Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 22 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Архіеп. Алексій (Ржаницынъ) († 1877 г.)
Слово во святый и Великій пятокъ, говоренное въ Заиконоспасскомъ монастырѣ, 21 апрѣля 1850 года.

Во своя пріиде, и свои Его не пріяша. Елицы же пріяша Его, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти (Іоан. 1, 12).

Столь печальное замѣчаніе благовѣстника Христова относится къ избранному народу Божію, къ сынамъ Израиля. Они, не узнавъ, — потому что не хотѣли узнать, — во Христѣ утѣху Израиля, чаяніе языковъ, свѣтъ истинный, необходимый для духовнаго просвѣщенія всякаго человѣка грядущаго къ міръ, не приняли Его. Сыны царствія не приняли пришедшаго къ нимъ первоначально, какъ Своимъ приснымъ, Сына Божія во плоти. И только ли не приняли? Обходившаго грады и веси ихъ, съ словомъ духа и живота, оскорбляли невѣріемъ и хулою; благодѣявшаго имъ Чудотворца преслѣдовали нагло клеветою; невиннаго отдали на судъ беззаконный; праведнаго нарекли не лучшимъ возмутителя, и Ему предпочли разбойника; Святаго умучили, и, безчеловѣчно пригвоздивъ ко кресту Господа славы (1 Кор. 2, 8), предали самой лютой и самой позорной смерти. — Зримъ нынѣ и образъ сего, предносимый взорамъ нашимъ: образъ Господа славы распятаго, плотски во гробѣ плащаницею обвитаго, душею же до ада нисшедшаго!

Но удержимся отъ всякаго негодованія, слыша кроткое слово Распятаго: Отче, отпусти имъ: не вѣдятъ бо, что творятъ (Лук. 23, 34)! Припомнимъ глаголы Его и проповѣдь Апостоловъ Его, о таинствѣ любви, какое совершилъ здѣсь Промыслъ Божій, заставивъ самое буйство человѣческое, безъ нарушенія свободы, служить высочайшей Своей премудрости, сокровенной прежде отъ вѣкъ и отъ родовъ (Кол. 1, 26), на конецъ же вѣковъ озарившей всю вселенную; помыслимъ о всемірномъ торжествѣ Креста, о побѣдоносной и спасительной силѣ смерти Распятаго: — и въ нашихъ сердцахъ возникнутъ чувствованія иныя, возвышенныя и благоплодныя. Такъ и благовѣстникъ Христовъ, указавъ на столь мрачное паденіе многихъ во Израили (Лук. 2, 34), какбы поспѣшилъ открыть завѣсу, за которою скрывается свѣтлая судьба тѣхъ, кому послужилъ Пришедшій на востаніе: елицы же пріяша Его, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти. Не для того ли это, чтобы благовѣстіемъ о свѣтлой судьбѣ пріявшихъ Господа всего болѣе привлечь наши сердца къ пренебесному сокровищу усыновленія, указаніемъ же на отпаденіе многихъ изъ сыновъ Царствія произвесть въ сердцахъ нашихъ страхъ и опасеніе лишиться сего сокровища?

Испытаемъ же теперь, какбы при самомъ источникѣ нашего усыновленія, вопросить самихъ себя: глубоко ли укореняемъ мы въ сердцахъ своихъ мысль о семъ сокровище, купленномъ для насъ столь дорогою цѣною, цѣною страдальческой смерти воплотившагося Сына Божія? Приходитъ ли намъ когда на сердце страхъ и опасеніе, что, быть можетъ и нынѣ, о многихъ сынахъ Царствія, уста Тайнозрителя готовы повторить сказанное о древнихъ сынахъ Царствія: во своя пріиде, и свои Его не пріяша?

