Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

Слово пастыря
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Русскіе проповѣдники

Указатель
А | Б | В | Г | Д | Е
-
З | И | І | К | Л | М
-
Н | О | П | Р | С | Т
-
Ф | Х | Ш | Ѳ | N
Біографіи

Слова и поученія

Въ день Святой Пасхи
-
На праздники Господскіе
-
На праздники Богородицы
-
На праздники святыхъ
-
На Четыредесятницу
-
На дни Цвѣтной тріоди
-
На воскресные дни
-
На Новый годъ (1/14 янв.)
-
На царскіе дни
-
Въ дни рукоположеній
-
Въ дни поминовеній
-
Военныя проповѣди

Святѣйшій Сѵнодъ

Грамоты и посланія

Проповѣди прот. Г. Дьяченко

Годичный кругъ поученій

Проп. архим. Пантелеимона

На всѣ воскресные дни года

Соборъ 1917-1918 гг.

Дѣянія Собора 1917-1918 гг.
-
Новые мученики Россійскіе

Календарь на Вашемъ сайтѣ

Ссылка для установки

Православный календарь

Новости сайта



Сегодня - среда, 26 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

А

Еп. Алексій Новоселовъ († 1880 г.)
Слово въ день Вознесенія Господня.

Ангели вхожденіе Владыки зряще ужасахуся, како со славою взятся отъ земли на горняя.

Господь нашъ Іисусъ Христосъ, послѣ крестной смерти Своей воскресши въ третій день, въ продолженіи только сорока дней являлся возлюбленнымъ Своимъ ученикамъ и апостоламъ, говоря о царствіи Божіемъ (Дѣян. 1, 3). Въ послѣдній день отшествія Своего къ Богу Отцу, Онъ является имъ во Іерусалимѣ, беретъ ихъ съ Собою, проходитъ стогнами Христоубійственнаго города еще какъ Спаситель, желая собрать расточенныхъ Израильтянъ, пролившихъ кровь Его, какъ собираетъ кокошъ птенцевъ своихъ подъ крылья (Матѳ. 23, 37). Но исполненный кровей Іерусалимъ не разумѣваетъ времене посѣщенія своего (Лук. 19, 44), а потому, оставляя ожесточеннымъ невѣріемъ іудеямъ домъ ихъ пустъ (Матѳ. 23, 38), Христосъ съ апостолами и другими, бывшими съ Нимъ, выходитъ изъ Іерусалима вонъ до Виѳаніи, возводитъ ихъ на гору Елеонскую освященную многократнымъ пребываніемъ и моленіемъ Его; и мѣсто, гдѣ начались Его страданія тугою, равною смерти, дѣлаетъ мѣстомъ Своего прославленія, воздвигъ руцѣ Свои и благослови ихъ, говоритъ Евангелистъ Лука, и бысть, егда благословляше ихъ, отступи отъ нихъ, и возношашеся на небо (Лук. 24, 50-51). Этотъ восходъ на небо былъ такъ торжественъ, что за долго до сего событія достойные сего зрѣлища видѣли и слышали не земнымъ, конечно, слухомъ и зрѣніемъ, яко взыде Богъ въ воскликновеніи, Господь во гласѣ трубнѣ (Псал. 46, 6); не сокрыто было и для свидѣтелей вознесенія Господня, что ангелы вхожденіе Владыки зряще ужасахуся, како со славою взятся отъ земли на горняя. Безъ сомнѣнія ангелы, объятые ужасомъ, дивятся не вознесенію Самого Господа, — ибо Ему и надлежало быть тамъ, идѣже бѣ прежде (Іоан. 6, 62): — но изумѣваютъ предъ чудесами домостроительства Божія, исполняются веселія о вознесеніи Христа Спасителя, обожившаго естество наше и древле разстоящаяся соединившаго благодатію; дивятся тому, что человѣкъ вознесенъ превыше ихъ, сподобленъ дара Духа Святаго, небеснаго жилища и участія въ блаженствѣ Божіемъ. Вникнемъ въ это дневное ученіе св. Церкви, дабы по возможности постигнуть тайну спасительнаго для насъ вознесенія Господня, на которое съ такимъ ужасомъ и удивленіемъ смотрѣли горнія силы.

