всѣ должны сознаться въ винѣ передъ Царемъ нашимъ, отъ котораго такъ желали свободы слова и котораго не умѣли возблагодарить за нее надлежащимъ ея употребленіемъ.

Благочестивѣйшій Государь, — въ увѣренности, что каждый изъ насъ, больше чѣмъ чужіе люди, позаботится о собственной пользѣ и благосостояніи, — благоволилъ разрѣшить городскимъ обществамъ устроивать собственное управленіе изъ гражданъ, избираемыхъ обществами изъ среды ихъ самихъ. Вотъ, можно сказать, испытаніе нашей ревности къ общему благу, нашей нравственной способности жертвовать благу общества личною выгодою, собственнымъ покоемъ и всѣми пристрастіями, происходящими отъ связей, дружбы и родства! Оставляйте, граждане, старую привычку уклоняться отъ общественной службы подъ предлогомъ множества собственныхъ дѣлъ, искать службы легкой и неотвѣтственной, служить только по имени и для виду. Общественное злоупотребленіе почитайте оскорбленіемъ для цѣлаго общества, обиду согражданина — собственною обидою; изучайте законы и порядокъ управленія, переставайте жить чужимъ умомъ, дорожите правами, которыя даруются каждому изъ васъ, облекайте своимъ довѣріемъ людей достойныхъ. Если прежній порядокъ городскаго управленія найденъ неудовлетворительнымъ, если вамъ предоставляется устроить лучшій, если къ вамъ обращено вниманіе и довѣріе Царя: оправдайте это вниманіе и довѣріе. Кто самъ не заботится о себѣ, того и другіе находятъ недостойнымъ заботы и попеченія. Кто въ своемъ дѣлѣ не умѣетъ, или не хочетъ истребить безпорядка и злоупотребленій, того почитаютъ стоющимъ зла, которое отъ нихъ происходитъ. Искать своего счастія въ счастіи ближнихъ, находить свое благо въ благѣ общемъ, — это законъ общественной и христіанской жизни. Если въ этомъ маломъ опытѣ самоуправленія покажете себя достойнымъ довѣрія Царя, тогда съ надеждою благаго успѣха будетъ исполняемо и новое, великое преобразованіе, столь нужное для водворенія правосудія въ нашемъ отечествѣ, —   о т к р ы т о е   с у д о п р о и з в о д с т в о.

Будемъ молить Господа, чтобы Онъ продлилъ жизнь Благочестивѣйшаго Государя нашего до послѣднихъ предѣловъ жизни человѣческой, хранилъ Его здравіе, ниспосылалъ Свое благословеніе на Его благіе труды и начинанія, и умножалъ людей премудрыхъ въ нашемъ отечествѣ, премудрыхъ не только человѣческою, но и божественною, мудростію. Вѣра въ Бога, всѣмъ управляющаго, наблюденіе путей Его промышленія, благоговѣніе къ Его святому закону, внутренняя чистота помысловъ и намѣреній, чистая любовь ко всѣмъ, непрестанный трудъ во славу Божію и для блага ближнихъ, тщательное изученіе своего дѣла и обязанностей, подчиненіе временнаго блага благу вѣчному, скромное сознаніе своихъ недостатковъ, снисхожденіе къ человѣческимъ немощамъ, мѣра въ словѣ, твердость въ дѣлѣ, неподкупная честность и безкорыстіе, — вотъ черты истинной мудрости! Множество такихъ премудрыхъ людей устрояетъ спасеніе міра. Да предстоятъ такіе мужи престолу Царя, да станутъ на всѣхъ ступеняхъ общественнаго управленія, да предводительствуютъ народными общинами отъ столицъ до послѣднихъ селеній, да говорятъ громко въ слухъ Царя и народа твердое, правдивое слово! Ихъ руки будутъ надежны для устроенія блага общаго, они водворятъ правду и миръ въ нашемъ отечествѣ, и потомки наши назовутъ счастливымъ время царствованія Александра II-го. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Произнесена въ московскомъ большомъ Успенскомъ соборѣ, 19-го февраля 1863 года.
[2] Высочайшее посѣщеніе Сергіевой лавры. Твор. святыхъ Отцевъ, 1862 г. кн. 4.

Источникъ: Полное собраніе проповѣдей Высокопреосвященнѣйшаго Архіепископа Амвросія, бывшаго Харьковскаго, съ приложеніями. Томъ I. — Изданіе Совѣта Харьковскаго Епархіальнаго женскаго училища. — Харьковъ: Типографія Губернскаго Правленія, 1902. — С. 9-16.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0