А каждому изъ насъ должно быть извѣстно, что въ благодатномъ устроеніи нарекшій насъ сынами Божіими, Единородный Сынъ Божій, неотступно присущъ каждому изъ насъ, и, для совершеннаго усвоенія благодати усыновленія, ищетъ водвориться въ сердцахъ нашихъ, какъ свидѣтельствуетъ Самъ: се стою при дверехъ и толку: аще кто услышитъ гласъ Мой, и отверзетъ двери, вниду къ нему, и вечеряю съ нимъ, и той со Мною (Апок. 3, 20). Слѣдственно, и нынѣ, подобно тому какъ прежде, ожидается отъ всѣхъ достойное принятіе Сына Божія и даруемой отъ Него благодати усыновленія: елицы пріяша Его, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти. Слѣдственно, и намъ несправедливо было бы чуждаться строгаго самоиспытанія: принадлежимъ ли мы въ самомъ дѣлѣ, къ числу принимающихъ, какъ должно, Господа Спасителя.

Вотъ самъ Онъ, въ предсмертной бесѣдѣ съ учениками Своими, требовалъ, чтобы хотящіе достойно принять Его, стяжали крѣпкую вѣру въ Него и всецѣлую преданность Ему. Вѣруйте, говоритъ Онъ въ Бога, и въ Мя вѣруйте (Іоан. 14, 1): будите во Мнѣ, и Азъ въ васъ (Іоан. 15, 4).

Не поспѣшить бы намъ слуш., сказать о себѣ, что мы соотвѣтствуемъ сему требованію. Конечно, никто изъ насъ не соблазняется словомъ крестнымъ, но разумѣваетъ и хранитъ преданное отъ св. Апостоловъ ученіе. Мы единогласно исповѣдуемъ, что, для искупленія насъ отъ вѣчной смерти и для изведенія изъ рабства грѣховнаго, Единородный Сынъ Божій и Богъ истинный принялъ на Себя отвѣтственность за грѣхи наши предъ Правосудіемъ Небеснымъ. Для сего Онъ воплотился, смиривъ Себя претерпѣлъ, какъ человѣкъ безгрѣшный, всѣ прискорбія жизни на земли, растлѣнной грѣхами человѣческими. Подвергся страданіямъ, принесъ самого Себя въ жертву за насъ, послушливъ бывъ до смерти, смерти же крестныя. Потомъ, какъ Архіерей прошедый небеса, воспріялъ власть надъ всѣмъ, чтó есть на небеси и на земли, дабы всѣми силами неба и земли устроять приведеніе къ Отцу тѣхъ, которымъ въ самой смерти Его открылся источникъ усыновленія: тѣмже и спасти до конца можетъ приходящихъ чрезъ Него къ Богу, всегда живъ сый, во еже ходатайствовати о нихъ (Евр, 7, 23). Но если сіе исповѣданіе есть дѣло одной памяти, одного простаго знанія, то еще далеко отъ крѣпкой вѣры, и не болѣе, какъ только начатокъ вѣры, угодно Господу. Господь требуетъ вѣры глубокой, отъ всего сердца, той вѣры, которая, какъ рѣшительное направленіе души вѣрующей къ Нему, поставляетъ ее какбы лицемъ къ лицу предъ Господомъ распятымъ, — той вѣры, которая, возобладавъ всѣми силами души, ведетъ христіанина къ постоянной, непоколебимой, безусловной, всецѣлой преданности Ему.