По ученію св. Церкви ангелы удивлялись при вознесеніи Христа Спасителя тому, что въ Немъ они видѣли явное соединеніе дольняго міра съ горнимъ, обоженіемъ нашего естества. Подлинно, это неизреченное человѣколюбіе достойно удивленія! Горній міръ, или тмы тѣмъ ангельскихъ силъ, окружающихъ престолъ Господа, сперва тѣсно соединенъ былъ съ дольнымъ твореніемъ и назначеніемъ. Господь, создавши прежде сродныя Божеской природѣ умныя силы, единственно по богатству благости Своей, показалъ опытъ высшей премудрости въ сочетаніи невидимаго съ природою видимою, чуждою божественнему естеству. Созидая человѣка, Творецъ изъ земли образовалъ тѣло, а отъ Себя вложилъ жизнь и такимъ образомъ, въ самомъ твореніи соединивъ дольнее съ горнимъ, поставилъ на землѣ иного ангела изъ разныхъ природъ, новаго пѣснословца Своего, занимавшаго средину между величіемъ и низостію, чтобы онъ, чрезъ постоянное стремленіе свое къ Богу, уподобляясь Создавшему его, достигалъ обоженія и переселялся въ міръ горній. Для сего въ человѣкѣ самымъ происхожденіемъ души его отъ Духа Божія вожженъ былъ духовногорящій огнь, естественно горѣ; идущій и горѣ влекущій то, въ чемъ обитаетъ. Этимъ стремленіемъ еще болѣе укрѣплялась связь двухъ міровъ — видимаго и духовнаго, соединяемыхъ при томъ одною стройною пѣснію хвалы Творцу своему. Денница, содѣлавшаяся за превозношеніе тмою, врагъ нашъ позавидовалъ, что въ перстномъ созданіи отражался небесный свѣтъ, имѣвшій возблистать еще болѣе по мѣрѣ сближенія его съ источнымъ свѣтомъ, и завистію діавола грѣхъ вошелъ въ міръ, а грѣхи ваши, говоритъ пророкъ Исаія, разлучаютъ между вами и между Богомъ (Ис. 59, 2). Такимъ образомъ между небомъ и землею стало грѣховное средостѣніе, и тѣсная связь между ними естественно расторглась, тѣмъ болѣе, что стремленіе Адамово, грѣхомъ его, превращено отъ горняго къ дольнему. По той мѣрѣ, какъ человѣкъ, глубже ниспадалъ ко дну адову, разстояніе двухъ міровъ болѣе и болѣе увеличивалось, такъ что земнородные, удостоивавшіеся иногда особенной Божіей милости, смотрѣли на явленія имъ изъ міра горняго, какъ на предвѣстіе своей гибели: погибли мы, говоритъ Маное женѣ, яко Бога видѣхомъ (Суд. 13, 22). Что же дѣлаетъ Богъ, не хотящій смерти грѣшника? Не желая своей твари погибели, которая при удаленіи отъ Него неотвратима, Богъ, по неизреченной благости Своей, Самъ соединяетъ съ Собою человѣка, не могшаго стремиться и достигнуть міра горняго. Для сего Онъ перетворяетъ дольній міръ, соединяя уже не искру Божества, а самое Божество съ человѣчествомъ. Посему Слово плоть бысть; Сынъ Божій благоволилъ стать и именоваться Сыномъ человѣческимъ, неизмѣняя того, чѣмъ былъ. «Для сего, говоритъ св. Григорій Богословъ, соединяется несоединяемое; не только — Богъ съ рожденіемъ во времени, неочертимое — съ мѣрою, но и рожденіе — съ дѣвствомъ, безчестіе — съ тѣмъ, что выше всякой чести, безстрастное — съ страданіемъ, безсмертное — съ тлѣннымъ. Такимъ образомъ одно изъ естествъ обожило, другое