Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 19 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Архіеп. Алексій Дородницынъ († 1919 г.)
Слово предъ панихидой по П. А. Столыпинѣ.
Произнесено въ Казанскомъ Дворянскомъ Собраніи 8 сентября, 1911 года.

Больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положитъ за други своя (Іоан. 15, 13).

Не на радость, братіе, мы собрались здѣсь; не торжественные гимны мы воспоемъ; не слово радости и восторга вы услышите изъ устъ моихъ. Насъ собрала здѣсь смерть великаго русскаго человѣка, — смерть неожиданная, насильственная, смерть человѣка, всѣмъ намъ извѣстнаго, дорогого — Петра Аркадьевича Столыпина. Неожиданная смерть тѣмъ и дѣйствуетъ на насъ удручающе, тѣмъ и причиняетъ намъ глубокую скорбь, что при ней ясно до наглядности выступаетъ весь страшный контрастъ между жизнью и смертью. Еще такъ недавно предъ взорами всей Россіи раскрывалась широкая, могучая дѣятельность Петра Аркадьевича. Сколько благихъ намѣреній, сколько свѣтлыхъ предположеній на пользу Россіи предносилось его замѣчательному уму. А у насъ сколько соединялось свѣтлыхъ надеждь съ его личностью, съ его дѣятельностью! И смерть вдругъ все это оборвала. Рухнули всѣ благія намѣренія, разбились надежды, а самъ виновникъ ихъ, съ сердцемъ, пламенно любившимъ Россію, теперь лежитъ бездыханенъ. О чудесе! Что сіе, еже о насъ бысть таинство? Како предахомся тлѣнію? Како сопрягохомся смерти? Воистину Бога повелѣніемъ… (Церковная пѣснь при погребеніи).

Смерть каждаго человѣка, кто бы онъ ни былъ: богатый, или бѣдный, знатный, или простой, — поучительна, такъ какъ она является завершеніемъ того жизненнаго процесса, въ которомъ раскрываются духовныя силы человѣка, полученныя имъ отъ Бога. Стоя у оборваннаго конца жизненной цѣпи того или иного христіанина и взирая на пройденный имъ жизненный путь, мы можемъ видѣть, какъ онъ воспользовался талантами, данными ему Богомъ, какъ раскрылась его личность въ его практической дѣятельности, и изъ этого можемъ извлечъ для себя нравственный урокъ. Какъ же раскрылась личность усопшаго Петра Аркадьевича Столыпина въ его широкой, глубокой по замысламъ, общественно-государственной дѣятельности? Дѣятельность эта такъ разнообразна, такъ могуча, что охарактеризовать ее въ краткой рѣчи невозможно; она есть драгоцѣнное наслѣдіе исторіи рускаго народа и составитъ лучшія ея страницы.

Но въ этой дѣятельности есть одна сторона, гдѣ наше слово будетъ умѣстно и благовременно. Это — та, гдѣ усопшій выступаетъ какъ христіанинъ, какъ членъ св. Православной Церкви. И здѣсь онъ является замѣчательнымъ русскимъ человѣкомъ. Прежде всего это былъ человѣкъ глубоко вѣрующій въ Бога и беззавѣтно преданный Его святой волѣ. Въ началѣ каждаго своего начинанія онъ полагалъ волю Божію, испрашивая ее въ молитвахъ предъ любимымъ имъ образомъ «Нерукотворнаго Спаса» въ домикѣ Петра Великаго. Эта вѣра въ Божественный Промыслъ укрѣпляла его духъ, сообщала его дѣйствіямъ увѣренность, твердость, ясность. Онъ зналъ, что дѣлаетъ дѣло не только Царево, но и Божіе. Онъ смѣло смотрѣлъ въ глаза своимъ врагамъ, такъ какъ глубоко былъ убѣжденъ въ правотѣ своего дѣла и вѣрилъ, что надъ нимъ бдитъ Божественный Промыслъ. Если бы его постигло какое-либо зло, то въ утѣшеніе ему всегда оставалось, что на то была воля Божія. — Человѣкъ, занимающій подобное мнѣ положеніе, быть готовъ ко всему, — говорилъ онъ предупреждавшимъ его объ опасности. И эта готовность ко всему, готовность въ каждый моментъ предстать предъ лицемъ Божественнаго Правосудія никогда его не оставляла. Помню, когда я въ прошломъ году, приблизительно въ это время, прощался съ нимъ на пароходѣ, онъ обратился ко мнѣ съ такими словами: «благословите меня, Владыка, на счастливое путешествіе и помолитесь о мнѣ: я очень нуждаюсь въ этихъ молитвахъ». И какая то тихая грусть слышалась въ этихъ словахъ... — «Меня, какъ бы такъ хотѣлъ сказать Петръ Аркадьевичъ, какъ черныя тучи, окружаютъ враги, ищущіе моей души; но я всецѣло отдалъ себя въ волю Божію и всегда готовъ встрѣтить смерть. Укрѣпите меня въ этой готовности вашими молитвами». Глубокую религіозность усопшаго Петра Аркадьевича еще яснѣе показали послѣдніе дни его жизни, когда онъ въ огнѣ страшныхъ мукъ находилъ для себя утѣшеніе въ неоднократномъ причащеніи св. Тайнъ. Да, Петръ Аркадьевичъ Столыпинъ былъ не только замѣчательный общественно-политическій дѣятель, но и глубоко вѣрующій христіанинъ.