Не будемъ же неосмотрительны или легкомысленны. Если бы дѣйствительно ощущали мы въ сердцѣ своемъ сладость имени Господа распятаго, и жаждали насыщенія души своей словомъ Евангельскимъ, въ которомъ изображена жизнь, ученіе, дѣла и божественная любовь нашего Спасителя; если бы возвышенныя и благоговѣйныя помышленія о Совершителѣ спасенія всегда были въ насъ живы и благоплодны — укрощая волны страстныхъ помышленій, изгоняя грѣховныя пожеланія, отверзая внутренній слухъ къ слышанію глаголовъ Господнихъ, раздающихся всюду, и въ самыхъ обстоятельствахъ жизни: въ такомъ случаѣ могли бы и мы, на ряду съ достойно принявшими Христа Господа, надѣяться, что Онъ благоволитъ вселитися вѣрою съ сердца наши (Ефес. 3, 17), (то есть, внести въ нихъ Свою благодать, Свой свѣтъ, силу и жизнь). А когда примѣчаемъ, что духовный хладъ мертвитъ въ сердцахъ нашихъ, по временамъ только, и, быть можетъ, рѣдко, рѣдко оживающія помышленія о Рапятомъ, — когда должны сознаться, что не имѣемъ довольно усердія, ни къ слышанію, ни къ чтенію слова Евангельскаго, и времени удѣляемъ на то менѣе, нежели на упражненіе, иногда суетное, въ словахъ и дѣлахъ человѣческихъ, — когда видимъ, что и въ храмѣ, гдѣ особенно надлежало бы благоговѣть предъ Распятымъ, при самыхъ молитвахъ, по какому-то странному чувству, многіе изъ насъ не хотятъ осѣнить себя крестнымъ знаменіемъ, и неблагоговѣйно замѣняютъ знаменательный крестъ какимъ-то небрежнымъ и неопредѣленнымъ движеніемъ руки, то не слѣдуетъ ли намъ, съ болѣзнію сердца, удвоить и утроить молитвенный ко Христу гласъ первыхъ учениковъ Его: Господи, приложи намъ вѣру (Лук. 17, 5)!?

Едва ли не въ тойже мѣрѣ скудость нашей вѣры представится испытующему взору и со стороны преданности нашей Господу? Довольно вспомнить слово Его, касающееся не однихъ первыхъ слушателей, но и всѣхъ насъ, слушатели-христіане: Не пецытеся душею вашею, что ясте, или что піете: ни тѣломъ вашимъ, во что облечетеся. Воззрите на птицы небесныя, яко не сѣютъ, ни жнутъ, ни собираютъ въ житницы, и Отецъ Небесный питаетъ ихъ: не вы ли паче лучши ихъ есте? И о одежди что печетеся? Смотрите кринъ сельныхъ, како растутъ: не труждаются, ни прядутъ... Аще сѣно сельное днесь сущее, и утрѣ въ пещь вметаемо, Богъ тако одѣваетъ: не много ли паче васъ, маловѣри (Матѳ. 6, 25-30)?

Подобнаго же обличенія въ маловѣріи не избѣжать намъ и въ другихъ отношеніяхъ. Дни нашей жизни не всегда бываютъ ясны. Что же? Когда находитъ на насъ облако искушенія: мы смущаемся, и малодушествуемъ, забываемъ Рекшаго: Миръ оставляю вамъ, миръ Мой даю вамъ. Да не смущается сердце ваше, ни устрашаетъ: вѣруйте въ Бога, и въ Мя вѣруйте (Іоан. 14, 1. 27). И власи главы вашея вси изочтени суть, не убойтеся убо (Лук. 12, 7)! Когда постигаютъ насъ бури житейскія, мы, вмѣсто того, чтобы свѣтлымъ лицемъ срѣтить спасительную руку Сѣдящаго одесную Бога Отца, и среди земныхъ лишеній и страданій благословлять имя Его, допускаемъ въ свою душу темное облако унынія, цѣну пріобщенія страданіямъ Христовымъ расточаемъ въ жалобахъ и въ исканіи утѣшеній земныхъ, часто суетныхъ, — почти всегда недостойныхъ христіанина. Колеблющіеся христіане въ обуреваніи скорбей, чтобы не оскорблять Христа Бога недостаткомъ преданности въ спасительную волю Его, умѣйте, по крайней мѣрѣ, подражать упоминаемому въ Евангеліи человѣку, который, принявъ отъ Іисуса Христа обличеніе въ маловѣріи, со слезами возопилъ къ Нему: вѣрую, Господи, помози моему невѣрію (Марк. 9, 24)!