обожено и, осмѣлюсь сказать, стало одно съ Богомъ, и помазавшее содѣлалось человѣкомъ, а помазанное Богомъ»: исповѣдуемо велія есть благочестія тайна, говоритъ св. Апостолъ, Богъ явися во плоти (1 Тим. 3, 16). Обоживъ въ Себѣ наше естество Богочеловѣкъ путемъ страданій возводитъ его къ славѣ, чтобы и мы въ немъ прославились. Посему Сынъ Божій смирилъ Себя, бывъ послушливымъ даже до смерти и смерти крестной; убивъ крестомъ вражду, смертію Своею Онъ попралъ нашу смерть, разрушилъ адъ, плѣнилъ плѣнъ, содѣлавъ Себѣ спутниками на высоту небесъ патріарховъ и пророковъ; воскресеніемъ Своимъ Онъ положилъ начатокъ нашему воскресенію, прославленію и тѣснѣйшему соединенію съ Собою благодатію. Ибо до крестной смерти Спасителя Духъ Святый хотя дѣйствовалъ въ отцахъ, пророкахъ и ученикахъ Христовыхъ: но токъ благодати былъ незамѣтенъ, изливался не на всѣхъ, а иногда и останавливался; почему Евангелистъ Іоаннъ замѣчаетъ: Духъ Святый не у бѣ, яко Іисусъ не у бѣ прославленъ (Іоан. 7, 39), разумѣя, по изъясненію Златоуста, подъ славою крестъ. Когда же Сынъ человѣческій прославился, благодать, говоритъ одинъ вселенскій учитель, не дѣйствіемъ уже, какъ прежде, но существенно присутствуетъ и, какъ сказалъ бы иный, сопребываетъ, сожительствуетъ. Причина сего очевидна; благодать какъ даръ дается не врагамъ, не лицамъ, ненавистнымъ Богу, а какъ свидѣтельство примиренія дается друзьямъ Его. Посему какъ скоро мы, бывшіе врагами Богу, примирились съ Нимъ смертію Сына Его, и Онъ возшелъ на небеса, чтобъ предстать нынѣ за насъ лицу Божію и послать намъ по обѣтованію Духа Святаго, благодать Его видимо излилась сперва на апостоловъ, а потомъ изливалась, изливается и на всѣхъ вѣрующихъ въ Него, течетъ сильнѣе всякаго источника, неистощается, не останавливается. И если только мы прибѣгаемъ къ этому источнику воды, текущей въ животъ вѣчный, она обильно изливается на насъ, очищаетъ насъ отъ скверны, пособляетъ нашей немощи, разсѣеваетъ грѣховную тму, потопляетъ грѣхъ, освобождаетъ отъ рабства, измѣняетъ жизнь, поддерживаетъ вѣру, исполняетъ премудрости, даетъ свѣтлость душѣ, просвѣщая насъ дивно отъ горъ вѣчныхъ (Псал. 75, 5), возсіяваетъ свѣтъ праведнику и сопряженное съ нимъ веселіе и сугубо влечетъ насъ къ обѣтовавшему вся привлечь къ Себѣ, совоздыхая вмѣстѣ съ нами воздыханіями неизглаголанными о небесномъ жилищѣ (Рим. 8, 26). Но если мы сами преграждаемъ себѣ токъ благодати, мудрствуя земная, а не горняя: то и теперь для насъ Духъ Святый не у бѣ; потому что при раствореніи только достоинства возможно общеніе Бога съ человѣками. Доколѣ горній міръ пребываетъ въ достоинствѣ высоты, а человѣкъ — низости, дотолѣ обоженіе наше не возможно, благодать не соединима и посреди великая и не проходимая пропасть, отдѣляющая насъ отъ неба, при всемъ человѣколюбіи къ намъ Господа, Который для того и обожилъ въ Себѣ наше естество, чтобы насъ содѣлать богами, для того и послалъ намъ Утѣшителя, дабы чрезъ Него привлечь насъ къ Себѣ на небо.