Съ вѣрой въ Бога онъ соединялъ въ себѣ чистый и свѣтлый нравственный образъ. Онъ чуть-ли не единственный на нашей памяти министръ, котораго не коснулась злая клевета, которая такъ любитъ бросать грязью въ общественныхъ дѣятелей. И въ этомъ отношеніи образъ усопшаго Петра Аркадьевича Столыпина остался безукоризненно чистымъ. Онъ могъ сказать вмѣстѣ съ праведнымъ Іовомъ: Чистъ я въ очахъ Твоихъ, Господи! (Іов. 11, 4).

Но то, что особенно дѣлаетъ память усопшаго Петра Аркадьевича священною для русскихъ людей, что возвышаетъ его на степень героя, мученика, — это его преданность Царю и безграничная любовь къ родной Россіи. Въ этомъ заключается весь трагизмъ его жизни. Въ немъ всегда боролись два теченія нравственныхъ чувствъ: съ одной стороны естественное чувство самосохраненія, любовь къ семьѣ, къ роднымъ, для которыхъ онъ, можетъ быть, хотѣлъ бы пожить жизнью мирнаго гражданина, — а съ другой: беззавѣтная преданность Царю, желаніе послужить ему вѣрой и правдой, любовь къ Россіи, любовь пламенная, готовая отдать самое жизнь, только бы хорошо жилось русскимъ людямъ, любовь, за которую, — онъ прекрасно это зналъ, — его ожидаетъ зависть, злоба, ненависть, готовыя поглотить его каждую минуту... И эти послѣднія чувства побѣдили первыя: семейныя радости, жизнь мирнаго гражданина, самую жизнь онъ принесъ въ жертву служенію Царю и Отчеству. — Скажите Государю, что я готовъ умереть за Него, — говорилъ Петръ Аркадьевичъ на смертномъ одрѣ. И онъ, дѣйствительно, положилъ за Царя и Россію свою жизнь.

Да, мы, рускіе люди, должны гордиться этой смертью, должны гордиться тѣмъ, что русскій народъ не оскудѣлъ еще мужами великаго духа, духа любви и преданности Царю и Родинѣ. Не перевелись еще на Руси Сусанины, и Петръ Аркадьевичъ Столыпинъ есть Сусанинъ XX вѣка; но онъ возвышеннѣе, мощнѣе, стихійнѣе, такъ сказать, Ивана Сусанина, и такимъ его сдѣлала глубокая вѣра въ Бога и преданность Его святой волѣ. — Братіе, воспитаемъ и мы въ сердцахъ своихъ эту преданность волѣ Божіей, и она научитъ насъ любить Россію и Царя такъ, какъ любилъ ихъ усопшій Петръ Аркадьевичъ Столыпинъ. Аминь.

Источникъ: Алексій, еп. Саратовскій. Полное собраніе сочиненій. Томъ 2: Слова и рѣчи. — Саратовъ, 1914. — С. 150-153.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0