Какъ для напечатлѣнія, такъ и для возращенія и оживленія вѣры въ сердцахъ нашихъ, Господь пріобрѣлъ Своими страданіями и даруетъ намъ благодать Духа Святаго. Живые потоки благодати для всѣхъ открыты въ Таинствахъ, наипаче же въ Таинствѣ Тѣла и Крови Христовой. Что же мы? — Съ жаждою ли стремимся къ отверзтымъ источникамъ благодати? Если мы дѣйствительно чувствуемъ сію святую жажду, то должны часто притекать къ онымъ. Но не такъ бываетъ со многими. Усвояемъ ли дышущую въ нихъ силу Духа Святаго, и воодушевляемся Духомъ Христовымъ? Не то показываетъ жизнь многихъ, далеко не духовная. Изощряемъ ли съ себѣ духовный вкусъ къ духовному услажденію духовною Вечерію, гдѣ преподается живоносное тѣло Христово и животворащая кровь Христова? Въ отвѣтъ на сіе поскорбимъ о тѣхъ, которые, вмѣсто участія въ божественной Вечери, предаются либо праздности, либо суетѣ, либо наслажденіямъ мірскимъ, мечтая въ суетѣ находить изящное и высокое. Отъ сего-то равнодушія къ Таинствамъ и маловнимательности къ оживотворенію себя струями благодати Христовой зависитъ и маломощность наша въ восхожденіи отъ вѣры въ вѣру (Рим. 1, 17), и косность въ нашемъ привитіи къ плодоносной Лозѣ — Христу (Іоан. 15, 1), равно какъ и недостатокъ любви и плодовъ духовныхъ въ жизни нашей. Споспѣшествующе убо молимъ, не вотще благодать Божію пріяти вамъ (2 Кор. 6, 1), смотряюще, да не кто лишится благодати Божія (Евр. 12, 15).

Жизнь христіанина, какъ выраженіе вѣры, тогда только бываетъ исполнена плодовъ духовныхъ и дѣлъ любви, когда онъ, хотя въ нѣкоторой степени, внутренно имѣетъ тó, чтó имѣлъ дерзновеніе открыто исповѣдать Апостолъ: живу не ктому азъ, но живетъ во мнѣ Христосъ, вѣрою живу Сына Божія, возлюбившаго мене и предавшаго Себе по мнѣ (Гал. 2, 20). Чему же быть въ нашей жизни, когда сердце наше далече отстоитъ отъ Христа (Марк. 7, 6), и не отверзается всею силою вѣры къ принятію Его, — когда мы не столько горняя мудрствуемъ, сколько земная (Кол. 3, 2), — когда менѣе стремимся къ почести вышняго званія (Флп. 3, 14), нежели къ стяжанію сокровищъ тлѣнныхъ и благъ временныхъ, малоцѣнныхъ, мнимыхъ, гибельныхъ?

По не говорить, а безмолвствовать, сокрушаться и плакать велитъ намъ воспоминаніе о томъ, что есть въ жизни нашей, — воспоминаніе, оживляемое размышленіемъ о Твоей, Христе Боже нашъ, крестной жизни и крестной смерти, о Твоихъ заповѣдяхъ и безмѣрной любви, ищущей усыновленія грѣшниковъ Отцу Твоему и Богу нашему!

Къ Тебѣ и мы грѣшные въ смиреніи припадаемъ, и Тебя умолять дерзаемъ, и не престаемъ: Отыми сердце каменное отъ плоти нашея, и даждь намъ сердце плотяно, и Духъ Твой даждь вь насъ, и сотвори, да въ заповѣдехъ Твоихъ пойдемъ (Іез. 36, 26)! Аминь.

Источникъ: [Архим. Алексій.] Слово во святый и Великій пятокъ, говоренное въ Заиконоспасскомъ монастырѣ, 21 апрѣля 1850 года. // Прибавленія къ изданію твореній Святыхъ Отцевъ, въ русскомъ переводѣ. — М.: Въ типографіи В. Готье, 1850. — Часть IX. — С. 366-374.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0