Наше отечество на небесахъ (Флп. 3, 20), говоритъ св. Апостолъ, куда восшелъ и предтеча о насъ Іисусъ (Евр. 6, 20). Этотъ восходъ Господа и Спасителя былъ дотолѣ безпримѣренъ. Правда и Энохъ, угодившій Богу, переселенъ былъ такъ, что не видѣлъ смерти и не стало его; но онъ только переселенъ былъ, то есть, по достиженіи внутренняго человѣка его въ предопредѣленную мѣру благодатнаго возвраста, смертное поглощено было жизнію. Восхищенъ былъ и великій Илія (Быт. 5, 24; 2 Кор. 5, 4; 4 Цар. 2, 11), впрочемъ не на небо, но яко на небо, и при томъ, по ученію Церкви, восходъ его только прообразовалъ собою вознесеніе Владыки, Который съ обоженною и прославленною плотію восшелъ въ самое небо (Евр. 9, 24), даже во внутреннѣйшія завѣсы (Евр. 6, 19). Поелику такой восходъ на небо былъ безпримѣренъ и единственъ, то и надлежало произойти при немъ необычайному движенію ангельскихъ силъ, изъ коихъ одни предшествовали Владыкѣ Христу, возсылали Ему хвалы, повелѣвали горнимъ силамъ отверзать для входа Его врата вѣчныя, другія ужасались, свыше вопрошали: кто сей есть Царь славы, отчего красны одежды плоти Его? И желали знать, чтó значитъ это дивное восшествіе! Да скажется нынѣ, говоритъ св. Апостолъ, чрезъ Церковь начальствамъ и властямъ на небесахъ многоразличная премудрость Божія (Ефес. 3, 10), явленная въ тайнѣ вознесенія Христова. Какъ же объясняетъ эту тайну св. Церковь? Господь крѣпокъ и силенъ, отвѣчаетъ она, какъ во всемъ, чтó всегда творилъ и творитъ, такъ въ нынѣшней брани и побѣдѣ за человѣчество. Хотя у возносящагося на небо червленны ризы, какъ у винодѣлателя, истоптавшаго полное точило, но это лѣпота одежды тѣла, украшеннаго страданіями и просвѣтленнаго Божествомъ, а Самъ Онъ — добрый пастырь, положившій душу за овецъ; Онъ обрѣлъ заблудшаго, потерявшаго блаженство не земное только, но и небесное; обрѣтеннаго воспринялъ на тѣже рамена, на которыхъ понесъ крестное древо, воспринятаго опять нынѣ привелъ къ горнѣй жизни; приведеннаго сопричислилъ къ пребывающимъ въ чинѣ Своемъ, и не только возвратилъ ему потерянное блаженство, но воспріявъ нашъ начатокъ возвелъ оный на небеса и, сѣдши одесную величія на высотѣ превыше всякаго начальства, и власти, и силы, и господства, и всякаго имени, именуемаго не только въ вѣкѣ семъ, но и въ будущемъ, спосадилъ и насъ у Отца (Ефес. 1, 20-21). О глубина богатства, премудрости и разума, прибавимъ, и благости Божіей (Рим. 11, 33)! Теперь понятно, что ангелы удивляются нынѣ тому, что человѣка видятъ превыше себя; потому велятъ отверзаться вратамъ вѣчнымъ, что они не были еще отверсты для естества человѣческаго, и никто изъ человѣковъ никогда не проходилъ оными. Нынѣ же преславнымъ вознесеніемъ Господа положено основаніе и нашему восшествію. Ибо когда Христосъ Богъ и человѣкъ, вознесшійся отсюда на небо, опять придетъ къ ожидающимъ Его свѣтоноснѣе прежняго и — тлѣнное наше востанетъ въ нетлѣніе, немощное — въ силѣ, изъ тѣла перстнаго возникнетъ тѣло духовное (1 Кор. 15, 42-44), а смерть поглощена будетъ побѣдою: тогда воскресшіе и оставшіеся въ живыхъ, измѣнившись въ мгновеніе ока, восхищены будутъ на облакахъ въ срѣтеніе Господне на воздухъ. Тогда Богъ станетъ въ сонмѣ боговъ и царей, чтобы разсудить, кто какого достоинъ блаженства; тогда праведные вступятъ въ единеніе съ Божествомъ, узрятъ Его лицемъ къ лицу, просвѣтятся свѣтомъ тамошней свѣтлости, какъ солнце въ царствіи Его (Матѳ. 13, 43) и будутъ наслѣдниками Богу, подобными Ему и сонаслѣдниками Христу, Который побѣждающихъ спасетъ въ небесное царствіе Свое, дастъ сѣсть съ Собою на престолѣ Своемъ; и они не взалчутъ, не вжаждутъ, не падетъ на нихъ ни солнце, ни зной, и отретъ Богъ всякую слезу съ очей ихъ (Апок. 3, 21; 7, 16; 21, 4). Если же наше отечество на небесахъ, говоритъ св. Апостолъ, а въ настоящей жизни мы только странники и пришельцы, странники же не приковываютъ сердца своего и къ самымъ дорогимъ на пути встрѣчающимся предметамъ: то и намъ слѣдуетъ оставить землѣ земное, уступить перстное персти, и возвести къ горнему очи и мысли. Возведемъ же взоры чувства къ вратамъ небеснымъ, и отъ темной, коловратной земли переселимся сердцемъ къ свѣтлому и неподвижному небу, откуда ждемъ и Спасителя нашего Господа Іисуса Христа, Который по мѣрѣ плѣненія нашего разума въ послушаніе вѣры и заимствованія отъ нея свѣта истины, и силы стоять въ ней, содѣлается нашею жизнію, преобразитъ тѣло смиренія нашего по образу прославленной плоти Своей и дастъ намъ общеніе съ Собою, со Отцемъ и Святымъ Духомъ, Которому слава, честь и держава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Слова Преосвященнаго Епископа Алексія, сказанныя въ Томскѣ и Екатеринославѣ. Книга 1. — М.: Въ Синодальной типографіи, 1872. — С. 139-146.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0